Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

С острогой на Telegram. Почему в цифровую эпоху не работают запреты каменного века

С острогой на Telegram. Почему в цифровую эпоху не работают запреты каменного века

Есть какой-то особый шарм: ходить с острогой на Telegram. С кувалдой – на «ВКонтакте». С гладиаторской цепью – на Facebook

000

Охота Роскомнадзора на Telegram чем-то смахивает на анекдот, в котором мужик поставил себе целью убить назойливую муху, но что-то пошло не так. В результате он угробил жену, кобылу и тещу. После чего сказал: «Отрицательный результат – тоже результат». Ну, такой себе Эдисоновский подход.

Но в том-то и дело, что в нынешнюю цифровую эру большинство запретов почти повсеместно терпят фиаско. И одновременно вызывают сомнение в психическом здоровье тех, кто их инициирует. Какими бы мотивами те ни руководствовались. Что в России, что в Украине. 

Мотивы, разумеется, сплошь благородны, патриотичны и т.п. Россия, к примеру, уже несколько лет кряду изображает из себя яростного борца с врагами всех мастей. Начиная от надвигающегося на нее Запада, для которого, точно для тучи саранчи, не существует ничего святого, включая блины, валенки и «скрепы». И заканчивая террористами, невесть откуда взявшимися на Садовой и Невском. Как раз для эффективной борьбы с ними российским силовикам и понадобились ключи шифрования к Telegram.

Веселуха начинается уже на этом этапе. В декабре прошлого года за отказ передать ФСБ ключи шифрования Telegram оштрафовали на 800 тысяч рублей. Павел Дуров, его создатель, этим обстоятельством не слишком впечатлился и ключи фээсбэшникам не отдал. Роскомнадзор обратился в суд с иском о блокировке мессенджера, сославшись на конкретный пункт Федерального закона «Об информации». Суд, понятное дело, иск удовлетворил. В общем, из сказанного картина складывается такая, будто все – ФСБ, Роскомнадзор, Таганский райсуд Москвы и собственно российские законодатели – знают, что делают. Правильно? Так вот нет!

Еще до того, как суд вынес свой неумолимый вердикт, русская служба BBC опубликовала видеоролик с опросом депутатов Госдумы, которых попросили доступным языком объяснить, что ж это за зверь такой - «ключи шифрования». Ни один не смог! Чемпионскими, по-видимому, следует признать два ответа. Первый – от Сергея Гребенникова, эксперта в интернет-отрасли (!), директора Регионального общественного центра интернет-технологий. Он посоветовал обратиться с этим вопросом к специалистам – «чтоб я вам что-то не то не сказал, и надо мной не стали смеяться».

Второй, не менее замечательный – от вице-спикера ГД Петра Толстого. Тот окрестил пресловутые ключи «желанием соблюсти закон, который действует на территории страны». Ну, с этого интеллектуала, конечно, что и взять-то! Если кто-то хоть краем уха следит за событиями в России, то непременно вспомнит, что именно Толстой (между прочим, праправнук автора «Анны Карениной») на стадии подготовки закона, запрещающего импорт американских лекарств из США, предложил россиянам вместо американских препаратов заваривать кору дуба и пить настойку боярышника.

Разумеется, и сама идея идиотского закона, и не менее идиотские рекомендации родились не на пустом месте, а на густо унавоженной патриотической почве: надо же как-то «симметрично» ответить на санкции Вашингтона!

Хотя бы для этого и передохла добрая половина страны – диабетики, гипертоники...

Ну, короче, все, кроме Кобзона, который даже под санкциями лечит свой рак в Германии, пренебрегая таким дивным целительным средством, как кора дуба.

Но вернемся, однако, к эпическому полотну «Бой Давида-Telegram’а с Голиафом-государством». Или, как выразился глава Роскомнадзора Александр Жаров, к борьбе «снаряда и брони».

За пару суток ведомство с энтузиазмом заблокировало миллионы IP-адресов Amazon и Google — крупнейших хостинг-провайдеров, инфраструктуру которых «мигрирующий» Telegram успешно использует для обхода блокировок. Такой широкоформатный подход привел к тому, что под раздачу попали и другие сервисы и компании, которые также пользуются этими IP. Частично мессенджер Viber, онлайн-школа Skyeng и прочие. Кое-кто думает подать на Роскомнадзор в суд. В сущности, он бы и сам мог подать в суд на себя, поскольку его сайт несколько часов оставался, что называется, бездыханным.

В общем, «мы делили апельсин – много наших полегло». Но самое главное – никаких конкретных результатов эти игры в казаков-разбойников не дают. Потенциальные террористы повержены во прах? Это вряд ли. Тут можно согласиться с Дуровым: экстремисты, считает он, «продолжат пользоваться шифрованными каналами связи – в других мессенджерах, либо через VPN». При этом «национальная безопасность России снизится, так как часть личных данных россиян перейдет из нейтральной к РФ площадки в контролируемые из США WhatsApp/Facebook».

