Шутить изволите

Политики учатся смотреть на жизнь с юмором – заказывают спичрайтерам шутки и всё чаще пытаются шутить сами. Правда, то, что у них получается, чаще похоже на оскорбления 

И если это будет Огрызко, то наша политическая сила поддержит Огрызко, тем более что всё же немножечко фамилия символизирует то, что осталось от полномочий президента», – эта прошлогодняя острота Юлии Тимошенко по поводу назначения главы МИДа – яркий пример юмора, характерного для украинской политики. И это ещё достаточно беззлобная шутка, поскольку, если уж политики начинают шутить, то так, чтобы на оппоненте живого места не осталось. Юморить же с электоратом стараются очень осторожно.

Ничего святого
Политолог Дмитрий Выдрин считает украинскую политику слишком серьёзной и пафосной:

– Юмор наших политиков превращается в глумление над оппонентами, в явные оскорбления, приправленные ироническими гримасами. Специфический юмор у Мороза; у Плюща – смешливость сельского свойства, но таких весельчаков, как, скажем, Клинтон (бывший американский президент любит непринуждённо похохотать, в том числе и над собой, – Фокус), я не припомню.

Такую удручающую ситуацию с чувством юмора Выдрин объясняет тем, что «политику у нас создавали партийные и комсомольские функционеры». Его коллега Владимир Фесенко также признаёт, что к политике украинцы относятся как к очень серьёзному занятию, причём и те, кто ею занимается, и рядовые избиратели:

– Шутка как бы понижает статус власти, её святость – у нас так не принято, – говорит Фесенко. – Зарубежной практики, когда шутка – обязательная часть политических выступлений, у нас пока нет. Но постепенно приходят западные стандарты, западные политтехнологии, и острое словцо всё чаще позволяют себе и Тимошенко, и Луценко (правда, последний часто на грани хамства).

Спрос на юмор со стороны политиков растёт, ведь к шутникам инстинктивно тянутся журналисты. В условиях, когда в политике из года в год наблюдаются одни и те же нудные склоки, каждая весёлая цитата воспринимается как праздник.

Один из главных парламентских балагуров регионал Ярослав Сухой – всегда в центре внимания парламентской прессы из-за своей манеры постоянно юморить на грани фола.

– Следует различать чувство юмора и зубоскальство, – рассуждает он в разговоре с Фокусом. – И главное – всегда нужно уметь посмеяться над собой, что, к сожалению, не всем у нас свойственно. Я вам так скажу: без чувства юмора политикой вообще заниматься невозможно, поскольку зануды в политике – это жуть. Между прочим, больше всего людей с чувством юмора в парламенте, а тот же Секретариат Президента – хмурое подразделение, где люди, по-моему, сами себя боятся. Сухой уверен, что когда украинцы видят смеющихся политиков, у них прибавляется оптимизма.

Лидер же «Братства» Дмитрий Корчинский, наоборот, считает, что настоящие весельчаки в политике не выживают – общество их ещё не воспринимает:

– Украинский политик, чтобы его уважали, должен быть мрачным и иметь лишний вес. Избирателя можно пугать, ублажать, но его нельзя удивлять, а ведь в каждой шутке заложен парадокс.

Тем не менее многие политики полагают, что пользы от шуток немало, особенно когда нужно как-то объяснить собственный ляп.

Так, премьер Юлия Тимошенко сказала, что она пошутила, когда в интервью «Евроньюс» назвала возможной коалицию с Партией регионов. А совсем недавно в подобной ситуации оказался и главный милиционер Юрий Луценко – он пообещал регионалу Борису Колесникову милицейскую награду, а потом ему пришлось долго объяснять, что это была шутка.

Женщины, яйца и бассейн
Именно Тимошенко, Луценко да ещё спикер Арсений Яценюк составляют сейчас «большую тройку» украинских политюмористов – они первые, у кого острое словцо стало частью имиджа. Спикер сделал карьеру остряка в считанные месяцы – натренировался на последних парламентских кризисах («передаю привет всем гэкачепистам!»), а у Тимошенко ни одно выступление не обходится без шутки о текущем моменте вроде сравнения демкоалиции с семейкой Адамсов.

