Без нейрочипа в мозге. Ученые создали молекулы восстанавливающие нейронные связи

Многообещающая технология уже была успешно протестирована на мышах.

Мозг представляет собой невероятно сложную сеть связей, но при некоторых неврологических расстройствах они могут быть разорваны. Исследователи из Великобритании, Германии и Японии создали синтетические молекулы, которые могут восполнять потерю, а тесты на мышах демонстрируют многообещающие результаты. Об этом сообщает New Atlas.

Травмы позвоночника могут быть чрезвычайно серьезными, поскольку разорванные соединения препятствуют передаче сигналов от мозга к нервам и мышцам. Заболевания, подобные болезни Альцгеймера, также могут разрушать нейроны и их связи, что приводит к потере памяти и поведенческим изменениям.

Для того, чтобы лечить подобные повреждения, авторы исследования обратились к группе белков, называемых синаптическими организаторами. Эти молекулы помогают связывать нейроны через синапсы, поддерживая многочисленные связи нервной системы.

Ученые надеялись на основе этих белков создать искусственные синаптические организаторы, которые смогут восстановить некоторые связи, утраченные в результате травм или болезней.

В конце концов ученые остановились на особой искусственной молекуле под названием CPTX, которая очень хорошо работала в лабораторно выращенных культурах клеток для организации связей между нейронами.

"Повреждение головного или спинного мозга часто в первую очередь связано с потерей нейронных связей, что в конечном итоге приводит к гибели нейронных клеток. До гибели нейронов есть "окно", когда этот процесс можно обратить вспять. Мы создали молекулу, которая поможет восстановить или заменить нейронные связи простым и эффективным способом", – говорит автор исследования Раду Арическу.

Команда проверила свое изобретение на животных. Мышам с мозжечковой атаксией, болезнью Альцгеймера и травмами спинного мозга, вводили CPTX в мозг. Во всех случаях наблюдалось восстановление нейронных связей, при этом животные лучше справлялись с тестами на память, координацию и движения. Одна инъекция улучшала состояние на две недели в случае атаксии, а с повреждением спинного мозга – на восемь недель.