Трамп подстрелил ястреба. Что будет с внешней политикой США после Болтона

2019-09-12 09:09:26

192 0
Трамп подстрелил ястреба. Что будет с внешней политикой США после Болтона

Трамп подстрелил ястреба. Что будет с внешней политикой США после Болтона

Однажды на встрече в Овальном кабинете Дональд Трамп пошутил по поводу Болтона, имеющего репутацию «ястреба»-поджигателя: «Джон никогда не видел войну, которая ему не нравится». Во вторник, 10 сентября, он уволил его с поста своего советника по национальной безопасности. Спор о том, с чьей стороны был сделан первый шаг к этому (Болтон уверяет, что сам предложил уйти в отставку), непринципиален. Рано или поздно, по мнению аналитиков, это должно было случиться.

Консерватор и уклонист

Грэм Вуд еще в апрельском номере журнала The Atlantic описывал фундаментальные различия между двумя политиками, внешнеполитические и философские: «Один – не поддающийся реконструкции Холодный Воин; другой - изоляционист. Один не говорит ничего без точного расчета; другой говорит, по-видимому, не обращаясь к своей собственной префронтальной коре». Уже при вознесении Болтона на пост советника в апреле 2018-го его фигура воспринималась как поляризующая. «Противники слева, - как пишет The Washington Post, - ненавидели бывшего члена обеих администраций Буша за его тупой подход к дипломатии за границей и межведомственные процессы внутри страны, его поддержку многочисленных вторжений и войн и за то, что он проводил твердую линию на превосходство американской мощи на мировой арене». Некоторые полагали, что этот постаревший парень с моржовыми усами (которые, кстати, никогда не нравились Трампу) сможет коварно льстить и манипулировать президентом, одновременно запугивая аппарат национальной безопасности ради принятия его «ястребиной» программы. Основания к таким опасениям давала сама биография Болтона, в которой непримиримость и изощренность соединялись в коктейль, напоминающий гремучую смесь.

Сын пожарного из Балтимора, мистер Болтон был убежденным консерватором с детства. В 1964-м, возрасте 15 лет, он слегка отвлекся от школы, чтобы поучаствовать в президентской кампании кандидата-республиканца Барри Голдуотера, известного своими антикоммунистическими взглядами.

Дальше его ждала учеба Йельском университете. Билл Клинтон и Хиллари Родэм, которые затем стали семейной парой, были его однокашниками. Однако Джон, по его словам, не входил в их круг, а среди кампусных активистов, выступающих против вьетнамской войны, чувствовал себя «инопланетянином». Он был сторонником бряцания оружием. Однако, когда представилась возможность отправиться в Индокитай, Болтон счел более разумным заменить эту перспективу службой в Национальной гвардии Мэриленда – так он смог избежать призыва. Позже он объяснял в своих мемуарах, что поступил так, потому что чувствовал: война уже проиграна либералами, которые мешали Америке предпринять необходимые шаги для победы. «Я не собирался терять время на бесполезную борьбу, - писал он. - Смерть за свою страну - это одно, но смерть за завоевание территории, которую антивоенные силы в Конгрессе просто вернут врагу, показалась мне нелепой. Оглядываясь назад, я не очень горжусь этим расчетом».

Птенец гнезда Рональда

Несколько лет Болтон проработал юристом. Потом у него появилась возможность политической карьеры. Он служил в администрациях Рональда Рейгана и обоих Бушей - старшего и младшего. И со времен первого «хождения во власть» он считал себя «четким и последовательным сторонником жесткой рейгановской внешней политики, которая устанавливает мир при помощи силы». Его противопоставление Америки остальному миру порой выливались в почти параноидальные высказывания. Например, он заявлял, что «большая ошибка - придавать какое-либо значение международному праву, даже если это может показаться соответствующим нашим краткосрочным интересам. В длительной перспективе на международное право ставят те, кто хочет сдержать Соединенные Штаты». А об Организации Объединенных Наций отзывался так: «Нет никакой ООН… Если штаб-квартира ООН в Нью-Йорке потеряет десять этажей, разницы никто не заметит».

Это впоследствии создало для него некоторые проблемы. Например, в 2005 году Буш-младший вынужден был назначить Болтона на должность постпреда при ООН без согласия Сената в период парламентских каникул. Против его кандидатуры восстали не только демократы, но и некоторые республиканцы. The Economist назвал его «самым противоречивым послом, когда-либо посланным Америкой в ​​Организацию Объединенных Наций». При этом в некоторых кругах его хвалили за то, что он яростно настаивал на реформе международного института. В декабре 2006-го президент отправил этот «символ противоречия» в отставку.