Может, 15 миллионов российских пользователей посыплют головы пеплом и незамедлительно перейдут на другие средства коммуникации? Окститесь! Даже завзятый борец с геями депутат Госдумы Милонов, человек, сотканный из бороды и православия, дал обет хранить верность Telegram до тех пор, пока гениальные потомки Ломоносова (ну, хоть кто-нибудь, кроме Дурова!) не изобретут адекватную альтернативу. Не исключено, что Милонову придется умереть с Telegram’ом в руках, как умирают с крестом, Библией или томом Солженицына. Думаете, я шучу? Какое там! Вот вам новость от 15 апреля – на случай, если вы пропустили. В Крыму создали государственный мессенджер, который, по задумке, мог бы заменить Telegram. Был взломан за три минуты.

А вот вам вообще нонсенс с пылу, с жару (чуть не написал: с Жарова): Роскомнадзор, оказывается, разрешил гражданам пользоваться Telegram. Его глава объясняет: конфликта между органами власти и аудиторией мессенджера нет. Потрясающе, правда? Это как если бы какой-то зоолог-садист сказал: у меня нет претензий к щенкам, пусть питаются молоком суки-матери сколько угодно, но мать я, понимаете ли, убью. Скоро, кстати, подобная иезуитская логика скорее всего восторжествует и в отношении Facebook (как бы и кто к нему ни относился в свете скандала вокруг утечки персональных данных). В свежем интервью «Известиям» Александр Жаров заявил, что соцсеть Цукерберга могут заблокировать в России, если представители компании также не выполнят требования российских властей.

Ну, то есть абсурд нужно длить любой ценой, как тенор в Ла Скала тянет высокую ноту. Бесконечно. Чуть ли не до потери пульса. Похоже, исполнителям очень важно казаться нервными и раздраженными, дабы у босса в Кремле не сложилось впечатления, будто они сидят без дела. При этом все понимают тщету усилий. К примеру, замглавы Минкомсвязи РФ Алексей Волин объяснил, почему не следует ждать потрясений от запрета Telegram в России.

Потому что те, кто хотят пользоваться мессенджером, будут и дальше это делать, зная «большое количество способов, каким образом обойти блокировку». С ноября 2017 года в России действует закон о запрете анонимайзеров, которые откажутся блокировать доступ к запрещенным в стране сайтам. Однако он абсолютно не касается обычных пользователей, если те вдруг вздумают обойти блокировку имеющимися в наличии средствами. «У нас разве есть закон, запрещающий обходить блокировки? Я про такой не слышал», - признался Волин, отвечая на вопрос, законно ли пользоваться Telegram в текущей ситуации.

В общем, Зазеркалье. Просто вот смотришь на них, убогих, и радуешься за себя. Правильно? Увы, нет. Мы – такие же

Конечно, внести Башара Асада в базу «Миротворца» - это не то же самое, что блокировать Telegram. И запретить сериал «Сваты» - не совсем то. Но когда у нас наложили запрет на «ВКонтакте» (и еще кучу интернет ресурсов) – разве это не было точно такой же имитацией оргазма запретителей при полном отсутствии хоть какого-то удовлетворения от результатов этой, с позволения сказать, «деятельности»? Ну хорошо, я, допустим, по своей лени изобразил законопослушного гражданина и не стал обходить установленные препоны. И вообразите: меня за это даже никто не наградил! Хотя, думаю, следовало бы. Потому что я такой – один. Ну, или, может быть, нас таких сотня. Тысяча. Двадцать тысяч. Остальные-то как были с «ВКонтакте», так и остались. Но зато ведь с каким патриотическом пафосом все это делалось! И как это было важно для безопасности страны! Ну, так нам объясняли. И сколько человеко-часов удалось положить на это темпераментное занятие! Разве это не борьба с безработицей!..

Что тут скажешь… По-видимому, есть какой-то особый шарм: ходить с острогой на Telegram. С кувалдой – на «ВКонтакте». С гладиаторской цепью – на Facebook. И так далее. Но когда такое происходит, ты понимаешь, что людям, затрубившим подобную охоту в бараньи рога, абсолютно не важен результат. Они озабочены процессом. Видимостью движения. Иллюзорной возможностью общественного оздоровления. Ну, почти как в том анекдоте:

- Дорогой мой, у вас рак, поезжайте в какую-нибудь грязелечебницу.

- Доктор, а что грязевая ванна поможет от рака?

- Нет, но зато начнете привыкать к земле?

Вот эти все запреты не только россиян, но и нас «приучают к земле». Точнее, к каменному веку в мышлении. В восприятии мира. Того самого, который давно уже стал цифровым и сетевым. А, да! Еще они призваны показать, что власть о нас, неразумных, печется. Ну, для нашей же пользы и безопасности. Вы в это верите? Я вот не очень...

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.