Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса
Выборы президента в России

Путин Четвертый. Каким будет очередной российский «понтификат»

Путин Четвертый. Каким будет очередной российский «понтификат»

По большому счету, это будет зависеть от двух вещей: реакции Запада на действия Москвы и конъюнктуры цен на углеводороды

000

Особых предвкушений по поводу президентских выборов в России нет. А о послевкусии на ближайшие шесть лет (в России такие сроки дают, например, за убийство без отягчающих обстоятельств) стоит задуматься. Каким будет правление Путина Четвертого? Что вообще может произойти до 2024 года в границах и за границей путинской Ойкумены?

По большому счету, это будет зависеть от двух вещей: реакции Запада на действия Москвы и конъюнктуры цен на углеводороды. 

Я уже пару лет получаю ни с чем не сравнимое удовольствие, просматривая видео выступлений российского историка Евгения Понасенкова. Его книга о войне 1812 года так взбесила поклонников «скреп», что чуть ли не любое публичное ее обсуждение в присутствии автора заканчивается скандалом. Кутузов, доказывает Понасенков, в качестве полководца был бездарен, как голенище. А Александр I сам спровоцировал распрю с Наполеоном и накликал беду на империю двуглавого орла. Какие, право, изящные параллели с современностью…

Путину придется решать сразу несколько задач, которые по-отдельности вполне решаемы, но собранные вместе создают ощущение абсолютной безнадеги

В России Понасенкова называют ревизионистом. Оно и понятно: он подрывает основы. Но он интересен еще и тем, что умеет быть проницательным, когда речь заходит о текущих процессах. В студии «Эха Москвы» его недавно спросили: когда уже закончится возможность демонстрировать ветеранов к 9 мая? Ну, как символ единственного уцелевшего бастиона исторических достижений страны. Как тезис, заставляющий последнего российского алкоголика подняться над суетой и закуской, ощутить собственное величие за причастность к Победе и выпить «за дедов, которые воевали». Понасенков ответил: «Ровно в тот момент, когда мир окончательно достигнет сланцевой нефти».  

Здравое суждение. Падение цен на нефть действительно грозит исчезновению таких экзотических видов российских приматов, как ряженые ветераны (ряженые – потому что других либо не осталось, либо им уже лет 90+, и им не до парадов). Как профессиональные патриоты. И так далее. Но самое главное, результаты сланцевой революции – это серьезный удар по самому путинскому режиму. Потому что обитателю Кремля придется решать сразу несколько задач, которые по-отдельности вполне решаемы, но собранные вместе создают ощущение абсолютной безнадеги. 

Первое – чем кормить страну, удерживая ее граждан от недовольства? И как при таком положении дел отрезать от шагреневой кожи госбюджета солидные шматы на военные расходы? 18 лет путинского правления (или вы верите, что при президенте Медведеве, Россией правил Медведев?) можно описать как эпоху милитаризации страны. Если количество больниц за этот период уменьшилось вдвое, больничных коек – в 1,5 раза, школ стало на 37% меньше, а размер бюджета на образование вызывает улыбку: он вчетверо меньше, чем один лишь фонд Гарвардского Университета, - то на «оборону» страна стала тратить втрое больше, чем это было в 2000 году.

Это было возможно при сытых углеводородных годах. Начиная с 1999-го кривая стоимости нефти неуклонно шла в гору, пока в июле 2008-го не достигла своего исторического пика. Скажем, максимальная цена нефти сорта WTI (Light Sweet) превысила тогда 147 долларов за баррель. Это при том, что себестоимость добычи барреля нефти в России – на порядок меньше. Цифра более близкого к нам 2015 года – $17,2. 

Дальнейшие колебания цены заставили поволноваться руководство страны, в которой более половины доходной части федерального бюджета – нефтегазовые доллары. Особенно, когда в январе 2016 года, на фоне отмены санкций в отношении Ирана, стоимость нефти марки Brent опустилась до $27,72 за баррель, обновив таким образом 13-летний минимум.

Сегодняшние прогнозы могли бы вселять Путину умеренный оптимизм (в 2018-2019 годах, по мнению аналитиков из международного рейтингового агентства Fitch Ratings, Brent в среднем будет стоить $57,5, а WTI - $55 за баррель). Но тут все крапленые российские карты начинает смешивать фактор сланцевой нефти. Эксперты считают, что скачка ее добычи в США можно ожидать в промежутке между 2020 и 2027 годами.

Разгар четвертого царствования Путина – это как раз сланцевая секира, занесенная над его головой

И если американцы сумеют удержать себестоимость добычи на уровне $35 за баррель, то надежды на торги барреля за $50 рухнут. И пока Путина на родине не возвели в ранг Христа, есть некоторые сомнения, что он сможет накормить голодных пятью хлебами и двумя рыбами. Особенно с учетом того, что Россия за время санкций Запада фактически съела свой Резервный фонд и принялась за Фонд национального благосостояния, в который перенесли жалкие остатки Резервного.

Что будет делать Путин, если наступит пора «тощих нефтяных коров»? Будет ли он пытаться помириться с цивилизованным миром? Или постарается повысить ставки в конфликте? Второе кажется более вероятным. В конце концов, Путину не очень важно, как живут россияне. Ему важно оставаться царем как можно дольше. В этом смысле довольно странно выглядят слова Михаила Ходорковского, что Путин, мол, хотел бы уйти, но он «с каждым годом все больше зависит от своего окружения» и уйти, назначив преемника, он не может. Потому что «для его окружения любой преемник может означать изменения, несовместимые с жизнью».

