Подожди нас, Илон Маск! Сможет ли Украина на остатках советских идей бороться за "Новый космос"

2019-07-07 13:42:40

1783 0
Подожди нас, Илон Маск! Сможет ли Украина на остатках советских идей бороться за "Новый космос"

Фото: Getty Images

New Space (Новый космос) — так называют эру расцвета SpaceX Илона Маска и Blue Origin Джефри Безоса, успешно конкурирующих в освоении мирового пространства с государственными монстрами. Приватная инициатива смогла сделать небесные технологии дешевле и доступнее. Сможет ли Украина на обломках советского космического наследия вырастить свои частные аэрокосмические компании

В июне 2019 года украинские СМИ облетело сообщение о том, что украинско-американская компания Firefly Aerospace отбирает людей для полёта в космос. Речь шла о частной аэрокосмической компании, зарегистрированной в США, которую в 2016 году выкупил и перезапустил украинский предприниматель Максим Поляков.

"Firefly Aerospace вошла в список из девяти компаний программы NASA CLPS, получила право запускать ракеты как с мыса Канаверал, так и с базы Ванденберг, заключила ряд соглашений, в том числе с Airbus", — рассказывает  Михаил Рябоконь, глава общественной организации "Ассоциация Noosphere", основанной Максимом Поляковым.

В ассоциации подтвердили, что первый запуск ракетоносителя Firefly Aerospace под названием Alfa запланирован на декабрь 2019 года. Причём в компании предлагают студентам и предпринимателям-экспериментаторам отправить в космос свои грузы в качестве сопроводительных к коммерческому. Благодаря этому для инновационных разработок дорога в космос может оказаться бесплатной.

То есть речь идёт об отправке в космос грузов студентов и предпринимателей, а не их самих. Недостоверная информация якобы об отборе людей распространилась в Украине из-за некорректного перевода статьи Forbes. Тем не менее первый старт украинско-американской ракеты, внимание к которому привлекла ошибка переводчика, сам по себе — значимое событие. Стоимость запуска Alfa в сравнении с предложениями конкурентов выглядит привлекательно — $15 млн. В пересчёте на килограмм груза это $15 тыс. при выводе на низкую околоземную орбиту, куда ракета может доставить 1 т груза, или $24 тыс. за килограмм в случае доставки 630 кг груза на гелиосинхронную орбиту.

Для сравнения: ракета LauncherOne компании Virgin orbit Ричарда Брэнсона на низкую орбиту может вывести 500 кг груза ($24 тыс. за 1 кг), на гелиосинхронную — 300 кг ($40 тыс. за 1 кг).

Несмотря на то что головной офис Firefly Aerospace находится в США, подавляющее большинство сотрудников компании — выходцы из Украины. Команда разработчиков трудится в RnD-офисе в Днепре.

От рассвета до заката

В Киеве о начале космической эры напоминает лишь скромный памятник уроженцу Житомира Сергею Королёву, который был главным конструктором ракетно-космических систем в СССР. Стартовавшая с 1955 года советская космическая программа во многом опиралась на украинские ресурсы. После распада СССР в наследство Украине достались такие госпредприятия, занимающиеся космическими разработками, как КБ "Южное", Южный машиностроительный завод им. А. М. Макарова (Днепр), ПАО "Хартрон" (Харьков), КБ "Луч" (Киев). В частности, в КБ "Южное" начал свою карьеру второй президент Украины Леонид Кучма. В период 1986–1992 годов он возглавлял Южный машиностроительный завод (Южмаш). Примечательно, что украинские ракетчики десятилетия спустя продолжали учиться по книжкам, где второй президент Украины выступал в качестве одного из соавторов.

Несмотря на большой потенциал, космической отрасли независимой Украины не удалось воспользоваться окном возможностей. "Все заняты только "допиливанием" советской техники и наработок", — сетует Михаил Рябоконь.

