Лежит вибратор мой, скучает. Секс-скандал с помощницей главы ЦИК глазами психолога

Секс-скандал с помощницей главы ЦИК ставит вопрос о совместимости частного и официального дискурсов. О том, насколько жесткими должны быть границы между разными ролями одного и того же человека, между личным и политическим. 

По поводу вторжения вибратора в девственные просторы ЦИК вспомнился случай Шребера. Этот судья страдал психозом, ему казалось, что он женщина, и он оставил подробные записки об этих своих переживаниях. 

Самые яркие переживания были эротического свойства. Представления о женской сексуальности, рожденные в недрах расстроенного мужского сознания — тот еще кошмар.

Случай Шребера, говорят, поссорил Фрейда с Юнгом. Не сошлись в интерпретациях.

И вот мы видим, что сто лет спустя общественные представления о женской сексуальности в современной Украине не особо отличаются от шреберовских. 

Через желание женщины многим вполне здоровым согражданам до сих пор открываются врата в адъ, сжечь ведьму.

Но в целом эта история имеет не только гендерный смысл, она шире. 

Например, она ставит вопрос о совместимости частного и официального дискурсов. О том, насколько жесткими должны быть границы между разными ролями одного и того же человека, между личным и политическим. 

Если применить психологическую мерку, то интеграция и целостность — всегда более здоровое состояние, чем расщепление и разорванность опыта. 

И идя по здоровому пути, мы неизбежно придем к идее о том, что раз у всех людей есть тела, желания и личная жизнь, то это как-то должно имплементироваться в политику тоже.

Тем более, странно наблюдать шитсторм по поводу "осквернения" личным контентом высокого морального облика госслужащего в стране, где госслужащим все никак не удается провести грань между личным и общественным, когда дело касается, например, денег. 

Все время какая-то путаница получается.

Первоисточник.