Земельная реформа: еще не рано

2020-03-13 13:59:01

132 0
Земельная реформа: еще не рано

Три варианта развития событий, когда/если парламент рассмотрит все поправки к земельному законопроекту

С боярами, конечно, не повезло. 

Предположения, что царь — тоже не подарок, раздавались пока только в толпе бунтующих ФОПов (активно) ина митинге медицинских работников (сдержанней).

Но сельхозпроизводители, обеспечившие президенту Владимиру Зеленскому значительную часть голосов год назад, надо отдать им должное, стойки в своих привязанностях.

Или иллюзиях. 

По мере продвижения, которое корректней назвать "бестолковым протаскиванием" земельной реформы хранить эту верность аграриям становится все сложнее.

На середину марта от очень несбалансированного, несущего максимум рисков и минимум возможностей рынка земли отрасль отделяют около семи сотен поправок к соответствующему законопроекту.

Последовательное их рассмотрение, которое преподносилось как величайшее одолжение обществу, на самом деле – бесценная услуга, оказанная (наверняка случайно) власти оппозицией. Четыре тысячи поправок дали такой необходимый временной люфт для поиска решения проблемы, но время истекает, депутатам осталось сделать последний рывок, а проблема никуда не исчезла.

Ответ на вопрос "Кто виноват?" — всего один. "Кабинет Министров Алексея Гончарука", про который уже только никак.

На "Что делать?" — бесконечное множество ответов.

Самых реалистичных вариантов развития событий три.

Рассмотреть все правки – вынести законопроект на голосование – пролететь

Убив два месяца на рассмотрение поправок, большинство их которых были написаны просто для того, чтобы быть написанными, и не принять законопроект – это, пожалуй, худший вариант из всех возможных. И он вполне реален.

На сегодня голосов за рынок земли нет и монбольшинство в этом вопросе аргументированно не монолитно.

Усредненную аргументацию привел в частном разговоре ноу-нейм депутат-мажоритарщик от "Слуги Народа", который имел неосторожность с этим народом пообщаться, о чем, возможно, не раз сильно пожалел.

"Лично я – конечно, за рынок. Но у меня на круге 90% людей – против. Это реальные люди, они действительно против, у них есть резоны – ни Тимошенко, ни агрохолдинги их не накручивали. И если я буду голосовать "за", то кого я представляю в парламенте?".

Учитывая общенациональную социологию, согласно которой 75% опрошенных выступают против снятия моратория, вопрос можно экстраполировать на всю Верховную Раду.

Надо отдать должное здравомыслию партии власти: инфантильное желание отметиться в земельной истории демонстрируют лишь единицы "слуг" и советник бывшего премьер-министра по земле. Большинство скорее "сочувствуют реформе" и, чем дальше, тем менее громогласно.

В то же время последовательных принципиальных противников рынка, наоборот, очень много, их позиция понятна, убедительно сформулирована и находит отклик в обществе. При такой расстановке сил шансов у ОП собрать голоса, а у законопроекта – быть принятым, немного.

Но еще менее вероятной выглядит способность внятно объяснить смысл работы ВРУ с февраля по апрель.

Рассмотреть все правки — вынести законопроект на голосование — принять закон  — пролететь чуть позже

На сегодня голосов нет, но ко дню Х, который все ближе, в теории, они могут появиться. Наверное, недостающие "за" можно докупить, хотя сложно представить, кто будет оплачивать принятие законопроекта в нынешнем его формате. Также на депутатов давят глобальные факторы – экономический кризис, сотрудничество с МВФ, недовыполнение бюджета, а общество сосредоточено на обсуждение пандемии коронавируса. Это хорошие стартовые условия для голосования и это нельзя не признать.

Слабое место этой победы – то, что люди искренне выступают против рынка земли в том виде, который сейчас предлагается. Против не потому, что темные, не потому, что запуганы или введены в заблуждение популистами. Люди против, потому что голосуемый законопроект, прими к нему хоть все 4000 поправок, создает проблемы, а не решает их, и хаотичные действия по его подготовке и продвижению сделали это очевидным даже для далеких от АПК граждан.

Самым лояльным к власти представителям агросектора сложно понять, как могут взрослые вменяемые люди вторгаться в чуждую для себя отрасль и походя предлагать категоричное решение основного ее вопроса.

Поэтому бонусом к закону о рынке земли идут неутешительные выводы сельского электората – аккурат накануне местных выборов.

По данным ЦИК, количество избирателей в Украине приближается к 30 млн человек, треть из них – жители сельской местности и 75% из них недвусмысленно сейчас против снятия моратория. И если условный сельский избиратель выразит пассивный протест, выбирая отметку для галочки в бюллетене осенью, то фермеры, которые не любят узнавать о будущем своего бизнеса из подзаконных актов, наверняка готовы будут это продемонстрировать на площадях столицы.

Аварийный выход из этого варианта – замерить уровень возмущения после принятия закона и, в зависимости от накала, ветировать. Этот вариант был бы рабочим еще осенью 2019 года, но при текущей динамике рейтинга грозит проблемами – и не только психологическими.

Прервать рассмотрение земельного законопроекта, вернув его на повторное второе чтение и переключившись на более насущные вопросы

Как бы цинично это не звучало — но если бы коронавирус не возник сам, его следовало бы придумать (не исключено, конечно, что так и было). "Закон про невідкладні заходи із протидії поширенню коронавірусу" —  что может быть логичней и важнее? Земельная реформа ждала 20 лет, подождет еще.

Если демонстративно бросить силы на борьбу с эпидемией/с падением промпроизводства/с экономическим кризисом, это позволит отложить законопроект по земле до лучших времен — то есть до местных выборов. Обновление лиц, коммуницирующих реформу (правда, их еще предстоит найти), создаст иллюзию обнуления или как минимум новой главы, а внятная и четко объясненная архитектура рынка даст ей шанс быть принятой не только на бумаге, но и в обществе.

Аграрная отрасль менее закостенела и не восприимчива к изменениям, чем это могло показаться за последние несколько месяцев. Более того, до того, как правительство взялось за дело, сельхозпроизводители без особого восторга, но вполне прагматично поддерживали введение рынка земли – но, конечно, не на любых условиях и не в формате одностороннего диалога с властью.

Выйти из земельного процесса – возможно, чуть позже, но зато со сбалансированными интересами игроков ключевой отрасли, успокоенными гражданами и личным рейтингом — это не просто максимально возможный, а даже блестящий в сложившихся условиях результат.