Деньги на старость. Из чьих карманов их вынут, и какое будущее ждет украинских пенсионеров

Многих украинцев, в возрасте от 30 до 50 лет периодически терзают смутные сомнения: а будут ли им на старости платить пенсии из общего котла солидарной системы, которую сейчас представляет государственный пенсионный фонд.

С одной стороны, согласно Конституции, Украина является социальным государством, но о наш основной закон уже столько раз вытирали "кирзовый сапог здравого смысла", что данная аллюзия уже не работает.

Подтверждение чему – недавнее выступление премьер-министра Шмыгаля, который заявил (причем, на онлайн-конференции со студентами, то есть, с будущими донорами солидарной пенсионной системы), что через 15 лет пенсии в нашей стране станут почти "краснокнижным" явлением.

Прямая речь премьера: "Европа и Украина, как ее часть, себя не воссоздает, нация стареет. Это проблема человеческого капитала…. Это (планируемое отношение пенсионеров к трудоспособному населению в пропорции 2:1 – Авт.) означает, что придется налоги вдвое увеличить, чтобы компании могли содержать пенсионеров на сегодняшнем уровне. А если мы хотим больше, то нужно еще больше налоги увеличить…. Конечно, увеличение вдвое или еще больше невозможно. Мы не сможем платить пенсии будущим пенсионерам через лет 15. Это обычная математика и экономическая демография".

Но "обычная математика" премьера явно не учитывает положения 46 -й статьи нашей Конституции, согласно которой:

"Граждане имеют право на социальную защиту, включающее право на обеспечение их в случае полной, частичной или временной потери трудоспособности, потери кормильца, безработицы по независящим от них обстоятельствам, а также в старости и в других случаях, предусмотренных законом. 

Это право гарантируется общеобязательным государственным социальным страхованием за счет страховых взносов граждан, предприятий, учреждений и организаций, а также бюджетных и других источников социального обеспечения; созданием сети государственных, коммунальных, частных учреждений для ухода за нетрудоспособными. 

Пенсии, другие виды социальных выплат и пособий, являющиеся основным источником существования, должны обеспечивать уровень жизни не ниже прожиточного минимума, установленного законом".

Таким образом, заявление премьера – явно от лукавого, ведь в случае, если солидарная пенсионная система не сможет выполнять свои обязательства, это должно будет сделать государство напрямую с использованием средств государственного бюджета. Как, впрочем, оно это делает и сейчас, дотируя ПФУ на 170-180 млрд. грн. ежегодно.

И, кстати, раз уж мы вспомнили Конституцию, наша власть очень фривольно восприняла тезис о том, что базовые социальные стандарты, в том числе и пенсия, должны быть не ниже прожиточного минимума, установленного законом.

Естественно, Основной Закон, не мог установить численное значение прожиточного минимума. Но это и не значит, что ежегодные законы о бюджете, могут его искусственно уменьшать.

Но вернемся к "шмыганомике" и "шмыгастатистике". Все глупости, совершаемые властью в Украине у нас принято оправдывать "Европой" и "лучшей зарубежной практикой".

С ЕС и начнем. По данным Евростата, население Евросоюза будет увеличиваться вплоть до 2040-го года и достигнет 526 млн. человек с нынешних 501 млн. (на 01.01.2020). Затем начнется снижение: к 2060-му году – 517 млн.

Что касается людей пенсионного возраста (старше 65 лет), то их численность в Европе вырастет до 30% от общего числа с 17% по состоянию на 2010-й год. К 2060-му (то есть через 40 лет), на одного человека старше 65 лет (пенсионера) придется 2 человека с возрастом в диапазоне 15-64 года (экономически активное или трудоспособное население). В 2010-м данный индикатор находился на уровне 1:4.

Таким образом, Европа, хоть и стареет, но пока решает свои проблемы за счет импорта трудовых ресурсов из таких стран как Украина, а также из северной Африки и Ближнего Востока. И соотношение трудоспособного населения к пенсионному, с учетом роста технологичности производства, не является для ЕС проблемой. Скорее наоборот, проблемой будет социализация вновь рождающихся европейцев.

Недаром, Джереми Рифкин, американский экономист и социолог в своей книге "Конец работы: Закат глобальной рабочей силы и рассвет послерыночной эры" предрекает "золотому миллиларду" 21-часовую рабочую неделю. В то время как в Украине наши чудо-экономисты предлагают сделать ее ненормированной, но без выдачи наемным работникам бесплатного молока "за вредность".

Но даже в условиях демографического кризиса, ситуация у нас не настолько критичная, как ее видит Шмыгаль.

Динамика численности населения старше 60 лет в Украине достаточно ровная: с 2015-го года она балансирует в пределах 9,33-9,98 млн. человек. Ежегодный прирост данной возрастной группы варьируется в пределах 130-150 тыс. человек.

Даже с учетом тенденции по увеличению средней продолжительности жизни, в ближайшие 15 лет, прирост указанной выше возрастной группы не превысит 500 тыс. человек в год (максимум).

Следовательно, с учетом пологого увеличения численности, общий прирост в группе к 2035-му году составит ориентировочно от 2 до 3 млн. человек (в лучшем случае).

