Танкер для Зеленского. Задержание Neyma вряд ли принесет Украине политические бонусы

2019-07-29 18:44:48

528 0
Танкер для Зеленского. Задержание Neyma вряд ли принесет Украине политические бонусы

Танкер для Зеленского. Задержание Neyma вряд ли принесет Украине политические бонусы

История с задержанием на минувшей неделе Украиной российского танкера Neyma/Nika Spirit, хоть и потихоньку сходит с «первых полос», но по-прежнему порождает больше вопросов, чем дает ответов.

Танкер задержали по формуле: войска распустить, фронт не сдавать. То есть моряков после допроса отпустили, а само судно арестовали. Обосновав это санкциями, введенными в марте текущего года против компании «ЮВАС ТРАНС». Ей, как утверждается, фактически принадлежит танкер, который был задействован в Керченском проливе для блокирования украинских катеров «Никополь», «Бердянск» и буксира «Яны Капу» 25 ноября 2018 года.

Принадлежность судна – вопрос, который, по-видимому, будет оспариваться российской стороной. Поскольку оно было оформлено на «Волго-Донское судовое агентство». Кроме того, впоследствии его приобрела российская компания «Альтамар Шиппинг», которая и переименовала Neyma в Nika Spirit. Так что даже с этой точки зрения здесь могут возникнуть проблемы.

Не говоря уже о том, что предстоит доказать, что судно именно блокировало украинские катера по заданию ФСБ, а не просто стояло на рейде. В конце концов, сразу после ноябрьского инцидента о нем как-то даже не вспоминали. Тогда в информации ВМС Украины фигурировали российские пограничные катера. Именно им инкриминировали агрессию против наших моряков. Но дело даже не в букве конкретных действий наших силовиков сегодня. А в их духе. Чего добивались? Какие цели ставили? И что в итоге Украина может получить?

Бравая спецоперация, о подготовке которой, по словам Юрия Бутусова, знали «минимум 20 человек - и никто не "слил"! Это достойно, по нашим временам», как-то одновременно напоминает и инцидент с сейнером «Норд», и «убийство» Аркадия Бабченко. То есть работы на публику здесь, кажется, тоже больше, чем практической пользы.

«Норд» задержали в марте 2018-го в Азовском море, в 15 милях от Обиточной косы, о чем сообщила Государственная пограничная служба. Было установлено, что оно зарегистрировано на территории аннексированного Крыма. Члены экипажа нарушили порядок выезда c временно оккупированной территории Украины. При этом ни один из них, оставаясь на оккупированном полуострове, не отказался от украинского гражданства.

Затем последовала долгая история с элементами детектива. Например, с исчезновением капитана судна Владимира Горбенко в Мелитополе, а затем «воскрешением» его в Крыму. С российской «ответкой» в виде задержания украинских рыбаков, которые якобы не только «незаконно добывали камбалу в исключительной экономической зоне России», но, по информации ФСБ, уничтожили более 70 дельфинов. В итоге дело закончилось тем, что в конце октября 2018 года экипаж украинского корабля выехал из аннексированного полуострова на материк, а экипаж «Норда» - в Крым.

Если на такой результат и был расчет, тогда все в порядке. Можно громко говорить о победе. И о том, как наши силовики не дают спуску российскому агрессору. Однако кто бы еще объяснил, в чем здесь победа?

Отличие нынешней ситуации в том, что никто из членов экипажа Neyma не задержан. Возможно, это и хорошо. Иначе мы бы наверняка увидели какой-то зеркальный ответ. Однако, опять-таки: чего мы добивались этой операцией? Вряд ли всерьез можно воспринимать слова того же Бутусова, что, мол, о значимости задержания Neyma свидетельствует «мгновенная реакция российских СМИ». Если эта реакция о чем и говорит, так только о том, что в России всю эту ситуацию, по меньшей мере ждали, а скорее всего – сами эту игру и затеяли.

И тот факт, что украинская сторона отпустила моряков после того, как Москва пригрозила ответом, заставляет усомниться в том, что все действия были тщательным образом просчитаны. Какой прок нам в арестованной посудине? Такой же, как от «Норда»? Который с октября минувшего года несколько раз выставляли на государственный онлайн-аукцион OpenMarket, но так и не смогли продать – ни за стартовую цену в 1,626 млн грн, ни за уменьшенную – в 1,468 млн грн.

Увы, сам характер действий СБУ в нынешних реалиях мало чем отличается от того, что эта служба демонстрировала во время правления Петра Порошенко. Это при том, что Владимир Зеленский заявлял о необходимости радикальной трансформации силовых структур, еще не будучи президентом. В начале апреля Александр Данилюк - заметное лицо в его команде, а ныне глава СНБО – грозился «искоренить полностью этот вирус коррупции и старых подходов, который там находится вместе с людьми, и запустить эти структуры заново». Трудно что-либо сказать в отношении успешности борьбы с «вирусом» сейчас, хотя те имена, которые последнее время всплывают в СМИ в качестве претендентов на должности советников Ивана Баканова, скорее настораживают.

Однако о «новых подходах» говорить, похоже, вообще не приходится. Все, как и прежде, строится на создании волны общественного резонанса. Да, это получается вполне успешно. Но дают ли все эти действия реальные политические бонусы Украине? Укрепляют ли действительно ее безопасность? В этом есть сомнения.

И да, казус с Neyma уж точно не приближает дату освобождения украинских моряков, захваченных Россией осенью прошлого года. А ведь именно этой международной победы больше всего – и вполне справедливо – хочет Владимир Зеленский. Но кто-то же ему посоветовал «ускорить» данный процесс задержанием танкера. Кто? А главное – зачем?..