Нужно ли запрещать российские телеканалы в Украине

Российские СМИ ведут активную антиукраинскую пропаганду. Но за несколько месяцев противостояния с РФ украинское правительство не смогло найти оптимальный механизм противодействия информационной диверсии

20 апреля 2014 года СМИ сообщили о стрельбе на баррикадах в Славянске, подтвердив эту новость фотографиями тела убитого мужчины и нескольких сгоревших автомобилей. Российские СМИ утверждали, что это результат нападения боевиков Правого Сектора. Украинские же СМИ обвинили Россию и пророссийские вооруженные формирования в циничной провокации.

На протяжении всего конфликта в Украине новое правительство обвиняет российские СМИ в пропаганде и проводит политику цензуры, запрещая российские телеканалы. Политики обращаются к украинским и международным журналистам просьбой не использовать материалы российских СМИ. Аналогичная политика проводится и в России. Там увольняют целые штаты редакторов и журналистов, а также блокируют доступ к популярным блогам.

Правительства обеих стран утверждают, что предвзятые СМИ лишают людей права на справедливое и сбалансированное освещение событий, дезинформируют общественность и разжигают экстремизм. Это, конечно, всего лишь отвлекающий маневр. Наиболее эффективным оружием против лжи и пропаганды является истина, и украинское правительство вполне способно представить свою версию событий. Власти могут напрямую опровергнуть утверждения, сделанные в российских СМИ и предоставить факты, уличающие оппонентов во лжи.

Дело в том, что цензура практически бесполезна как средство переубеждения. Люди, считавшие украинские СМИ недостоверными, не начнут им доверять после введения цензуры против российских СМИ. Наиболее вероятным эффектом будет растущее недовольство населения с пророссийскими настроениями. И это понятно, так как им отказано в праве выбирать свой источник новостей.

Цензура также может быть воспринята как признак слабости и отчаяния украинского правительства в связи с отсутствием фактов, подтверждающих необоснованность российской позиции. Она только усилит доверие к российской позиции в среде с пророссийскими настроениями.

Те, кто хочет убедить пророссийских сторонников внутри страны поддержать новое правительство, возможно, выиграют от защиты свободы СМИ, в том числе и изданий с предвзятыми и искаженными точками зрения. Люди с очень сильными пророссийскими предпочтениями не верят новостям украинских СМИ, так как считают их заангажированными.

Можно возразить, что в нынешних чрезвычайных обстоятельствах главной целью государственной политики в области СМИ в Украине должно быть уменьшение сепаратистских настроений, а не информирование или переубеждение враждебно настроенной части населения. Это очень спорная точка зрения.

Цензура предвзятых СМИ лишает лиц с пророссийской позицией источников информации, которым они могут доверять. Как следствие, их взгляды "заморозятся", и не будут развиваться в ответ на новости в украинских СМИ.

Если правительство заинтересовано в минимизации сепаратистских тенденций в регионах,оптимальным решением было бы подвергнуть цензуре российские телеканалы по всей стране, за исключением тех регионов, где сепаратистские настроения сильны, а правительство имеет очень слабую поддержку.

Пока же правительство идет по ложному пути. Поэтому сепаратисты в Донецке и Луганске и захватывают инфрастуктуру, включая обратно трансляции российских каналов.

Тимофей Милованов, PhD, профессор Университета Питтсбурга