Все статьиВсе новостиВсе мнения
Политика
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Как запускали "вирус" в систему украинской власти

Как запускали "вирус" в систему украинской власти

Международные рекрутинговые компании рассказали, как они искали по всему миру министров для нового Кабмина

000

Впервые в истории Украины кандидатов на должности министров и их заместителей искали не только среди партийных активистов, родни и "просто хороших парней".

В конце прошлого года украинские офисы международных компаний Pedersen & Partners и WE Partners (представитель Korn Ferry) провели более двух сотен собеседований с претендентами. В итоге сформировали кадровый резерв из 24 человек, часть из которых уже получили должности в правительстве.

"Охотники за головами" отказываются называть имена людей из этого списка. Однако, скорее всего, в поисках министров-варягов — Александра Квиташвили, Айвараса Абромавичуса и Натальи Яресько, а также замминистра внутренних дел Эки Згуладзе — не обошлось без хедхантеров.

HR и сюр

— Мы хотели бы предложить вам новую работу. Тяжёлую, поначалу   неблагодарную и даже опасную для жизни, поскольку будете встречать сопротивление. Зарплата символическая, соцпакета, к сожалению, нет. Как и выходных. Рабочий день ненормированный, но, как правило, он начинается в 9–10 утра и заканчивается глубокой ночью. Ответственность огромная. Если вы не гражданин Украины, придётся им стать. Ну как, согласны?

Примерно такой была суть предложений от руководителей HR-компаний кандидатам на должности в Кабмине. На поиск отводилось 10 календарных дней, поэтому "охотникам за головами" приходилось работать в том графике, о котором говорили кандидатам: с утра до ночи и без выходных.

— Прозвучит парадоксально, но если бы на поиск дали больше времени, результаты могли оказаться хуже, — замечает партнёр компании Pedersen & Partners Владимир Коломоец. — Нам помогло то, что об этом проекте никто не знал. Те, кто могли бы давить, подкупать, проталкивать своих, не успели среагировать.

К поиску претендентов подключили две компании. Pedersen & Partners искала кандидатов в Украине, а WE Partners — в стране и за рубежом. Благодаря этому в кадровом резерве оказались профессионалы из США, Канады и Великобритании.

— Каждая из этих стран дала нам примерно одинаковое количество кандидатов, — говорит управляющий партнёр WE Partners Татьяна Фурцева.

По её словам, во время работы над проектом столкнулись с травлей в СМИ, утверждавших, что у WE Partners — российские корни. На самом деле компания "Росэксперт", о "родстве" с которой рассказывали журналисты, — российское представительство Korn Ferry.

Обойтись без олигархов

Заказчиком проекта стал Нацио­нальный совет реформ, исполнительный директор которого Дмитрий Шимкив в прошлом возглавлял "Майкрософт — Украина". За Национальным советом стояли Администрация президента и глава Кабмина. Собеседования со всеми кандидатами из "списка двадцати четырёх" проводили Пётр Порошенко и Арсений Яценюк — иногда по двенадцать часов в день.

От кандидатов требовалась безупречная деловая репутация. Любая тень — возможная причастность к коррупционным схемам, финансовым махинациям, скандалам — автоматически исключала из списка претендентов.

— В некоторых отраслях самым трудновыполнимым условием была непричастность кандидата к олигархическим группам, — признаётся Татьяна Фурцева. — К примеру, невозможно быть руководителем крупной украинской энергетической компании, при этом не будучи связанным с кем-либо из олигархов. Поэтому на должность министра энергетики и угольной промышленности мы рассматривали только иностранцев. (Правда в конце концов министром был назначен Владимир Демчишин. — Фокус.)

Кандидатов искали практически для всех украинских министерств за исключением силовых ведомств, нескольких ведомств, руководители которых остались на своих постах из предыдущего состава правительства, а также Министерства информационной политики, к тому моменту ещё не появившегося в планах Кабмина.

Если не я, то кто же

На предложения стать министром кандидаты реагировали одинаково: с недоверием и иронией. Некоторые перезванивали в Администрацию президента — убедиться, что их не разыгрывают. И лишь после этого назначали встречу. За недоверием следовало удивление, а после, как правило, — предложение хедхантерам спуститься с небес на землю.

— После этого проекта я пришёл к выводу, что украинское общество парализовано из-за передозировки критики, — рассказывает Владимир Коломоец. — Самая прогрессивная его часть никому и ни во что не верит. "Не занимайся ерундой, — просвещали меня. — Ты что, не знаешь, что всё делается для пиара, а нужные люди уже назначены?" Это говорили образованные, опытные, интеллигентные люди, декларирующие желание менять страну. Я прерывал их, объясняя, что у меня нет времени слушать, почему такая схема не сработает.

