Страсти по-французски. Как Netflix показал фильм о взрослении девочек и угодил в педофильский скандал

Фото: IMDB

Картина о "детских" танцах стала причиной скандала из-за афиши и трейлера с подростками в эротических позах. Действительно ли "Милашек" можно обвинить в сексуализации детей, разбирался Фокус.

Премьера фильма "Милашки" состоялась во Франции в августе. Там картину благожелательно восприняли публика и критики, на Rotten Tomatoes она набрала 82%. Ленту с триумфом показали на штатовском конкурсе независимого кино Sundance, где автор картины Маймуна Дукур получила приз «За лучшую режиссуру». После этого права на драмеди приобрела Netflix, устроив в сентябре мировую премьеру: фильм демонстрировался в 100 странах, но тут разгорелся скандал. 

Извинения за постер

Начался он с постера и трейлера картины, за которые компанию обвинили в сексуализации детей и педофилии. Одна из пользователей «Твиттера» яростно написала: «Постер демонстрирует всё, что нужно знать о фильме. Ни один ребенок не должен быть изображен так». Другая дополнила: «Сексуализации детей в медиа становится всё больше. В этот раз 11-летние девочки «открывают для себя свою женственность». Взгляните на постер. Это гнусно. Дайте детям быть детьми».

Мой фильм — социальный комментарий, направленный против гиперсексуализации детей

режиссёр «Милашек»
Маймуна Дукур

Было составлено несколько гневных петиций, для того чтобы фильм изъять из каталога. Одна из них набрала 435 тыс. подписей. К осуждению картины подключились власти США. «В фильме фетишизируют и сексуализируют девочек-подростков, поскольку они исполняют танцы, имитирующие сексуальное поведение, а также появляются практически обнажёнными», — написал сенатор Тед Круз в письме генеральному прокурору Штатов. По его мнению, «Милашки» пропагандируют педофилию: «Эти сцены сами по себе вредны. Вероятно, во время съёмок было создано ещё больше откровенных и оскорбительных сцен. В будущем педофилы по всему миру будут манипулировать этим фильмом в оскорбительных целях».

Заполыхал не только Запад, но и Восток. Группа турецких медиа потребовала убрать фильм с Netflix в Турции, считая, что он содержит элементы эксплуатации детей и пропагандирует неправильные модели поведения. Некоторые пользователи «Твиттера» также обратили внимание на то, что постер, представленный на Sundance, был совсем не таким откровенным, каким его выпустила Netflix, где девочки были в эротических позах.

Стримингу пришлось отвечать. «Приносим извинения за неподходящее изображение, рекламирующее «Милашек». Это не было нормальным. Мы обновили постер и описание», — сказано в заявлении Netflix. В описании речь идёт о том, что фильм посвящён проблемам детей, растущих в двух культурах: «Одиннадцатилетняя Эми начинает бунтовать против традиций своей консервативной семьи, когда её очаровывает свободолюбивая танцевальная команда».

В адрес 35-летнего режиссёра, темнокожей француженки сенегальского происхождения Маймуны Дукур, продолжают поступать угрозы расправы. Хотя есть и те, кто встал на её защиту: режиссёра поддержали многие коллеги, в частности голливудская актриса Тесса Томпсон, сыгравшая Валькирию в супергеройском боевике «Тор: Рагнарёк».

Сложилась парадоксальная ситуация: «Милашки» попали в топ-5 по просмотрам в США, но после выхода картины количество отписок от Netflix увеличилось в восемь раз по сравнению со средними показателями. По подсчётам аналитиков, после появления в «Твиттере» хэштега #CancelNetflix компания потеряла $9 млрд своей рыночной стоимости. При этом мировая критика продолжает положительно оценивать скандальную картину: оценка на Rotten Tomatoes выросла до 86%. 

Синоним популярности

В ленте речь идёт об 11-летней большеглазой девочке Ами, которая переехала из Сенегала в Париж с мамой и маленьким братом. Они живут в небогатом доме, напоминающем общежитие. Мать и дочь убирают в отеле. Отец Ами пока не перебрался во Францию, живёт в Сенегале — африканской стране, исповедующей ислам, которая когда-то была французской колонией.

