Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса
Убийство правозащитницы Ноздровской

Пасторальное убийство. Украина идёт похожим путём с Россией

Пасторальное убийство. Украина идёт похожим путём с Россией

Страх, царящий в украинской глубинке, порождает чудовищные преступления 

000

Ирину Ноздровскую, юриста и правозащитницу, убили в родном селе с населением менее четырёх тысяч человек. По нынешним меркам, когда жизнь клубится в мегаполисах, раздувая их до состояния вселенских пузырей, это почти хутор.

Плюнь — и плевок приземлится где-то на окраине. Все всё про всех знают. Кто с кем дружит. Кто с кем спит. Кто к кому ходит в гости. Кто кого ненавидит. Кто кому угрожает. Кое-что, конечно, скрыть можно, но лишь при условии, что ты прошёл обучение в школе разведки и знаешь, как замести следы. В таком «мирке на ладони», казалось бы, не должно происходить и менее ужасных вещей, чем убийство. Но они есть. И кормятся они страхом местных жителей. 

Известный норвежский криминалист и специалист в области социологии права Нильс Кристи потратил немало времени, чтобы показать, как важно использовать потенциал общин для того, чтобы минимизировать число преступлений и сделать жизнь в таких маленьких анклавах более комфортной и безопасной. Он приводил юридические аргументы. Рассматривал возможные риски. Уснащал свои исследования примерами не только из жизни «карманной» сельской Норвегии, но и из опыта общинных структур, скажем, в Сан-Франциско.

Кристи пришёл к выводу, что в случае конфликта «сплочённость общины даёт возможность слабой стороне в подсистеме сделать своё несчастье достоянием гласности и организовать также защитную коалицию». Иными словами, в таком небольшом демографическом образовании очень важно наличие минимального доверия между его членами. Если оно есть, многие противоречия могут быть сняты или по крайней мере ослаблены.

Трагическая история с Ириной Ноздровской показывает, что в «карликовом» Демидове ничего подобного не существовало. Это вполне украинский феномен. И объяснение ему — страх

За те годы, которые мы якобы строим правовое государство, это чувство из глубинки никуда не исчезло. Оно укоренилось в обитателях крошечных селений в гораздо большей степени, чем в тех, кто строит свою судьбу в столицах. Потому что именно в таких населённых пунктах всем известно, кто в доме хозяин. Кто чей кум, брат, сват или племянник. Именно здесь прописалась жизнь, вполне согласованная с поговоркой «кнутом обуха не перешибёшь». Мы привыкли костерить Россию, у которой есть Чечня, где режим правления мало чем отличается от средневекового ханства. Но достаточно взглянуть на наши маленькие города и сёла, чтобы понять: мы идём похожим путём.  

Убийство в Демидове уже успели сравнить с событиями во Врадиевке летом 2013-го. Тогда двое милиционеров и один таксист, племянник райпрокурора в Николаеве, изнасиловали и жестоко избили 29-летнюю продавщицу Ирину Крашкову. На пятый день после случившегося, видя, что местному правосудию до негодяев дела нет, жители пошли на штурм районного отдела милиции. Взломали двери, разбили окна, повредили служебные авто. В ход пошли бутылки, петарды, слезоточивый газ, коктейли Молотова. Всё это стало своеобразной предтечей Майдана. При этом некоторые из участников стихийного бунта тогда опасались: подобного им не простят. Переловят поодиночке. Найдут предлог и посадят.

И всё-таки вопиющее преступление, совершённое мерзавцами в погонах, позволило гневу и возмущению пересилить парализующий страх перед системой, которая способна тебя растоптать. Не будь его, возможно, жители райцентра, в котором проживает всего восемь с лишним тысяч человек и в котором, как и в Демидове, все всё (или почти всё) про всех знают, провели бы свою акцию раньше. Ведь во Врадиевке уже были до этого два убийства с изнасилованием, в которых многие сельчане подозревали одного из насильников Ирины Крашковой. По «почерку».

Изменилось ли что-то в жизни украинской глубинки за неполных пять лет? Наверное. И даже безусловно. Только страх никуда не делся. Малые города и веси Украины, как и прежде, отданы на откуп местным правителям — административным, полицейским, судебным. Создаётся впечатление, что все они наделены правом на дискрецию — решение тех или иных вопросов по своему усмотрению. Это в принципе подрывает доверие к самой пирамиде власти в стране, поскольку, как однажды отметили американские исследователи подобной проблемы, «дискреция может скрывать за собой дискриминацию и произвол». Что она, собственно, и делает.

В сущности, малое насилие от большого отличается, как правило, лишь степенью ужасающих последствий. Убийства — высшее проявление отвратительного произвола. Но они будут повторяться в украинской глубинке, если там и впредь будет реализовываться модель «наместничества», какие бы сферы она ни охватывала. Возможно, такой управленческий механизм вынужденно мил центральной власти (как Путину мило кадыровское ханство в Чечне). Но перспектив у этой азиатчины в Украине нет. Если, конечно, не считать перспективами разгул стихийных протестов народа, который после очередной Врадиевки или Демидова вдруг обнаружит в себе силы и полное отсутствие страха для нового Майдана.

 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.