Donbass Independent. Когда закончится кризис в регионе

«Donbass Independent» - это название стихотворения Сергея Жадана, которое можно перевести либо как «Независимый Донбасс», либо как «Донбассец с независимой позицией». При этом в тексте Донбасс не упомянут вообще. В этом есть что-то от «референдума» о независимости Донбасса, прошедшем 11 мая: опрос, которого ждали кто с надеждой, кто с опаской, оказался ни для кого не важен сам по себе, но оттенил абсурд происходящего

Само голосование еще можно обсуждать, но уже касаясь «подсчета результатов» обсуждать просто нечего. Накануне украинские спецслужбы перехватили и оперативно передали в СМИ фрагмент телефонного разговора некогда влиятельного ультраправого российского политика Александра Баркашова и главы организации «Православный Донбасс» Дмитрия Бойцова. На записи Бойцов жалуется, что реальный референдум провести невозможно, на что Баркашов советует «нарисовать» результаты, уточняя: «Напишите, что не 99%, а 89% за Донецкую республику, все!». Прошло четыре дня (и только несколько часов с момента закрытия участков для «референдума») – и глава так называемого центризбиркома Роман Лягин заявил, что «за республику» проголосовало именно 89,07% избирателей. Остальные объявленные им цифры вызывают такое же доверие, как и эта.

Более серьезно то, что пророссийски настроенная часть жителей региона восприняла голосование с большим воодушевлением. Не секрет, что длинные очереди на участках, показанные во всех репортажах, объясняются в первую очередь тем, что участков было крайне мало. Но это не отменяет того факта, что какое-то количество людей (которое, увы, установить невозможно) таки добровольно и даже радостно воспользовались возможностью показать свое отношение к целостности страны. И части из них, особенно старшему поколению, вся эта бутафория показалась настоящим шагом к тому, чтобы «вернуть» регион в Россию по крымскому образцу.

Это, правда, ставит сепаратистов в неловкое положение. Раз уж избиратели якобы подтвердили независимость «Донецкой народной республики», то ее самопровозглашенные лидеры обязаны действовать в духе дальнейших устремлений граждан. В частности, присоединяться к России. Но действовать они не могут: не хватает сил. Боевики, как показали предыдущие недели, не могут контролировать больше трех более-менее крупных городов одновременно, а в областных центрах вынуждены сосуществовать с легитимной местной властью, которая хотя и сама пропитана сепаратистским духом, но пытается взвешивать варианты и сохранить себе пути для примирения с Киевом. Неудивительно, что еще до завершения голосования тот же Лягин заявлял, что «референдум» не имеет никаких практических поседствий: «Мы не перестанем быть частью Украины, мы не станем частью России, а всего лишь заявим миру, что мы хотим изменений».

Увы, события в день «референдума» показали и обратную сторону медали – бессилие, точнее, малосилие центральных властей. Можно сказать, что сепаратистам не удалось ничего провести, но и Киеву не удалось ничего предотвратить. В этом смысле крайне показательная история получилась с добровольческим батальоном МВД «Днепр». Сначала замгубернатора Днепропетровщины Геннадий Корбан объявил, что батальон «по просьбам местных жителей» берет под контроль четыре района Донетчины, среди них – Красноармейский. Вскоре местные СМИ Красноармейска сообщили, что «Днепр» и Нацгвардия действительно вошли в город и прервали «референдум». Однако группа местных жителей, как видно на появившихся позднее видео, вступила в толкотню с бойцами, и печальным результатом стычки невооруженных и воруженных людей стали гибель одного из протестующих и ранение другого. И вот после этого вдруг «оказалось», что днепропетровские бойцы якобы никуда не вступали – и даже, по официальному сообщению тамошней администрации, не покидали территорию области…

День «референдума» вообще отметился поразительными искажениями информации. Достаточно упомянуть историю с якобы захватом боевиками Олега Ляшко и о якобы поовешении боевиками начальника мариупольской милиции. К счастью, офицер оказался жив (хотя и покалечен), а кандидат в президенты не лишился свободы (и даже наверняка набрал на этой истории электоральные баллы). Интересно, что в обоих случаях дезинформация попадала в СМИ от анонимных источников якобы среди сепаратистов. Кажется, кто-то научился удачно притворяться сепаратистами.

Этот относительно забавный факт, однако, не должен затенять фактов отнюдь не веселых. Во-первых, свою пропагандистскую роль «референдум» все же сыграл, и ее не удалось «разбавить» аналогичным квази-референдумом о присоединении Донбасса к Днепропетровской области, который организовывали проукраинские силы. Во-вторых, как уже было сказано, Киев предотвратить голосование не смог. Более того – собственно Киев этого сделать особо и не пытался, всем снова занималась «частная гвардия» днепропетровского губернатора Игоря Коломойского.

Александр Михельсон, Фокус