В подтверждение своих слов собеседник Фокуса предлагает открыть на сайте "Ассоциации Космос" раздел частных компаний, где преобладают приватизированные "за доллар" бывшие госучреждения, директорами которых остались преимущественно всё те же люди, что и на переходном этапе от советской плановой экономики к новым капиталистическим взаимоотношениям.

Также космическая отрасль в Украине постепенно угасает из-за отсутствия должной поддержки со стороны государства. "База исследований, проводимых в советское время и первые десятилетия украинской космической науки, постепенно устаревает и без обновления теряет конкурентоспособность", — продолжает Евгений Рокитский, председатель правления Днепровского космического кластера.

Но есть и позитив. "Украина обладает шестидесятилетним практическим космическим опытом, который невозможно купить за деньги, — заключает Максим Ткаченко, основатель Space Hub. — В космическом сообществе есть статус "был на орбите", а если ещё не был, то считаешься "молодым", и неважно, сколько при этом имеешь финансов и какое положение занимаешь в обычном мире".

Одержимые космосом

Летом 2019 года Нацбанк Украины презентовал новую купюру номиналом 1000 грн. Её украшает портрет академика Владимира Вернадского, автора учения о ноосфере как о новой, преобразованной человеческим разумом оболочке Земли. Одним из условий формирования ноосферы Вернадский считал расширение границ биосферы и выход в космос.

Но вряд ли прозорливый учёный мог предположить, что в 2015 году его именем в Украине назовут конкурс инженерных стартапов — Vernadsky Challenge.

В 2019 году на Vernadsky Challenge поступило 38 заявок в сфере космических технологий, а восемь финалистов из десяти оказались именно космическими проектами. По всей видимости, впереди у них трудные и долгие поиски эффективной бизнес-модели. Найти её суждено не всем. Многие начинания, вероятно, так и не продвинутся дальше идеи или сырого прототипа.

Один из финалистов Vernadsky Challenge-2017, киевский стартап Space Cossacks, продолжает искать свой путь к звёздам. В 2017 году на конкурс команда подавала проект упрощённой системы для запуска спутников массой до 10 кг на низкую околоземную орбиту, которая позволяет обойтись без космодрома.

После участия в Vernadsky Challenge в 2018 году Space Cossacks стали победителями национального отбора европейского конкурса космических инноваций  ActInSpace. Успехи команды активно обсуждали украинские СМИ.

Сейчас Space Cossacks сфокусировалась на трёх проектах: стратосферном аппарате, который может конкурировать с космическими спутниками, экзоскелете для астронавтов и луноходе для получения газов из лунного реголита (грунта).

Основатель проекта Space Cossacks Дмитрий Хмара оценивает свою деятельность скорее как хобби, а не бизнес. Сейчас он работает в IT-компании "Инфопульс", а своему любимому космическому детищу посвящает свободное время.

Хмара утверждает, что финансирование космического хобби не требует дорогих и недоступных материалов. На общее дело команда тратит свои зарплаты. На аренду лаборатории и материалы израсходовали уже не менее $40 тыс.

Космическое состязание. В 2019 году на Vernadsky Challenge поступило 38 заявок в сфере космических технологий

Разработками Space Cossacks регулярно интересуются инвесторы. Однажды команде поставили обязательное условие — переезд за рубеж. Но пока сторонние инвестиции в Space Cossacks не привлекали. И для дальнейшего развития проекта в Украине не видят препятствий.

"Естественно, очень хочется работать в своей компании, но для этого нужно отыскать собственную бизнес-модель, чем мы и занимаемся", — говорит Дмитрий Хмара. — Но в ближайшие несколько лет это хобби вряд ли станет бизнесом, который сможет полностью нас обеспечить".

Далеко не все космические стартапы могут обойтись малыми средствами, как это пока получается у Space Cossacks или у софтверных проектов. "Некоторые приложения делаются буквально "на коленке" — затраты идут на интернет, ноутбук и одного программиста, — говорит Михаил Рябоконь. — Но, когда речь заходит о hardware, необходимо изготовить прототип, протестировать его, сделать промдизайн, "подружить" с софтверным приложением, заказать мелкую серию в Китае (там дешевле), привезти на рынок, сделать промоушен и начать продавать".

