Страна запретов. Как сломанный вибратор стал символом ненависти украинцев к самим себе

Когда разгорается секс-скандал, речь идет именно о сексе – о процессе, в который, помимо, главного героя (или антигероя) вовлечен кто-то еще. Даже публичное разоблачение чьей-то супружеской измены подпадает под это определение, но точно не случай сотрудницы ЦИК Анжелы Еременко. 

Представим, что вам подарили новенький гаджет, недешевый, но довольно популярный. Пытаетесь включить, а он не работает. Куда обращаться за гарантийным сервисом – не понятно. Идете в профильный магазин, надеетесь, что там помогут организовать ремонт или поменяют на работающий экземпляр – все зря. 

Огорчаетесь, пишете в своем личном блоге печальный пост на эту тему, а в ответ вместо сочувствия получаете шквал хейта. Незнакомые люди обзывают вас последними словами за то, что вы вообще вздумали использовать этот хитрый гаджет, да еще и объявили об этом всему миру.  

Дело заходит так далеко, что вам приходится уйти с работы, потому что должность публичная, с вашим именем связана репутация важной государственной структуры, а мощный хейт, льющийся на вас со всех сторон, может ей повредить. 

Рассказ кажется нелогичным? И правда, с чего вдруг жалоба на поломку гаджета и отсутствие продуманного технического сервиса вызывает народный гнев. Однако, история зазвучит по другому, если уточнить, что речь шла о вибраторе. 

Новость о том, что в начале марта помощница главы Центральной избирательной комиссии Анжела Еременко ушла с должности из-за травли, вызванной публикацией о сломанном вибраторе в ее блоге Bad Mama не обсуждал только ленивый. Однако, обсуждение это выглядело очень странно.

Большинство украинских медиа, недолго думая, объявили происшествие "секс-скандалом". Казалось бы, в XXI веке стыдно не знать, что такое секс- скандал. Сеть изобилует разоблачительными публикациями о домогательствах на рабочем месте, о том, что кто-то из звезд или власть имущих был уличен в педофилии, в потворствовании проституции или обвинен в изнасиловании, резонансными интервью бывших жен и подруг известных и влиятельных людей, признающихся, что к ним применяли силу и подвергали издевательствам во время интимной близости. 

Когда разгорается секс-скандал речь идет именно о сексе – о процессе, в который помимо, главного героя (или антигероя) вовлечен кто-то еще. Другой человек или множество людей, чьи права и интересы могут быть ущемлены. 

Даже публичное разоблачение чьей-то супружеской измены подпадает под это определение, но точно не случай Анжелы Еременко. 

Множество психологов, политологов и блогеров всех мастей наперебой заговорили о том, может ли госслужащий или политический деятель открыто обсуждать свои сексуальные предпочтения, не ставя под удар репутацию структуры, в которой работает. Звучали их рассуждения так, будто какая-нибудь чиновница первого эшелона, к примеру, министр, рассказала о своей полиаморности, гомосексуальности или БДСМ-пристрастиях. 

 В действительности же произошло нечто гораздо более скучное: 30-летняя натуралка, сотрудница ЦИК с довольно скромным набором полномочий, поддерживающая вполне традиционные моногамные отношения со своим бойфрендом и воспитывающая ребенка, написала пост о сломанном гаджете интимного назначения. 

Самое интересное, что если порыться в публикациях Еременко и почитать ее книгу IMAGO, можно найти гораздо более откровенные тексты. Свой блог Bad Mama она ведет уже шесть лет и сексуальной тематики не стесняется. 

Может показаться странным, что на таком фоне серьезный общественный резонанс получил довольно будничный рассказ о том, как она безуспешно искала возможность починить вибратор. В социальных сетях и СМИ уже мелькают предположения о том, что эта блогерша изначально планировала уйти из ЦИК, где, кстати, проработала совсем недолго, а волну хейта с "громким увольнением" спровоцировала намеренно, ради увеличения продаж собственной книги. 

Впрочем, какой бы ни была мотивация Анжелы Еременко, она не дает ответа на вопрос о том, почему украинская общественность на текст о вибраторе отреагировала гораздо агрессивнее, чем на тексты о сексе. 

Может быть, главным триггером в данном случае оказалось желание и готовность доставить удовольствие самой себе. И разговор о сексе как таковом или об интимных отношениях в этом контексте раздражает меньше. 

"Сексуальный контакт, даже если не роман, а встреча на одну ночь – всегда довольно сложный психологический пазл и, собственно, физическое наслаждение лишь одна из его составляющих, зачастую даже не самая главная, а вот вибратор — это только и исключительно про удовольствие", — считает психиатр Наталья Дольская. 

Женщина, которая открыто говорит о своем вибраторе, как бы подчеркивает, что ее ощущения – самостоятельная ценность, по сути, не зависящая от партнера. Так проявляется здоровый эгоизм, и отношениям он вовсе не вредит. Даже наоборот, гораздо проще жить или встречаться тем, кто умеет делать себе приятное, а не ждет постоянно, что другие его осчастливят.  

Резкая негативная реакция на то, что кто-то в поле зрения ставит собственное удовольствие во главу угла, по мнению Дольской, оборотная сторона заниженной самооценки и ненависти к себе. Часто встречается у детей, которых вырастили психологически травмированные родители. 

"Такого человека с детства приучили, к мысли, что жизнь – боль, и все хорошее должно доставаться с трудом, — подчеркивает психиатр. – Ему в принципе сложно принять, что кто-то другой стремиться к удовольствиям и получает их. Еще можно как-то смириться, если чужие удовольствия выглядят как награда за усилия или таланты. Мол, кто-то потратил силы, чтобы стать привлекательным, научиться налаживать отношения или хотя бы просто "клеить", и был вознагражден радостями секса. 

Но как смириться с тем, что кто-то получил удовольствия вообще без усилий, не отличаясь красотой, обаянием, чувством юмора или общительностью. Кто-то ничем не лучше тебя, даже не стал тратить энергию на интеракцию с другими людьми, а просто помастурбировал и вот он кайф. Как не возмутиться?!". 

Поэтому все, что связанно с самоудовлетворением, всегда вызывает волну шейминга, более агрессивного и унизительного, чем тот, что касается секса.