Что касается трудовых ресурсов (трудоспособного населения), то оно в последнее время в Украине не сокращается и даже немного возрастает (на 80-100 тыс. чел. в год). Показатель отношения численности пенсионеров (11,2 млн.) к трудоспособному населению на данный момент составляет 63%.

Что касается плательщиков ЕСВ, то их в Украине на данный момент более 13 млн., то есть отношение пенсионеров к данному показателю – 85%. Примерно 4-4,3 млн. украинцев из числа трудоспособного населения, единый социальный взнос в пенсионный фонд не платят.

То есть, через 15 лет, Украина, даже в состоянии "постшмыганомики", ни при каких обстоятельства не окажется в ситуации, когда на примерно 14 млн. пенсионеров у нас вдруг окажется 7 млн. трудоспособных лиц, которых сейчас 17,4 млн. Минус 10 млн. человек – наше правительство талантливо, но не настолько.

Что касается накопительной пенсионной системы, то это как английский газон, все что нужно для ее эффективной работы – это тридцать лет "стричь и поливать". То есть, вкладывать в надежные активы и накапливать примерно 30-40 лет, чтобы система она смогла сформировать более менее достойную доплату к обычной, солидарной пенсии.

В любой стране, солидарная государственная система (первый уровень) – это кусок хлеба, который государство обязано предоставить пенсионеру в размере не ниже прожиточного минимума. Обязательная накопительная пенсионная система (второй уровень) – это условный слой масла на этот хлеб и его толщина зависит как от срока накопления, так и от ставки обязательного взноса.

Есть и третий уровень – добровольное накопительное пенсионное страхование. Это уже кусок колбасы на пенсионный бутерброд, качество которой целиком и полностью зависит от активности и возможностей каждого в отдельности

Не пытаясь надеяться на государство, часть украинцев уже сейчас пытается самостоятельно накапливать на пенсию: кто в виде валютной наличности и депозитов в банках, кто с помощью открытия малого бизнеса, кто инвестируя в источники пассивного дохода, например – в жилую недвижимость, сдаваемую в аренду.

В свое время, американский экономист Милтон Фридман выдвинул теорию "перманентного дохода", согласно которой, индивид планирует свои сбережения исходя не из сегодняшних, а будущих поступлений. Для каждого украинца, перманентный доход маячит в виде нищенской государственной пенсии.

Еще один американский экономист итальянского происхождения, Франко Модильяни, выдвинул гипотезу о неравномерном накоплении и жизненный циклах, когда молодые накапливают, а старики – тратят. Принцип "молодость накапливает – старость тратит" и лежит в основе всех пенсионных накопительных моделей.

Какой она будет в Украине?

В схеме введения пенсионной накопительной системы второго уровня, которая сейчас является "рабочей", накопительный фонд обеспечивает прием взносов и выплату накопленных пенсий.

Административный офис – проводит учет и аудит операций, контролирует движение средств в системе. Персонифицированный учет участников пенсионной модели второго уровня осуществляет ПФУ, который обладает уникальной информационной базой данных.

Компании по управлению активами (КУА) – осуществляют непосредственное инвестирование средств вкладчиков в различные инструменты накопления, согласно утвержденной учетной политики. Банки-хранители – отвечают за сохранность активов КУА, рассчитывают размер чистых активов и единицу пенсионных взносов.

Самая "вкусная" роль в этой схеме – у совета центрального накопительного фонда, который выбирает частные КУА и банки-хранители, допущенные к операциям с пенсионными активами, утверждает направления инвестирования пенсионных средств, анализирует деятельность профессиональных участников, утверждает сметы административных расходов и анализирует эффективность работы КУА. Состоит он всего из пяти человек, которые в прямом понимании этого слова – стоят "на потоке".

Исходя из прогнозной величины обязательных отчислений в накопительную систему и возможной доходности активов КУА, управляющих этими деньгами (а уровень доходности финансовых инструментов с низким уровнем риска стремительно падает), при выходе на пенсию, участник системы, который начал платить взносы в 35-40 лет, получит лишь разовую выплату в размере стоимости подержанной "евробляхи" или аннуитетные ежемесячные платежи на чашку кофе.  

Уникальную возможность, наполнить накопительную пенсионную систему доходами в виде земельной ренты мы уже упустили. Ведь для этого, эксклюзив для покупки нашего чернозема должны были получить не иностранные банки, а негосударственные украинские пенсионные фонды.

Речь идет о прогнозируемом финансовом потоке в размере примерно 4-5 млрд. дол., что составит "добавку" к солидарной системе в размере примерно 25% ее ресурсного потенциала.

Земля – это уникальный актив для инвестиций пенсионных фондов. Ее нельзя украсть, вывезти за рубеж, она защищена от инфляции и девальвации, ее стоимость растет пропорционально росту капитализации аграрного бизнеса и она обладает фиксированным доходом в виде регулярной арендной платы.

Кроме того, есть и встречное движение – "длинные деньги" пенсионных фондов направляются в качестве инвестиций в земли сельскохозяйственного назначения.

По сути, Украина – единственная страна в мире, которая могла совместить во времени и технологично две ключевые реформы: пенсионную и земельную. И единственная, которая этого не сделала, отдав земельную ренту иностранным пенсионерам и нескольким персональным – в виде самых крупных лендлордов страны.