Поэтому, по оценке собеседника Фокуса, затраты на software- и hardware-продукты на этапе их разработки разнятся даже не в десятки, а в сотни раз.

Вполне закономерно, что успешные космические компании, привлекающие инвестиции, имеющие заказчиков и уже нащупывающие свою бизнес-модель, в Украине можно пересчитать по пальцам. Да и украинскими их можно назвать условно — во многих случаях головные офисы компаний действуют за рубежом.

В числе таких предприятий — Firefly Aerospace, о которой шла речь в начале статьи. Инвестиции эта компания получила от частного американского инвестфонда Noosphere Ventures, учреждённого совладельцем Firefly Aerospace Максимом Поляковым. "Это не был личный капитал одного человека. Поскольку фонд частный, любая финансовая информация является закрытой. Фонд американский, так что законное и прозрачное происхождение капитала проверено соответствующими госорганами США", — избегает конкретики Михаил Рябоконь. Однако, учитывая специфику компании, речь может идти о сумме порядка сотни миллионов долларов.

Судя по информации СМИ, Максим Поляков заработал стартовый капитал в сферах, далёких от космоса. В 2000-х он основал несколько интернет-бизнесов: сервис онлайн-знакомств Cupid PLC, платформу Maxymiser, которая специализируется на облачных решениях для персонализации и оптимизации онлайн-бизнеса и др. После выхода из этих проектов Поляков сосредоточился на космосе.

В портфеле у Максима Полякова также находится компания EOS Data Analytics. Её профиль — анализ и обработка космических снимков и построение прогнозов на базе полученных данных. В офисах компании в Киеве, Днепре, Харькове, Львове и Запорожье на сегодня работает порядка 200 специалистов.

У компании EOS Data Analytics, основанной в 2015 году, послужной список более чем обширный. По словам Рябоконя, EOS стала партнёром Всемирного банка (World Bank) в проекте Supporting Transparent Land Governance in Ukraine, в рамках которого провела спутниковый мониторинг сельхозземель в Украине. В феврале 2019 года EOS подписала меморандум с украинским Национальным антарктическим научным центром о создании карты Антарктиды на основе космических снимков в пространственно-временной динамике.

Планы на будущее у EOS связаны с другим проектом Максима Полякова — Firefly Aerospace. Сегодня приоритетная задача для EOS — разработка собственных спутников. Вполне логично, что запускать их в космос будут при помощи ракетоносителей Firefly.

Обе компании Полякова близки к коммерческому успеху. "Если говорить об EOS, о системе аналитики в чистом виде, этот бизнес уже рентабелен, — уточняет Рябоконь. — Но надо учитывать, что сейчас идёт разработка спутников, которая требует вложений". По информации Рябоконя, Firefly Aerospace, которая планирует осуществлять до двух пусков в месяц, в течение года также должна стать рентабельной. Но, опять же, финансовые ресурсы съедает разработка ракеты Beta, которая состоит из нескольких ракет Alfa и обладает большей грузоподъёмностью.

Наши в космосе

Среди наиболее известных украинских космических компаний опрошенные эксперты также называют Space Electric Thruster Systems (SETS), которая разрабатывает электрические ракетные двигательные установки для космических летательных аппаратов. Офис компании также работает в Днепре и приглашает к сотрудничеству энтузиастов.

Специалисты SETS создали уже две разновидности двигателей. "Наши установки решают такие задачи, как поддержание параметров орбиты, ориентация и стабилизация спутника и, в конечном счёте, прекращение его работы и удаление как космического мусора", — рассказывает Виктор Сербин, гендиректор Space Electric Thruster Systems. По его словам, у компании уже есть заказчик, который собирается использовать её двигательную установку на своём космическом аппарате. Впрочем, информацию о финансировании проектов и инвестициях в SETS также не разглашают, ссылаясь на конфиденциальность.