Несколько кандидатов пытались воспользоваться ситуацией, чтобы протолкнуть на должность "своего".

— Все наши кандидаты — успешные, финансово независимые люди, привыкшие к комфорту и размеренности, — добавляет Татьяна Фурцева. — И они понимали, что должны будут от всего этого отказаться. Поэтому согласие давалось непросто, но решение было осознанным. Они знали, что это работа на выгорание, требующая взвешенной оценки не только профессиональных возможностей, но и физических сил.

Татьяна Фурцева рассказала об одном из претендентов, который, выслушав её предложение, сначала отказался, но спустя несколько дней принял его. Своё решение объяснил так: "Мы всё время обсуждаем, какие реформы нужны отрасли. Но когда вы предложили всё это делать мне лично и я осознал, что придётся поставить на кон, я отказался. Всё же ваше предложение не давало мне покоя, ведь я точно знаю, что и как нужно делать. И я решил принять вызов".

По словам Татьяны, многие кандидаты согласились из прагматических соображений. Они понимали, что если не начать реформы, бизнес, который они строили годами, не выживет.

Вершина карьеры хедхантера

Поиск кандидатов для Кабмина оплатил Международный фонд "Відродження", донором которого является Джордж Сорос. Цена вопроса — $82 200. Руководители обеих HR-компаний, принимавших участие в проекте, говорят, что эта сумма лишь покрыла их расходы: о заработках речи не было. Для сравнения: в сентябре 2013 года Forbes.ua со ссылкой на одного из партнёров украинского HR-агентства сообщил, что компания Ward Howell, подыскивающая топ-менеджеров для структур Сергея Курченко, получила за свои услуги около $1,8 млн. Но сотрудники Pedersen & Partners и WE Partners не жалуются.

— Этот проект был вершиной моей карьеры, — признаётся Владимир Коломоец. — Поэтому было неважно, сколько я заработаю.

Большинство кандидатов на должности в правительстве согласились бесплатно поработать на государство около двух лет — именно о таком сроке сообщали "охотники за головами". Кто-то просил символическую зарплату. И лишь единицы говорили о необходимости серьёзных заработков на высоких должностях.

В конце декабря 2014 года глава Администрации президента Борис Ложкин рассказал в интервью "Украинской правде" о том, что вскоре появится внебюджетный фонд, куда будут вносить средства филантропы и, возможно, консорциум украинских бизнесменов. Это позволит предложить министрам рыночные зарплаты.

Но пока этот вопрос не улажен, они готовы трудиться на предложенных условиях (около 16 000 грн в месяц для человека, никогда не работавшего в госструктурах).

Почти не разочаровались

Специалисты по персоналу не почувствовали разочарования, увидев, что большинство министров назначили всё же по квотам от партий, вошедших в парламентскую коалицию. Потому что сами до конца не верили, что кто-либо из предложенных ими кандидатов займёт министерские кресла.

— Впервые в жизни смотрел заседание Верховной Рады, как футбол, — рассказывает Владимир Коломоец. — Я до последней секунды сомневался, что кто-либо из семерых найденных мной специалистов может стать министром. Но это случилось, и я радовался, как ребёнок. Значит, всё было не зря.

По словам Татьяны Фурцевой, из семнадцати кандидатов, отобранных кампанией, двое стали министрами. Ещё пятнадцать вошли в "список 24-х".

— Сформировалась очень качественная "скамейка запасных", — говорит она. — Кроме того, работая над проектом, мы нашли несколько десятков человек, готовых в течение полугода-года поработать консультантами в правительстве и после этого вернуться в свои компании. То, что профессионалы, готовые пожертвовать своим временем для Украины, появились на радаре, трудно переоценить.

Владимир Коломоец сравнивает новых людей в правительстве с компьютерным вирусом в системе:

— Сейчас система просто не знает, что с ними делать, как бороться и как противостоять изменениям. Для того чтобы вирус победил, он должен быстро размножаться. То есть людей, пришедших в Кабмин, чтобы отдать, а не взять, должно быть больше с каждым днём.

— Однажды меня спросили: что будет с нашей репутацией, если кто-либо из выбранных нами кандидатов не справится? — говорит Татьяна Фурцева. — Я ответила: "Важнее, что будет с нашей страной, если министры не справятся со своими задачами".

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.