Репутация ястреба закрепилась за Болтоном чуть раньше, когда он получил пост заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности. Именно он был той активной фигурой, которая призывала вторгнуться в Ирак. Тот факт, что разведданные о наличии у Багдада оружия массового уничтожения, ставшие триггером для военной операции, оказались ложными, никак не изменило взгляды Болтона в отношении того давнего решения. В 2015 году в интервью изданию The Washington Examiner он говорил: «Я по-прежнему считаю, что решение свергнуть Саддама было правильным. Я полагаю, что неправильные решения были приняты позже и худшее из них - вывести войска США и коалиции в 2011 году». В том же году The New York Times опубликовало его статью под взрывным заголовком «Чтобы не дать Ирану получить бомбу, разбомбите Иран».

В чем в чем, а в отсутствии последовательности Болтона упрекнуть было трудно. В 2011 году он выступал за военную операцию НАТО в Ливии и призывал к ликвидации Муаммара Каддафи. В 2017-м заявлял о необходимости превентивного удара по КНДР. В 2018-м, после отравления Сергея Скрипаля, проявлял себя как сторонник более жестких санкций в отношении Москвы.

Оппонент президента

Назначение Болтона советником президента по национальной безопасности стало для многих неожиданностью. Тогда телеканал CNN со ссылкой на источники в Белом доме сообщил, что в ходе встречи с президентом, предшествовавшей назначению, Джон Болтон пообещал «не начинать никаких войн». Он и в самом деле их не развязал (далеко не все было в его силах), но умело создавал очаги напряжения в отношениях с разными странами. И, по мнению некоторых экспертов, проводил собственную внешнюю политику. Сенатор-республиканец от штата Вирджиния Ричард Блэк даже указал на это в письме Трампу: в правительстве есть внешнеполитический истеблишмент, который имеет склонность действовать «достаточно независимо от президента», «я думаю, это особенно заметно по Джону Болтону».

Весть об увольнении Болтона в некоторых украинских медиа была подана с акцентом на то, что вся эта история последовала за визитами советника американского президента в Украину, Польшу и Беларусь.

Однако американские СМИ больше всего связывают закат его карьеры с политикой, которую он пытался проводить в других регионах.

Некоторые аналитики считают, что Болтон сыграл ключевую роль в провале второго саммита Трампа с Ким Чен Ыном в феврале в Ханое, когда с его подачи северокорейскому диктатору был предъявлен максимальный список требований о разоружении по принципу «все или ничего». Столь резкий разрыв Вашингтоном ядерной сделки с Тегераном, очевидно, тоже следует занести ему в актив.

По сообщению некоторых источников, еще в начале года интервенционистские наклонности Болтона разозлили президента Трампа, и он обвинил своего советника в попытке втянуть США в войну с Венесуэлой. Пожаловавшись на то, что тот ввел его в заблуждение по поводу возможности легкой «замены» президента Николаса Мадуро. Это, однако, не удержало Болтона от выступления с личным видеообращением, в котором он призывал главных помощников Мадуро к отступлению – сосредоточенно и напрасно.  

Бывший высокопоставленный чиновник администрации после отставки Болтона заявил CBS News, что тот «стал слишком большим для своих штанов» в качестве советника по национальной безопасности. И что он «не очень хорошо играет в песочнице». Такое отношение, собственно, и вызвало ярость у многих в администрации, включая президента.

Возможно, последней каплей, переполнившей чашу терпения Трампа, стала история несбывшихся переговоров с талибами и президентом Афганистана. До взрыва автомобиля в Кабуле, возле посольства Соединенных Штатов, в результате которого среди жертв оказался и один военнослужащий США, глава Белого дома планировал провести их в Кэмп-Дэвиде. И заключить мирное соглашение на той самой неделе, когда отмечается очередная годовщина террористических актов 9/11, в которых погибли 3000 американцев. Болтон был против такого решения, полагая, что это «создаст ужасный прецедент». В понедельник вечером и во вторник утром – то есть в день, когда его отправили в отставку, - он писал у себя в Twitter посты об 11 сентября.