Да, Путин зависит от окружения. Но если бы он действительно хотел уйти, то вся пропагандистская машина работала бы на что угодно, но только не на подтверждение холуйского тезиса спикера Госдумы Вячеслава Володина: «Нет Путина – нет России, есть Путин – есть Россия». Но все происходит ровно наоборот. Оба последних шедевра документальной пропаганды – фильмы «Миропорядок 2018» Соловьева и «Путин» Кондрашова, – выпущенные в этом году, лепят образ именно такого незаменимого, вечного Путина. Беззаветного борца с Западом. Когда Соловьев спрашивает Путина о возможности применения ядерного оружия, тот отвечает, что готов нанести только «ответно-встречный удар». Добавляя: «Да, для мира это будет глобальная катастрофа, но зачем нам такой мир, если там не будет России?»

Путин, разумеется, никуда не собирается уходить. И весь свой четвертый срок он будет предлагать миру войну в качестве шантажа: не хотите такого – садитесь со мной за стол переговоров. При этом, если ему не прижмут хвост основательно, это будет скорее всего партизанщина, от которой всегда есть возможность откреститься. Путин демонстрировал умение «отмораживаться» неоднократно, последний раз – давая интервью американскому телеканалу NBC. Когда Мегин Келли спросила его о вмешательстве России в президентские выборы в США, он ответил, что это, мол, на фоне ухудшения отношений между двумя странами могли сделать патриотически настроенные граждане, а он об этом – ни слухом, ни духом. «Если действия наших граждан, какие бы они ни были и против кого бы они ни были направлены вовне, нарушают действующие в России законы, мы будем на это реагировать, - сказал Путин. - Если они не нарушают российских законов, то мы не можем на это реагировать».

Российский политический аналитик Александр Морозов считает, что Кремль «расширяет не конвенциональную войну против стран Запада, США и Европы». Он играет без правил, в то время как Запад пытается отвечать ему по правилам. Даже высылка 23 российских дипломатов после отравления Скрипаля из Великобритании – это в рамках дипломатического приличия. Угроза как раз в том и состоит, говорит Морозов, что «из этих "патриотических путинских партизан" на территории Европы уже оформился как бы целый некоторый аналог террористической группировки "Исламское государство", вот эти все хакеры, и так далее. Чего от них можно ждать? Например, блэкаутов, то есть обрушения сети электроснабжения и связи в западных странах. Просто перерезания оптоволоконных кабелей под океаном – да это ведь публично обсуждается в России как некий вариант действий. Ударов по электронным финансовым механизмам, включая банки и биржи,  это тоже возможно».

Брежневская эпоха знаменовала закат Советского Союза, который наступил чуть позже. Что-то подобное может случиться и с последним правлением Путина

Будет ли Путин Четвертый продолжать действовать в этой же манере? Да. Если Запад не сделает выводы – как можно ему противостоять. В этом смысле инцидент в Солсбери сыграл свою положительную роль. Во-первых, он объединил оппонентов Кремля. Надолго ли, сильно ли – трудно сказать, но объединил. Во-вторых, наконец-то раздались здравые голоса не только в британской, но и в заокеанской прессе – по поводу того, где же находится ахиллесова пята Путина (ну, или игла Кощея – как угодно). Тут нет ничего нового, но важно, что это еще раз переформулировано сегодня. Да, это околокремлевские олигархи. Канадское издание The Globe and Mail поприветствовало тот факт, что британское правительство готовит апперкот против «кошельков» из окружения российского президента: «Заморозив их активы и наложив вето на получение визы в духе акта Магнитского, Великобритания нанесет Путину удар по самому больному месту».

То, каким будет четвертый срок Путина, во многом и будет зависеть от комфортности или некомфортности существования российских олигархов-миллиардеров, число которых за годы правления нынешнего главы РФ возросло в 15 раз. Только за третий срок Путина, по данным агентства Bloomberg, совокупное состояние богатейших россиян увеличилось на $29,5 млрд. Представители этой касты жили припеваючи в первые два года третьего срока Путина, но «понесли существенные потери после кризиса в Украине в 2014 г.», отмечает издание. Добавляя, что на ситуацию повлияли санкции и падение цен на энергоресурсы. Если к этому еще добавятся аресты их имущества и счетов, это уж точно не понравится московским толстосумам. Про «скрепы» можно рассказывать плебсу и рабочему классу, на которых Путин начал делать ставку после зимних протестов 2011-го. Олигархам все это интересно ровно до тех пор, пока приносит баснословные барыши. Не будет их – не будет «скреп».

Принимает ли во внимание этот факт Путин? Разумеется. Недоверчивый и подозрительный, он сегодня дистанцировался даже от главы «Роснефти» Игоря Сечина. Он мало на кого может положится в полной мере. И поэтому после выборов следует ожидать каких-то кадровых ротаций (типа: Кудрин вместо преданнейшего Медведева). Однако опасаться Путину стоит не только самого узкого своего круга в две-три сотни «соратников». Но и тех нескольких тысяч человек, которые являются ключевыми лицами, принимающими решения «в экономике, в регионах, на разных уровнях государственного управления», считает российский профессор политологии Игорь Голосов. «И здесь, - говорит он, - все зависит от того, в какой степени Путин сможет удержать за собой лояльность этого широкого правящего класса».

В тех условиях – экономических и политических, - в которых стартует очередной путинский «понтификат», сделать это будет непросто. Так что милого сердцу брежневского застоя Путину Четвертому вряд ли стоит ожидать. Похожесть будет разве что в итогах. Брежневская эпоха знаменовала закат Советского Союза, который наступил чуть позже. Что-то подобное может случиться и с последним правлением Путина.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.