Национальные пружины. История шлет знаки, нужно только уметь их читать

2019-04-24 10:00:00

39 0
Национальные пружины. История шлет знаки, нужно только уметь их читать

Национальные пружины. История шлет знаки, нужно только уметь их читать

Камуфляж стал такой же приметой киевской улицы, как джинсы. Обычное дело теперь и частые уличные акции, которые камуфлируют коммерческие цели и политическую выгоду отдельных физических лиц или групп по интересам под общественные протесты.

При этом активисты — будем называть их этим универсальным словом до вынесения судебного приговора — часто одеты в униформу, имеют опознавательные знаки.

История тоже шлет знаки, нужно только уметь их читать.

9 марта 2001 года в Киеве случились массовые столкновения участников акции протеста "Украина без Кучмы" (УБК) с подразделениями милиции и внутренних войск. Они стали апогеем длившихся несколько месяцев митингов и демонстраций, организованных в основном внепарламентскими партиями в ответ на обнародованные в интернете "пленки Мельниченко".

Органы правопорядка применили против демонстрантов резиновые дубинки, а также слезоточивый газ. Называлось число пострадавших с обеих сторон — в общей сложности около 300 человек.

В марте 2001-го до парламентских выборов оставался год, до президентской кампании — три с половиной.

Ядром физического сопротивления властям в ходе акций УБК была Украинская национальная ассамблея — Украинская национальная самооборона (УНА-УНСО): 16 членов организации осудили за организацию массовых беспорядков 9 марта на срок от двух до пяти лет. Среди них был Андрей Шкиль, который в 2002 году сменил тюремную камеру на здание Верховной Рады, выиграв парламентские выборы в родном Львове. В настоящее время бывший народный депутат трех созывов ВР проживает в Париже.

9 марта 2019 года несколько сотен представителей политической партии "Национальный корпус" и общественной организации "Национальные дружины" спровоцировали беспорядки сначала возле Администрации президента (АП) в Киеве, а затем в Черкассах, где проводил предвыборный митинг действующий глава государства Петр Порошенко.

В марте 2019-го до парламентских выборов оставалось полгода, президентская кампания вышла на финишную прямую, до дня голосования было меньше месяца.

Бросается в глаза, как, с медийной точки зрения, четко расписана технология провокаций 9 марта 2019 года. Вот как есть один киевский политтехнолог, продающий проекты партий, обязательно включая в название слово "рух", так и здесь криком кричит перекличка с памятными уличными акциями 9 марта 2001-го и 1 декабря 2013-го.

Напомним, в тот день под стенами АП несколько часов происходили столкновения разной степени интенсивности с участием нескольких сотен разношерстных активистов, разогреваемых группой провокаторов, и служащих внутренних войск, выставленных на избиение толпой без средств индивидуальной защиты.

В нескольких сотнях метров от места происшествия, на Майдане Незалежности, проходил митинг, число участников которого измерялось сотнями тысяч человек. Собственно, начало затяжной акции протеста, которая привела к смене власти в Украине, положило мирное собрание, а не провокация на улице Банковой.

Политики и их обслуживающий персонал, делающие ставку на организацию нового, третьего по счету Майдана, чтобы получить сатисфакцию от не устраивающего их результата выборов президента Украины или Верховной Рады — в последнее воскресенье октября, вероятно, предполагают, что им удастся ремейк со счастливым концом.

Но, как показывает практика, планировать и организовать можно только Антимайдан, поскольку он представляет собой технологию. А Майдан — стихия и самоорганизация.

Это второе. Политики, камуфлирующие частную выгоду под государственный интерес и привлекающие в качестве массовки молодых людей, не нюхавших пороха, под видом ветеранов российско-украинской войны, и угрожающие Майданом как оружием возмездия, ошибаются в том, что последнее их не коснется.

Как второй Майдан был продолжением первого, так и третий станет сиквелом второго. А мы помним, что завершился он расстрелами в центре Киева. Это первое.