Ами пытается социализироваться в школе. Она увидела, что лидеры класса — это четыре девочки, принимающие на переменках разные эротические позы. Однажды за это к директору их отвела учительница, выглядящая, кстати, по-мужски: брючный костюм, короткая стрижка. «А как же свобода самовыражения?» — нахально кричат девчонки ей по дороге к директору.

Оказывается, их квартет, танцевальная группа «Милашки», занимается тверком — танцем с откровенными движениями ягодиц и бёдер, имитирующими секс. Тверкинг пришёл из Нового Орлеана и за последние пять лет стал как популярным, так и скандальным во многих странах мира. «Милашки» стремятся победить в конкурсе по тверку.

Ами с завистью наблюдает за репетициями. Заводила группы — слегка косящая девочка в очках Анжелика. Оказалось, что Ами живёт с ней в одном доме. Однажды Анжелика украла у соседского парня одежду, и Ами спрятала школьницу у себя в квартире. Так девочки подружились. Видя лёгкость ворованной добычи, Ами крадёт мобильный телефон у парня-земляка из Сенегала.  

Среди малолетних француженок основные темы разговоров — секс и мальчики. В их жизни пока нет интима, но это главное, чем, помимо танцев, забиты их головы. С одной стороны, у Ами — мусульманский мир сенегальской общины: молитвы и запреты. С другой — западный мир, нарядный и, как ей кажется, весёлый, наполненный двусмысленными романтическими намёками. Ами решает, что успеха в нём можно добиться при помощи телефона, соцсетей и сексуализации. Чем больше откровенных поз она снимет (своих и «Милашек»), тем больше фонтанчиков лайков. Девочка делает вывод: сексуализация — синоним популярности. 

Но тут хозяин телефона случайно обнаруживает свой мобильник в руках Ами. Девочка, чтобы не утратить этот проводник в мир успеха, пытается: 1. Тут же отдаться парню за мобильник, но тот не понял намёка. 2. Запирается в ванной и снимает интимное видео, чтобы напоследок «хайпануть».

«Мы не шлюхи. Ты зашла слишком далеко», — заявляет ей на следующий день Анжелика, исключая её из группы. «Разве выиграть — не главное?» — плачет Ами.  

Свадьба и конкурс 

Параллельно девочка живет жизнью мусульманской общины. Папа Ами женится во второй раз. Мусульманство не запрещает многоженство, лишь бы у главы семьи хватало денег. Но его дочь уже живёт в европейской, западной, системе координат. Ей эта женитьба кажется дикой, тем более что она видит, как из-за этого плачет её мать. Ами начинает ненавидеть отца.

Все эти противоречия достигают пика в день его свадьбы в Париже. Ами, переодевшись в танцевальный наряд, сбегает с неё на конкурс по тверку, скинув в реку девочку, которая заменила её в группе. Вместе с «Милашками» Ами выплясывает на сцене, видя среди публики неоднозначную реакцию: французам нравится, а матери-эмигрантки закрывают глаза своим детям.

Неожиданно в душе у Ами начинает звучать народная песня в исполнении её мамы. Девочке становится стыдно, она сбегает со сцены и возвращается на свадьбу. Там её защищает от наскоков строгой тётушки мама, они обнимаются, и мать разрешает ей не идти к гостям. Ами переодевается в обычную одежду, выходит на улицу, где две девочки в ярких сенегальских нарядах прыгают через скакалку. Она начинает прыгать вместе с ними, поднимаясь всё выше и выше над Парижем. Её лицо светится счастьем, и мы понимаем, что она — всего лишь ребёнок, которому просто нужны забота и любовь.

Режиссёр Маймуна Дукур, выросшая в сенегальской семье во Франции, рассказывает, о чём фильм: «Эта картина о том, что девочки могут ошибочно считать, что чем больше они сексуализируются, тем успешнее. Мой фильм — социальный комментарий, направленный против гиперсексуализации детей. Это история о давлении на них окружения и соцсетей».

Но чтобы согласиться с этим, нужно досмотреть ленту до конца. Отметим в ней ещё два момента. Дукур изобразила в фильме пропасть между креативным, но «растленным» Западом и «целомудренным», но излишне консервативным Востоком. Выход, вероятно, кроется где-то между этими двумя крайностями. И второй момент — то, что негативное положение, в котором оказалась Ами, спровоцировано отсутствием рядом отца, который мог бы уберечь её от слепого копирования западных моделей поведения, стремясь к успеху любой ценой.