Как замечают в The Washington Post, «это могло быть просто потому, что на этой неделе исполняется 18 лет со дня нападений. Но это также можно прочитать как намек на разногласия с Трампом по поводу прерванных планов последнего встретиться с талибами в Кэмп-Дэвиде».

После Болтона

Джон остается фигурой, которой не чужды ситуативные хитрости. Но компромиссы с теми, кого он считает угрозой для Америки, это не по его части. Его во многом можно упрекать, однако стоит учесть, что он – уже четвертый советник главы государства по национальной безопасности, покидающий администрацию с тех пор, как мистер Трамп вступил в должность. Это своеобразный симптом. Как выразился Дэвид А. Грэм, политический обозреватель The Atlantic, «Трамп не столько хочет советника по национальной безопасности, сколько совета в отношении национальной безопасности». Кандидатуру на замену Болтону, разумеется, найдут, но ситуация с «неофитом» может оказаться весьма похожей на ту, что пережили все предыдущие советники.

Те, кто ушел ранее «ястреба», до сих пор остерегались говорить о своем опыте в Белом доме. Не исключено, что с Болтоном все может выйти иначе. Он уже пообещал репортеру The Washington Post Роберту Косте: «В свое время я скажу свое слово». Есть даже те, кто его к этому подталкивает. Например, экс-спичрайтер по экономике президента Джорджа Буша-младшего Дэвид Фрум призывает его прервать затянувшийся тренд молчания: «Брось пальто, возьми микрофон и говори!». 

Возможно, этот совет даже излишний для Болтона, который, как известно, способен затаить злобу. И дождаться подходящего момента, чтобы уничтожить этим оружием своего недруга. Или, по крайней мере, сильно ему навредить. Поэтому его отношения с нынешним главой государства вряд ли закончатся с его отставкой. И Америке, вероятнее всего, предстоит вскоре узнать много нового и интересного из того, что же из себя представляет/представляла внешняя политика страны в эпоху Дональда Трампа.

Мэтт Дасс, советник сенатора Берни Сандерса по внешней политике, заявил The Independent: «Чем дальше от власти находится Джон Болтон, тем безопаснее наша страна». Конгрессмен-демократ Ильхан Омар написал у себя в Twitter: «Джон Болтон был одним из ведущих сторонников превращения мира в более опасное место. Скатертью дорога». Это перекликается с теми оценками (и тем энтузиазмом по поводу изгнания Болтона из вашингтонского рая), которые раздаются, например, в России.

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, отметив, что советник американского президента «всегда выступал против договоренностей в сфере стратегической стабильности и контроля над вооружениями, полагая, что они излишне ограничивают США и не дают им возможности демонстрировать свое превосходство», добавил, что не знает, «по этой ли причине Трамп уволил Болтона, но именно по этой причине лично я о его увольнении совершенно точно печалиться не собираюсь». Более того, Косачев высказал предположение, что шансы на продление СНВ-3 после отставки Болтона могут вырасти.

Возможно, это и так. Однако вряд ли уход этой персоны сделает более вменяемой и логичной внешнюю политику Белого дома. Именно в силу того, что, убрав такого тяжеловеса и оппонента, Дональд Трамп, как пишет The New York Times, ссылаясь на мнения опрошенных экспертов, теперь сам будет выполнять функции советника по национальной безопасности. Независимо от того, кто будет назначен на этот пост.

При всем том, что Болтона есть за что критиковать, его позиция, считает издание, всегда выгодно отличалась ясностью и последовательностью от совершенно революционного за последние 50 лет внешней политики США подхода Трампа, который делает ставку на шаги в духе бизнес-сделок даже с очевидными врагами Америки без учета мнений союзников, но пока мало в этом преуспел. Повод откреститься от прошлых неудач президент отставкой своего колоритного советника себе создал. Но это, увы, не является индульгенцией от всего того, что может с ним приключиться в будущем.  

Уходящий Болтон заявил Роберту Косте, что его «единственная проблема - национальная безопасность США». По-видимому, он знал, о чем говорил. Сказанное им диссонирует с попытками выставить его самого главной «проблемой» национальной безопасности страны. И скорее всего, у американцев в ближайшее время появится шанс определить, какая из оценок более адекватна действительности. Когда за дело, без оглядки на устраненный противовес, возьмется Дональд Трамп. Заказчик и исполнитель внешнеполитической музыки в одном лице.