Вот у кого с чувством юмора тяжеловато, так это у Президента. В ответ на запрос «Ющенко пошутил» даже интернет-поисковик Google переспрашивает: «Вы имели в виду – Ющенко посетил?» Его остроты рассчитаны не на приступы смеха, а в лучшем случае на вежливую улыбку. Например, на одном из бизнес-форумов он цитировал шутку французских предпринимателей о том, что сначала нужно любить налогового инспектора, а уж потом женщин. А также однажды охарактеризовал состояние приватизации малопонятным сравнением «мы торгуем, как евреи на яйцах».

Правда, совсем недавно президентским спичрайтером стал поэт-юморист Юрий Лысенко (творческий псевдоним – Юрко Позаяк), но отразится ли его юмористический опыт на текстах президента, трудно сказать. Фокусу Лысенко очень серьёзно сказал, что комментариев и интервью он не даёт.

Довольно мрачным выглядит и Виктор Янукович, хотя, по словам близко знающих его людей, с чувством юмора у него всё в порядке. Но публике экс-премьер его демонстрирует редко. В августе прошлого года Янукович неожиданно попытался ответить игриво на вопрос журналистки о снятии депутатской неприкосновенности:

– Я вам позволил бы прикоснуться. Мне было бы приятно. Это, конечно, шутка, но если бы этим можно было накормить людей, мы бы сделали так, чтобы они могли бы прикасаться к нам круглосуточно.

Вообще, у донецких политиков шутки имеют более прикладной характер. К примеру, на открытии плавательного бассейна «Дельфин» Ринат Ахметов схватил мэра Донецка Александра Лукьянченко и хотел сбросить его в воду. В шутку. Однако городской голова устоял на ногах и в воду не упал. Как признался потом Ахметов, следом за Лукьянченко он собирался столкнуть в бассейн и своего друга Бориса Колесникова, чтобы мероприятие запомнилось надолго.

Проснуться Клинтоном
Создатель знаменитых «Весёлых яиц», высмеивающих украинских политиков, Дмитрий Чекалкин считает, что чувство юмора у политиков постепенно воспитывают СМИ – тогда, когда сами смеются над политиками.

– В отличие от России, юмор и политическая сатира у нас присутствуют, в частности и в вашем журнале (см. комикс, – Фокус), – говорит Чекалкин. – Да и сами политики постепенно выходят из сомнамбулического состояния. Просто при Кучме политика была закрытой, поэтому трудно ожидать, что в один момент все наши деятели проснутся клинтонами.

В запаснике резидентов украинского «Камеди клаб» из дуэта им. Чехова также хватает пародий на ведущих украинских политиков. Любопытно, что в их исполнении Тимошенко, Ющенко и Янукович выглядят более юморными и симпатичными, чем в жизни. Участник дуэта Антон Лирник уверяет Фокус, что у большинства политиков прекрасное чувство юмора, но они его тщательно и успешно скрывают:

– Просто они находятся в заложниках своего имиджа и считают, что юмор лучше не использовать. Они думают, что избиратель хочет их видеть серьёзными и суровыми, а не смешными.

Не секрет также, что многие политики мечтают попасть в передачи вроде «Камеди клаб» или «95-го квартала», чтобы их высмеяли. Но иногда случаются и ситуации вроде «не понял юмора». Так, например, судачили, что Виктор Янукович ушёл с концерта ко Дню милиции, потому что ему не понравился номер парней из «95-го квартала», изображавших его и Ахметова. Тогда даже заговорили об отставке помощника главы МВД Валерия Мельника, ответственного за организацию концерта.

Смеяться первым
Пока большая часть острот, произнесённых политиками на пресс-конференциях, митингах и телеэфирах – так называемые домашние заготовки, заботливо прописанные спичрайтерами или, реже, – самими политиками. Мало кто решается шутить экспромтом.

Например, журналисты, сопровождавшие в прошлогодних предвыборных поездках «Народную самооборону», могли на 99% предугадать, что будет говорить со сцены Юрий Луценко, независимо от того, в каком городе он выступает. Помимо агитационных штампов, обязательной программой для лидера блока был пассаж «Когда вы, к холере, объединитесь?» и общение с виртуальными собеседниками из народных масс: «Вот смотрю – какой-то дядька на меня хитро так смотрит и думает, не брешу ли я» и «Слышу, женщина кричит мне: «Юро, трымайсь – та я й не хытаюсь». Это непременно звучало в каждом населённом пункте.

