Привет, Большой Брат! Как будет выглядеть мир, в котором Google и Facebook знают о вас все

В прессу попало содержание тайных переговоров топ-менеджмента Facebook о том, что они разрабатывают устройство для чтения мыслей. Намерения, как нетрудно догадаться, самые благие – усилить связи между людьми. Реальность, надо полагать, окажется кошмарной. 

Недавнее, прогремевшее на весь мир, расследование обстоятельств отравления Навального, из которого следует, что к преступлению могут быть непосредственно причастны сотрудники ФСБ, стало возможным благодаря цифровой слежке.

 Членов преступного сговора отследили по телефонным номерам и телефонным звонкам. Стало известно, кто, куда и когда перемещался. Совокупность этих данных позволила ответить и на главный вопрос – зачем.

Если бы не было этого расследования, не было бы вообще никакого, и человечеству пришлось довольствоваться домыслами и слухами. Так что свободный доступ к цифровым следам кого угодно, хоть генералов спецслужб, имеет очевидную общественную пользу.

Но вред от такой тотальной прозрачности человеческих жизней еще более очевиден. Например, Китай уже несколько лет активно внедряет так называемую "систему социального рейтинга", которая позволяет учитывать и оценивать любой шаг человека, сделанный как в общественном, так и в частном пространстве. 

Недостаточно высокий рейтинг используется, как законная причина для поражения граждан в правах.

 Заявленные цели системы более чем разумны. Китайское правительство просто стремится свести к минимуму возможности преступной лжи, и тем самым укрепить доверие в обществе. 

Но на деле все выглядит жутко. О том, что должны чувствовать люди, ежесекундно ощущая на себе пристальный и оценивающий взгляд родной компартии, страшно даже подумать. 

Но с приходом в нашу жизнь пандемии COVID-2019 оказалось, что "цифровая диктатура" ближе, чем мы ожидали. Редкие правительства в мире удержались от использования "мобильного поводка" — возможности контролировать и управлять перемещениями граждан через мобильные телефоны. Которые, вообще-то, являются частной собственностью, и ее никто в распоряжение государства предоставлять не обязан. 

Расторопные китайцы придумали приложения, позволяющие работодателям полностью контролировать распорядок дня своих работников на удаленке. Не появился вовремя онлайн – штраф и выговор, а то и увольнение. 

Проблема коснулась не только китайцев. Работа из дома во время карантина многих украинцев лишила "чувства дома", сделав границы личного пространства абсолютно проницаемыми для начальства и коллег, а рабочий день – совершенно безразмерным. 

Открывшиеся перспективы тотального вторжения государств и корпораций в личную жизнь, точнее в то, что от нее еще осталось, довольно ужасны. Не успели мы прийти в себя от новости, что Facebook и Cambridge Analytics взломали демократические выборы, подсунув миру Трампа и Brexit, как подоспела новая сенсация.

 В прессу попало содержание тайных переговоров топ-менеджмента Facebook (какая ирония, не правда ли) о том, что они разрабатывают устройство для чтения мыслей. Это должен быть такой нейронный сенсор, который, с помощью специального шлема, будет переводить нейронные сигналы в текст или синтезированную речь. 

Намерения, как нетрудно догадаться, самые благие – усилить связи между людьми. Реальность, надо полагать, окажется кошмарной. 

С секретами у нас разобрались уже давно. Нет больше никаких секретов – все прослушивается, просматривается и прочитывается. И сейчас, похоже, мы стоим на пороге полного уничтожения всякой приватности вообще. 

И это довольно серьезная угроза нашей человечности. Дело в том, что социальная жизнь среднестатистического человека исключительно сложна. Нам приходится врать или недоговаривать десятки раз на дню. Причем, не из злого умысла, а наоборот – с целью сохранить важные и хрупкие социальные связи. 

Наши интересы постоянно натыкаются на интересы окружающих. Конфликт личного с общественным стар, как мир. Мы лавируем, приспосабливаемся, врем – просто чтобы удержаться на плаву в социальной стихии, сотканной из мыслей, чувств, желаний, поступков совершенно разных людей. 

