О вкусах поспорили. Когда красота перестанет требовать жертв

2018-04-09 11:00:00

1 0
О вкусах поспорили. Когда красота перестанет требовать жертв

О вкусах поспорили. Когда красота перестанет требовать жертв

Приблизиться к эталону красоты древних майя несложно. Достаточно прикрепить к пряди волос у правого виска небольшой красный диск и стараться всё время на него поглядывать. Так имитируют косоглазие, считавшееся у этого народа признаком благородного происхождения и условием эстетического совершенства.

Достичь берберского идеала труднее. Придётся набрать вес минимум до ста килограммов. В Японии того хуже — там для соответствия эталону нужны кривые зубы. Причём кривизна их должна напоминать деформацию неокрепших молочных. Среди японских женщин популярна стоматологическая услуга по искусственному искривлению 4-го и 5-го зубов. Стоит это удовольствие порядка $400.

Диковато? Зато нас не шокирует установка виниловых или металлокерамических пластин, создающих голливудскую улыбку. Хотя для этого требуется спиливать наружный слой всех зубов неидеальной формы, кроме крайних боковых. Это дороже и травматичнее японской процедуры. То, что в эфиопском племени мурси девочкам до сих пор в эстетических целях разрезают и растягивают верхнюю губу, представитель западной цивилизации воспринимает как экзотику примитивной изолированной культуры. А вот увеличение губ, закачивание силикона и хирургическое удаление жировых комков Биша, после которого щёки становятся худыми, а скулы — высокими, никого не удивляет. Мысль о том, что красота требует жертв, прочно укоренилась в человеческом сознании. 

Эстетические стандарты менялись, но необходимость подгонять себя под них до недавнего времени не подвергалась сомнению. Несколько лет назад в медиа, сначала социальных, а затем и в традиционных, заговорили об общественном движении Variety (дословно «Разнообразие»). Основная его идея в том, что красота должна существовать вне канонов. Активисты Variety утверждают, что каждый человек красив по-своему, и стремятся сделать это очевидным, создавая фотопроекты, снимая фильмы и клипы, издавая книги о том, как прекрасна бывает нестандартная внешность. В качестве альтернативного мерила красоты это движение предлагает внутреннюю гармонию и цельность личности.

В числе сторонников такого подхода немало знаменитостей. Пока это преимущественно женщины — Мадонна, Джейн Фонда, Шер, Мэрил Стрип и др. В прошлом году медиапространство буквально взорвалось от публичного обращения певицы Pink к маленькой дочери, над которой смеялись в школе из-за того, что она была похожа на мальчика. Эту речь бессчётное количество раз цитировали в СМИ и соцсетях.

Впрочем, несмотря на то, что идеи Variety в последнее время приобрели популярность, у них всё ещё есть чрезвычайно влиятельные противники. Современная индустрия красоты построена преимущественно на желании большинства людей соответствовать определённым стандартам внешности, и инъекционная косметология помогает им в этом. Wellness-индустрия, по большому счёту, тоже продаёт потребителям возможность стать «здоровыми и красивыми», но для клиентов более сильной приманкой зачастую оказывается не здоровье, а красота. Речь идёт о глобальных бизнесах, которые рискуют исчезнуть вместе с идеей массовой подгонки внешности под определённый общепринятый портрет.

Экономическая целесообразность пока остаётся на стороне стандартной красоты. Однако в обозримом будущем всё может измениться

В прошлом году во Франции был принят закон, ограничивающий коммерческое использование ретушированных и исправленных фотографий. Теперь, если изображение лица или тела на картинке подвергалось значительной коррекции, размещать её в рекламе можно только с соответствующей пометкой. Проще говоря, искусственно созданные идеальные образы запрещено выдавать за фотографии реальных людей. Как следствие, спрос на них стремительно падает.

Возможно, пройдёт ещё немного времени и в глобальном тренде окажется концепция красоты без стандартов. И мы наконец поймём, как на самом деле прекрасны окружающие нас люди. Молодые, старые, худые, полные. Те, для кого жизнь праздник, и те, для кого — преодоление.