Также в Днепре работает команда разработчиков компании Skyrora, специализирующейся на пусковых услугах — выводе грузов на орбиту. Главный офис, как и во многих случаях, зарегистрирован за рубежом — в Эдинбурге в Шотландии. Уже в ближайшее время Skyrora может запустить свои ракетоносители с британской территории.

Среди перспективных начинаний Максим Ткаченко также выделяет украинский проект VRD-space. За аббревиатурой VRD скрывается совершенно новый тип вакуумно-реактивных движителей для космических аппаратов. Они работают только на электрической энергии и имеют очень большой ресурс. Их использование позволит отказаться от дорогостоящего, токсичного и взрывоопасного топлива и получить больший запас хода в открытом космосе.

"Ребят из проекта VRD-space пригласили выступить с докладом на самой престижной космической конференции IAC 2019, которая пройдёт в октябре в Вашингтоне, где будут участвовать Илон Маск, Ричард Брэнсон, Джефф Безос и многие другие космические новаторы", — рассказывает Максим Ткаченко. Благодаря этому у украинской команды должны открыться новые возможности.

Сквозь тернии к звёздам

$3,9 млрд в 2018 году частные компании инвестировали в космическую отрасль

Какими бы вдохновляющими ни казались все вышеназванные проекты украинцев в космической сфере, представители отрасли признают, что их вклад в мировую космическую революцию пока не так уж и велик, а возможности для развития сужены. По словам Евгения Рокитского, украинские исследователи лишены прямого доступа к мощным источникам венчурного и грантового финансирования в США, Китае и ЕС, а успешный опыт индивидуального привлечения инвестиций ограничен.

Огромным препятствием для появления и успешной работы в Украине частных космических компаний остаётся законодательная регуляция. "В случае с космическими проектами важную роль играет экспортный контроль, так как космическая продукция относится к товарам двойного назначения (которые могут использоваться как в гражданских, так и военных целях. — Фокус), и в игру вступают вопросы национальной безопасности", — говорит Михаил Рябоконь.

Максим Ткаченко, в свою очередь, обращает внимание на то, что украинское законодательство вовсе не разрешает заниматься космической деятельностью коммерческим предприятиям, сохраняя полную государственную монополию.

В связи с этим в Днепровском космическом кластере считают целесообразным внести в устаревшее законодательство изменения: из Закона "О предпринимательстве" изъять запрет для частных компаний заниматься разработкой, проведением испытаний, производством и эксплуатацией ракетоносителей, а в Закон "О космической деятельности" и другие нормативные акты внести изменения относительно отмены лицензирования.

"Наступает эпоха, когда "новый космос" становится не только оборонкой, но и логистикой. И в этом открываются огромные возможности для частного сектора и инвесторов, как мы видим на примере компаний SpaceX и Virgin, — обобщает Яника Мерило, советник мэра Львова и министра инфраструктуры и транспорта. — Но к этим вызовам Украина оказалась не готова, так как законодательство определяет космос как оборонку и лицензионную деятельность, ограничивая частные разработки".

По словам Мерило, ради поддержки космических инициатив в феврале 2019 года в Верховную Раду подали законопроект частного космоса, который снимает вышеназванные ограничения со всех разработок, кроме оборонных. Однако пока депутаты не нашли возможности включить документ в повестку дня.

Пока украинские частные компании ищут свою "дорогу в космос", в мировой космической индустрии вращаются астрономические суммы. В 2018 году частные компании инвестировали в отрасль $3,9 млрд, а, по прогнозам американского инвестбанка Merrill Lynch, в ближайшие 30 лет этот показатель достигнет как минимум  $2,7 трлн.

"Наши инженеры уже присутствуют во всех больших космических проектах мира, и эта тенденция точно будет сохраняться, — заключает Дмитрий Хмара. — Возможно, флага Украины не будет на Луне или Марсе, но там точно будет труд украинских инженеров".

Одним словом, пока Украина упускает открывшееся для неё окно возможностей в области коммерческого космоса, довольствуясь уже ставшей стандартной ролью поставщика мозгов для более успешных стран. Впрочем, ещё не поздно всё изменить.

Loading...