Сам себе режиссер. Почему билеты стоило продавать не на спектакли, а на репетиции Романа Виктюка

Он ставил по три спектакля сразу, но главный и лучший спектакль – это был сам Роман Григорьевич Виктюк.

Что это за ноябрь такой траурный: Жванецкий, Джигарханян, теперь Виктюк. 

С Романом Григорьевичем я много общался, когда он ставил в МЦКИ (Октябрьском дворце) в Киеве ретроспективную подборку собственных лучших спектаклей к своему 60-летию, а я готовил там с ним интервью. И буквально ходил следом за Маэстро – и на репетиции, и на спектакли. «Священные чудовища» с Адой Роговцевой и Евгением Паперным – да.  

Но все эти его Маркизы де Сады с гипсовыми фаллосами и атмосферой сатанинской мессы – меня не трогали. На де Саде мне в гардеробе достался номерок 666. "Классные номерки попадаются на ваших постановках", – показал я его Виктюку. "А ты переверни – получится 999", – пошутил он. – "По 999, — говорю, — куртку не выдадут".  

Но, вот что я хочу сказать: самым гениальным произведением Виктюка был он сам. Билеты нужно было продавать на его репетиции!  Такого безумного темперамента вперемешку с эквилибристическим владением матом, я больше не набюдал ни у кого. 

"Коля, дай красный прожектор" – тихо обращается Роман Григорьевич к невидимому осветителю.

Ничего на сцене не поменялось. 

Виктюк повторяет. 

Ноль реакции. 

Просто чудовищный по мощи рык: «Коляяяяя! Су……..ты такая….. …..! Где красный свет, …..ля! Сейчас ты сам у меня будешь красным!". Где-то за нашими спинами что-то падает. Это Коля. Мгновенно все загорается алым. 

Роман Григорьевич тихо-елейным тоном: "Спасибо, Николай. Дальше…".

И так каждые пять минут. Он менял десятки раз интонацию, был то задорным, то дерзким, то вкрадчивым, то забавным. Как он работал с актрисами! Они сидели, великие актрисы, и слушали его, открыв рот. А почему? Потому что он сам был гениальным актером.  

 И при этом, за кулисами успевал мне поведать в интервью про "неутоленный жар" жены Александра Блока: "Костя, он же с ней не жил, как с женщиной. Ты себе представляешь, сколько в этой Прекрасной Незнакомке накопилось неутоленного жара?!". 

С тем же пылом рассказывал как какая-то тетка из дирекции "Октябрьского" должна была ему бы открыть дверь на балкон для спектакля и забыла это сделать. "Тогда я ей выдал на бис: "Да пошла ты на…!".

Это был не человек, а вулкан!     

Я понимал, что любая его постановка отражала лишь процентов десять его настоящего, его страстей, его темперамента, его гения. Даже жаль! 

Часто можно было слышать как он кому-то (да и мне иной раз) говорил: "Что ж ты, вонючка, сразу не сказал?". И мгновенно решал какой-то организационный вопрос. "Вонючка" – это было нежно-ласкательное обозначение. 

Он ставил по три спектакля сразу, но главный и лучший спектакль – это был сам Роман Григорьевич Виктюк. И мне посчастливилось видеть его во всем блеске и безудержном фонтанировании!     

Царствие Небесное Мастеру и настоящему Артисту – в максимально фееричном значении этого слова.