Потерял голос. Почему Святослав Вакарчук сошел с дистанции

2020-06-18 11:01:01

1839 329
Потерял голос. Почему Святослав Вакарчук сошел с дистанции

Никогда не было — и вот опять. Такой была реакция многих украинцев на новость о том, что лидер партии "Голос" Святослав Вакарчук отказывается от депутатского мандата. Действительно, Вакарчук уже был депутатом в 2007 году по списку блока партий "НУНС" Виктора Ющенко, но в 2008-м сложил полномочия. Но в этот раз лидер группы "Океан Ельзи" шел в парламент уже не в качестве узнаваемого лица для поднятия рейтинга президентской партии. Он был локомотивом, благодаря которому "Голос" и прошел в Верховную Раду. Теперь же партии предстоит самостоятельное плавание. Глава фракции Кира Рудык демонстрирует оптимизм, говорит о росте рейтинга и уверена, что благодаря жесткой и принципиальной позиции даже без Вакарчука политсилу ждут победы. Но это вряд ли.

Первой, а с ней и последней, победой партии Вакарчука стало прохождение в Раду. Планов на работу в парламенте "Голос" не скрывал. Желаемый формат — это коалиция со "Слугой народа" и статус гаранта сохранения проукраинского и проевропейского курса новой коалиции, хотя призывы Святослава Вакарчука во время избирательной кампании "не голосовать по приколу" были явным намеком именно на соратников Зеленского и удачно ложились в риторику Петра Порошенко. После подведения итогов голосования стало очевидно, что особой нужды в партнерах у "слуг" нет. Большинство в Раде, а именно 254 голоса, президентская партия получила самостоятельно. От партнеров никто не отказывался, но стало понятно, что ни о какой "золотой акции" речь не идет.

У Вакарчука было всего три сценария. Первый — умерить аппетиты и таки пойти в коалицию со "слугами народа". Обе политические силы могли сотрудничать под лозунгом борьбы новых политиков со старыми коррумпированными элитами. Тем не менее основные лавры доставались бы президентской фракции и главе государства, а вот за ошибки отвечали бы на равных.

Второй сценарий — слиться с "Европейской солидарностью" в оппозиционной нише и попробовать заработать максимум политических дивидендов на критике власти. Но роль "младшего партнера Порошенко" лидеру "Голоса" была бы в тягость. Еще одним минусом такого сценария был бы вынужденный отказ от статуса новой политической силы. То есть статус альтернативы прежним элитам полностью остался бы за соратниками Зеленского.

Третий вариант был наиболее авантюрным, его диктовала сама логика украинской политики. Нужно было стать жесткой оппозицией к победителю выборов и вытеснить Порошенко из ниши главной оппозиционной силы. Именно эту стезю и избрал Вакарчук.

Но ставка не сыграла. На результаты голосования фракция "Голоса" практически не влияет, а действительно успешную борьбу с лоббистскими поправками по ряду законопроектов в полной мере могут оценить только профильные эксперты. Иметь возможность делать заявления с трибуны или перед камерами, но при этом никак не влиять на процессы — тяжелое испытание для политика. В какой-то момент Вакарчук устал быть статистом и смирился с тем, что его стратегия не работает. Поэтому выбрал музыку. Там его голос звучит гораздо громче, чем "Голос" в Верховной Раде.