Дмитрий Чекалкин утверждает, что к нему регулярно обращаются из политических штабов с просьбами посодействовать в написании спичей с элементами юмора, но он, как правило, отказывается шутить на заказ. А политтехнолог Сергей Гайдай считает, что юмор в образе политика не должен быть первичен:

– Если политик уже имеет определённый политический капитал, то можно дозированно вносить в образ юмористические элементы. Если же в политике нет содержания, то юмор на какое-то время воспримут, но затем всё равно всплывут действительно важные социальные вопросы, на которые придётся давать ответы.

Таким образом, выходит, что юмор – это что-то вроде приправы к основному блюду – имиджу и интеллекту политика.

Между тем, по подсчётам Фокуса, абсолютное большинство шуток политиков работает пока не столько на их образ, сколько против их оппонентов. То, что смех – это оружие, политики усвоили хорошо, и зло, на грани оскорблений высмеивают врагов.

«Единый центр – это сокращенно ЕЦ? Я не советовала бы Виктору Балоге заниматься делами, которые заканчиваются на ЕЦ» – двусмысленно пошутила насчёт нового политпроекта Секретариата Президента Юлия Тимошенко. «Если в абстрактной стране абстрактный президент самодур, а министр МВД – психопат, то главе какого-то курултая сам Бог велел быть усюсюкалом», – рассуждал коммунист Леонид Грач, комментируя жалобы спикера Яценюка во время конфликта с замначальника «Кобры».

На этих примерах видно, что не зря психологи считают юмор одной из форм выражения агрессии.

А вот шутить над собой мало кто хочет и умеет. Но именно такой вид юмора, по мнению Дмитрия Чекалкина, – высший пилотаж. Он приводит в пример афоризмы Рональда Рейгана вроде: «Правая рука не знает, что делает ультраправая», и его ответ на вопрос, что он будет делать, когда станет президентом. «Не знаю, президента я никогда не играл», – сказал по этому поводу бывший актёр Рейган.

В общем, политикам ещё учиться и учиться шутить, резюмирует душа «95-го квартала» Владимир Зеленский. Ведь пока острят они неизобретательно и зашоренно:

– Посмотрите хотя бы на плакаты, которыми увешан Киев, – ни одной свежей мысли! Они заигрались в собственный пиар. И самое печальное, что может произойти, – политики могут перестать быть интересны людям.

Если не шутить самому, шутить будут над тобой – вот один из новейших законов политики. По этому поводу Ярослав Сухой говорит, что тот, кто пытается выглядеть в политкулуарах слишком серьёзным, добивается обратного эффекта – выглядит смешно и жалко. Но политики, смешные сами по себе, – это уже несколько другая история.

Шуточки им
Проанализировав содержание заявлений и цитат политиков в новостях с начала года, Фокус составил топ-8 самых активных политшутников -2008.

1 место
2 место
3 место
4 место
Арсений Яценюк, спикер ВР – не менее
22 шуток
«Пост не соблюдаю. Мне
за неделю в Раде столько крови выпивают, что, если я ещё и пост буду соблюдать, буду, наверное, светиться»
Юлия Тимошенко, премьер-министр – не менее
20 шуток
«Если через 10 дней заявят, что в Украине и в Киеве коррупции нет, это как раньше заявляли, что в Советском союзе секса нет»
Юрий Луценко, министр МВД –
не менее

12 шуток
«Если общество любит Верку Сердючку, то
какой должна быть украинская милиция? Она что, должна вся Бетховена любить?»
Нестор Шуфрич, нардеп, ПР – не менее
10 шуток
«Это визит хромой утки к полухромому украинскому гусю»
(о встрече Буша с Ющенко)
5 место
6 место
7 место
8 место
Леонид Грач, нардеп, КПУ – не менее
8 шуток
«Пусть Ющенко не скачет на сковороде, как жареный карасик»
Виктор Балога, глава Секретариата президента – не менее
7 шуток
«Подешевение российского газа может состояться при одном условии – если мы сдадим в аренду и Грушевского, и Банковую всю, и скорее всего, в рабство кое-кому придётся сдаваться»
Виктор Ющенко, президент Украины
– не менее

6 шуток
«Коалиция не распадётся, я её свяжу цепями. Никто оттуда не выйдет»
Виктор Янукович, лидер Партии регионов – не менее
4 шуток
«Оппонентов или соперников нужно всегда уважать. Даже любить. Это не шутка. Я всегда так относился к соперникам».