Часы кризисного дня. К чему приведет падение цен на нефть и металл

2019-06-19 12:15:06

544 0
Часы кризисного дня. К чему приведет падение цен на нефть и металл

Фото: Getty Images

Фокус продолжает подсчитывать, сколько времени осталось до начала кризиса в мире и Украине. В прошлый раз от "точки ноль" нас отделяли пять минут. Что изменится в июне?

Прошлый кризисомер порадовал нас своим бездействием. В том смысле, что отсутствие новостей — сейчас самая лучшая новость. В первую очередь это касается мировых финансовых и сырьевых рынков, где крайне мало предпосылок для пусть и умеренного, но оптимизма и достаточно много скрытых и явных признаков будущего охлаждения мировой экономики. В такой ситуации лучший результат для нас — сохранение достигнутого status quo, что само по себе — хорошая предпосылка для обеспечения макроэкономической стабильности в период выплаты основной части внешнего долга. Умеренно дешёвый доллар, нынешние цены на металл и зерно с люфтом роста 10–15% — вот и всё, что нам нужно.

Тормозим понемногу

Представители Всемирного банка существенно откорректировали прогноз роста мировой экономики: по их оценкам, глобальный мир будет "прирастать" в этом году дополнительным валовым продуктом лишь на 2,6%. Прежний прогноз — 2,9% — понизили сразу на 0,3%, что много. Мировая экономика окончательно выпала из тренда развития 3%+, что означает: карма замедления коснётся всех — и развитых стран, и развивающихся, в том числе таких "китов", как Китай.

Более того, в следующем году, вероятнее всего, будет нарушена экономическая аномалия, когда экономика США по темпам роста развивается сопоставимо с мировой или даже быстрее: в 2020 году ВВП США увеличится лишь на 1,7% вместо нынешних 2,5%.

Американский индекс роста важен для нас в контексте понимания динамики мировых цен на сырьё, в том числе энергоресурсы. Нефть может подешеветь — это хорошо. Металл тоже — это плохо. Кроме того, Всемирный банк снизил прогноз по ключевой для нас экономике — рынку ЕС, куда уходит $20 млрд украинского экспорта. Рост в еврозоне в 2019–2020 гг. ожидается на уровне 1,4%. Следовательно, темпы роста нашего экспорта в европейском направлении замедлятся. Это уже начало происходить: в первые три месяца текущего года экспорт в Украине увеличивался на 7,8–9,1%, в то время как годом ранее он изменялся в диапазоне от +12 до +23,5%.

Цены на нефть в 2019–2020 гг. упадут в среднем на 5%. Это может привести к аналогичному снижению цен на металл. Развивающиеся страны в целом не смогут кумулятивно развиваться более чем на 4% в год — и это самый низкий уровень за прошедшую пятилетку.

Украина также рискует опуститься на минимум темпов роста, сопоставимых с 2016 годом: прирост ВВП в І квартале текущего года составил 2,2% против 3,3% за аналогичный период 2018-го. Существенная коррекция. Обращает на себя внимание разрыв между промышленной и потребительской инфляцией: в то время как ИПЦ вырос на 0,7% в мае, индекс промышленных цен сократился на -1,5%, причём темпы падения в полтора раза превысили апрель (тогда данный индикатор составил -1%). Происходит довольно опасный ценовой разрыв: условно высокая потребительская инфляция и одновременно дефляция промышленных цен.

Объясняется это тем, что розничная торговля стала главным драйвером роста нашего ВВП (+7,9%), в то время как промышленное производство медленно стагнирует. Цены на потребительские товары растут, а на промышленные падают, то есть внутренняя макроэкономическая стабильность шаткая.

По этой причине широта монетарного манёвра Национального банка по снижению учётной ставки и кредитному стимулированию экономики ограничена. В то же время внешняя среда посылает однозначные сигналы об опасной ценовой динамике на базовые товары нашего экспорта. В дополнение ко всему большая часть прироста экспорта "съедена" весенним укреплением национальной валюты.

Затишье перед бурей

На внешних рынках тоже не всё благополучно: в мае основные фондовые площадки потеряли до $5 трлн, а ценовой шок на рынке нефти, вызванный усилением глобального экономического протекционизма и торговыми войнами между США и Китаем, достиг уже 20%.

Экономисты Bloomberg Дэн Хансон и Том Орлик оценили потерю мирового ВВП из-за противостояния Пекина и Вашингтона в $600 млрд в год. Но точка невозврата пройдена: даже если завтра подпишут новую торговую сделку, замедление экономики Китая и США составит 0,2%–0,5% в течение ближайших двух лет.

В целом падение мировых фондовых рынков в мае этого года составило около 10% — и это худший результат за последние девять лет в данном временном диапазоне. Для иллюстрации: американский фондовый индекс S&P 500 просел на почти 7%, а европейский индекс 50 крупнейших компаний еврозоны — на 6,5%. Стратегические аналитики Morgan Stanley обращают внимание, что ожидания быстрого роста в Китае — больше желаемый, чем действительный факт ближайшего будущего: индекс деловой активности в этой стране ушёл ниже отметки в 50 пунктов, что говорит об угрозе рецессии. В это же состояние скатывается и Бразилия, входящая в группу БРИКС.

Корзина валют развивающихся стран испытывает существенное давление со стороны доллара.

Nomura Securities Co и вовсе запустила в тираж базовый и пессимистический сценарии, согласно которым ключевой фондовый индекс США S&P 500 может обвалиться на 40%, что само по себе сопоставимо с событиями, которые предшествовали мировому финансовому кризису 2008 года.

В этом контексте курсовое затишье в Украине и общий благостный настрой до деталей напоминают ситуацию, сложившуюся летом 2008-го, когда гривня в преддверии кризиса также усиленно укреплялась на межбанковском валютном рынке, в основном за счёт "захода" на рынок государственных ценных бумах (ОВГЗ) спекулятивных "горячих" инвестиций на несколько месяцев. Чем это тогда закончилось, хорошо известно.

Тем не менее наша стрелка часов пока останется без движения. Почему? Основная причина — высокий уровень резистентности к внутренним политическим кризисам и спокойное течение нынешнего политического цикла. Когда рука на пульсе событий, аритмию можно определить вовремя. Наша стабильность пока недорого стоит для стратегических союзников, и это вселяет надежду.

Loading...