Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Не скандинавское спокойствие. Какую модель охраны общественного порядка следует выбрать Украине

Не скандинавское спокойствие. Какую модель охраны общественного порядка следует выбрать Украине

Расширяя полномочия украинских полицейских, необходимо пересмотреть и права граждан на самозащиту

000

Иногда обстоятельства нас не спрашивают, о каком обществе мы мечтаем и какой политический рай хотели бы строить.

Кто-то из нас, возможно, стремится к леволиберальному или даже социал-демократическому идеалу. Автор этих строк в студенческие годы и сам любовался "скандинавским социализмом". Ах, если бы у нас была Дания или Исландия: миролюбие, социальные программы, всеобщий комфорт и ровные газоны.

Но, как говорил учёный кот Мурзик Васильович, "вам так не буде". Чтобы строить подобие скандинавской социал-демократии, нужно не только соответствующее общество, с устоявшимися на протяжении столетий нормами, но и соответствующая экономика, и соответствующий геополитический контекст. Исландия может себе позволить фактическое отсутствие армии, мы — нет: нам не хватает океана между нами и Россией. Швеция может себе позволить огромные налоги и мощные социальные программы, мы — нет: это убьёт нашу экономику.

Наш контекст иной, нам ценнее опыт Эстонии и Литвы, Чехии и Болгарии, Польши, Грузии и, в отдельных проявлениях, Израиля. Мы не можем себе позволить социализм, мы не можем себе позволить пацифизм, поэтому должны выбрать наиболее подходящую нам модель свободного рынка. И милитаризма.

Это была преамбула. А поговорить я хочу об общественной безопасности. О модели взаимоотношений "гражданин — правоохранитель — преступник".

Когда в нашей стране только создавалась патрульная полиция, по соцсетям гуляли восторженные статьи о том, какая же милая полиция в Исландии. Мол, дружелюбные люди ведут смешной Инстраграм, всегда готовы подвезти и, вообще, больше похожи на сервисную службу, чем на правоохранителей. Тем больше мы радовались, когда наша патрульная полиция позиционировалась по схожей модели. Улыбчивые юноши и девушки, #селфископом, вот это всё. Мы восхищались — и восхищаемся, — когда в Сеть выкладывают ролики с видеорегистраторов, где полицейские с ангельским терпением вежливо объясняют визжащим организмам, нарушившим правила, почему закон требует от них покинуть машину. И это действительно достойно восхищения. Но реальность внесла некоторые коррективы.

"Мы не можем себе позволить социализм, мы не можем себе позволить пацифизм, поэтому должны выбрать наиболее подходящую нам модель свободного рынка. И милитаризма"

На днях в Днепре погибли двое по-настоящему новых полицейских. Парень и девушка, которые вежливо, но твёрдо пресекли попытки нарушителя "договориться". Которые попытались задержать преступника, уже направившего на них оружие. Как милиционеры старого образца гибнут от огня преступника, представить могу — вспоминается дело Аслана Дикаева. Но не могу представить гаишника старого образца, который отказывается "договориться". Особенно когда на него уже направлен ствол.

Почему они погибли?

Потому что попытались вести себя с вооружённым преступником так, как вели бы себя исландские копы. Однако эта модель поведения не рассчитана на встречу с вооружённым преступником: в Исландии таких попросту нет. Им там неоткуда взяться: у них не было бурных 90-х, войны, олигархических кланов с бандитами на побегушках, рейдерства как бизнес-отрасли и сумрачных спальных районов.

Зато, например, в США полицейским достаточно часто приходится стрелять в бандитов — по отличным от наших, но столь же серьёзным причинам: высокая плотность населения, этническая преступность, наличие бедных районов, развитая сеть наркоторговли. Поэтому у копов в США совсем другие инструкции. Это не значит, что они не могут быть с вами вежливы, ещё как могут. Но при них лучше держать руки на виду и не совершать резких движений.

При этом полицейские в США редко идут на "беспредел". Почему? Потому что общество, со своей стороны, тоже готово на жёсткую реакцию в случае нарушения полицейскими их прав. Кроме того, в США очень развитое законодательство о самообороне. Речь не только о том, что в ряде штатов разрешено легальное приобретение короткоствольного оружия, но и о "доктрине крепости", которая позволяет застрелить преступника уже по факту незаконного проникновения на территорию чужого жилища. У нас ровно обратная ситуация: наше действующее законодательство делает защиту своей жизни (не говоря уже о чужой жизни или своём имуществе) от преступных посягательств очень опасным занятием.

Возвращаемся к вопросу "какую модель нам принять?". Как мы уже говорили, выбор модели зависит от условий, в которых оказалась страна.

"Наше действующее законодательство делает защиту своей жизни от преступных посягательств очень опасным занятием"

Мы не можем принять мягкую, условно-исландскую модель общественной безопасности. Потому что у нас попросту другая криминогенная история. Поэтому же мы не можем разоружить полицейских, как это сделали англичане.

Криминогенная ситуация вроде бы диктует нам жёсткую модель — условно-американскую. Но если мы возьмёмся перенимать опыт США, мы не можем перенимать его лишь в части прав полицейских. Мы не можем себе позволить чистую "презумпцию правоты полицейского", как того хочет министр внутренних дел, хотя бы потому, что у нас до сих пор случаются Кривые Озёра. Очищение кадров в МВД в значительной степени провалено, уровень доверия к правоохранительной системе недостаточно высок.

И здесь противовесом могло бы выступить гражданское общество. В истории со стрельбой в Днепре был третий — водитель маршрутного такси, рискнувший жизнью для задержания преступника. В истории с переаттестацией милиции были представители общественных организаций, добивавшиеся отстранения наиболее одиозных персонажей.

Как можно усилить гражданское общество? Во-первых, скорректировав законодательство о самообороне. По объективным причинам полиция не всегда справляется с защитой граждан — следовательно, надо расширить их право на самозащиту. Во-вторых, мы возвращаемся к одному из камней преткновения всех наших реформаторских историй — к судебной реформе. Независимый суд — ключевой институт, который разграничивает, где права, а где их превышение. Обе эти реформы уже назрели и перезрели, и мы должны решить оба эти вопроса. Если хотим, чтобы хорошие люди наконец-то перестали погибать.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.