Все мы стремимся сохранить себя и, одновременно, сохранить отношения с другими. Эта задача неизбежно подразумевает некоторые компромиссы и умолчания. Неограниченные возможности цифровой слежки "в целях укрепления доверия" грубо подрывают этот баланс личного и общественного, приватного и публичного. 

Разрушение приватности грозит разрушением личности. А без личности не будет и общества – никакого, ни хорошего, ни плохого. 

Еще одна причина, почему приватность крайне важна, связана с относительно недавними открытиями в области нейронаук. Ученые обнаружили в человеческом мозге так называемые нейронные сети оперативного покоя (defaultmodenetwork).

Это когда ум человека вроде бы ничем конкретным не занят, но мозг при этом активно работает, просто в специфическом ключе. Такие состояния погруженности в себя или блуждания в собственных мыслях являются исключительно важным для поддержания психического здоровья. 

Именно в такие моменты формируются глубокие связи внутреннего "я" с окружающим миром, соединяются прошлое, настоящее и будущее, происходит консолидация опыта, приходят творческие озарения. 

Очевидно, что активация сетей покоя возможна только наедине с собой. В ситуации постоянной слежки человек вынужден решать множество задач, отфильтровывая социально желательные проявления от нежелательных. Никакого покоя тут, конечно, быть не может.

Можно выдвигать и выдвигать еще аргументы, почему без приватности человек не может быть.

Но, давайте вернемся к тому, с чего начали – а именно, к преимуществам, которые цифровая прозрачность все-таки открывает перед человечеством.

Известный дата-аналитик Сет Стивенс-Давидович, который одним из первых предсказал победу Трампа в 2016 году, просто проанализировав самые популярные запросы в Google накануне выборов, считает, что Google знает людей лучше, чем кто-либо другой. 

Оказываясь наедине с пустой поисковой строкой люди будто попадают в исповедальню к священнику, только с многократно более сильной степенью защиты конфиденциальности. 

Google мы говорим о себе то, что никогда не скажем больше никому и ничему. Неудивительно, что картина, открывающаяся дата-аналитикам, малопривлекательна. Люди на поверку оказываются неуверенными в себе, сексуально и эмоционально депривированными, ксенофобными существами, раздираемыми страхами и противоречиями. 

Например, после первой президентской победы Барака Обамы, мейнстримовая американская пресса ликовала по поводу, как тогда казалось, окончательного освобождения общества от расовых предрассудков, а в это же самое время Google методично регистрировал взрывной рост посещений сайтов организаций, подобных Ку Клукс Клану. 

Можно сколько угодно обманывать себя и социологов, пытаясь казаться лучше, чем есть, но наши цифровые следы выдают нас настоящих. Google знает о нас то, чего мы сами о себе не знаем. 

Тот же самый потенциал нетрудно увидеть и в будущей фейсбучной машине для чтения мыслей. 

Думаю, многие психологи не отказались бы от такой машины – просто потому, что клиенты, которые приходят к психологам, часто испытывают значительные сложности с тем, чтобы понять и тем более озвучить, что именно они думают и чувствуют. 

В конечном счете, психотерапия – это переоткрытие человеком самого себя, познание и принятие своей подлинной сущности.

Избавление от иллюзий может быть весьма болезненным, но крайне полезным. Чем точнее представление о реальности – тем больше возможностей на эту реальность повлиять желательным образом.

Очевидно, что прогресс невозможно обернуть вспять, и отменить открывшиеся в связи с цифровой прозрачностью возможности не получится. 

Так или иначе, но мы уже живем в оцифрованной реальности. Самое важное, что можно сделать в данных обстоятельствах – оказывать сопротивление неконтролируемому наступлению государств и корпораций на нашу приватность, и при этом не бояться встречи с теми головокружительными перспективами для исследования человека, общества и мира, которые открываются перед нами в условиях цифровой прозрачности.