Украинцы все чаще покупают украинское

Потребители находят замену импорту, переходя на отечественное. Одни видят это более выгодным, другие – патриотичным

Вместо любимых заморских яблок киевлянка Наталья Кушнарёва покупает килограмм нашей «симиренки». Ей далековато до райских плодов, которыми хрустят в рекламе против кариеса, зато стоят украинские яблоки в два, а то и в четыре раза дешевле.

– Кризис, – разводит руками Наталья. – Муж взял кредит, приходится экономить. Ну, хоть поддержим отечественного производителя.

Тут собеседница Фокуса натянуто улыбается и резюмирует с некоторой досадой: мол, яблоки они и в Африке яблоки.

Куриная дальновидность
Ещё в конце 90-х представитель Стокгольмской школы экономики и политических наук футуролог Ролф Йенсен предрёк «общество мечты». Вот одна из иллюстраций его так называемого «рынка историй». И те куры, что живут в клетках, и те, что гуляют на приволье, несут совершенно одинаковые яйца. Но, например, в Дании потребители готовы переплачивать 15–20% за яйца от «свободных» кур.

Украинцы – не датчане, что, впрочем, не мешало и нам тратить деньги на польский сыр, российский шоколад и испанскую колбасу.

Но мировой экономический кризис поставил крест – по крайней мере, временно – на «обществе мечты» и затруднил приобретение французского сыра с элитной плесенью в отечественных супермаркетах.

Изучение потребительских настроений, проведённое в ноябре Международным центром перспективных исследований совместно с компанией GfK Ukraine, показало их самое глубокое падение, начиная с 2000 года. Впрочем, в декабре они оказались ещё хуже.

Итак, украинцы покупают меньше, и в первую очередь это касается дорогого импорта. Средний класс, до кризиса транжиривший деньги на деликатесы и импортный алкоголь, переходит на потребление товаров более низких ценовых категорий.

В продуктовой корзине пиар-менеджера Ольги Данченковой национальной продукции стало куда больше.

– Если раньше я могла побаловать себя бельгийским шоколадом или дорогими конфетами, то сейчас заменила это отечественными сладостями, – улыбается Ольга, разглядывая ассортимент кондитерского отдела в одном из столичных супермаркетов. – По-новому взглянула и на знакомые с детства заварные пирожные, и на «Киевский» торт. Я не думаю, что импорт принципиально лучше украинских товаров, но когда были деньги, естественно, хотелось попробовать чего-то нового, заграничного.

Ольга рассказывает, например, что с удовольствием использовала для приготовления греческого салата сыр «Фета». Теперь она берёт сыр шосткинского завода и готовит не салат – для него нужны сладкий перец, оливки и помидоры, – а бутерброды. Молоко, творог, колбасные изделия тоже покупает наши. «Энергетические» батончики заменила свежей морковью.

– Вот только средства гигиены всё равно предпочитаю импортные. Экономить на таких вещах просто неприлично, – говорит Ольга.

Водка как текила
Украинцы покупают украинское, а ведь совсем недавно казавшаяся прочной гривна, рост цен и материального благополучия буквально выдворяли национальные товары из потребления. Эксперты рассуждают: теперь, когда финансовые возможности населения стали куда скромнее, а национальная валюта обвалилась, должен произойти естественный процесс импортозамещения. Так, например, после девальвационного шока 1998 г. в стране было налажено собственное производство моющих средств.

– Модель поведения среднего класса меняется, – говорит экономист Андрей Сищенко. – Раньше, до падения гривны, выбирая между хорошей украинской водкой за 80 гривен и какой-нибудь текилой за 130 гривен банковский клерк с приличной зарплатой выбирал текилу. Сейчас, когда расходы на некритичные для жизнедеятельности товары и услуги – «статусные» вещи, предметы роскоши, интерьера, бытовую технику, развлечения сокращаются, людям не принципиально, какое пиво пить: наше или импортное, если оно равноценно по качеству.

Да, цены на наши продукты выросли на 25%, но, как считает экономист, импорт подорожал как минимум вдвое. Андрей Сищенко указывает на то, что похоже дела обстоят и со сферой услуг. Вот, например, внутренний туризм украинцы уже «распробовали». Ездить по стране стало модно. Смещаются потребительские взгляды и в промтоварной области.

Ольга Данченкова вздыхает у витрины:
– Европейская одежда даже самых демократичных брендов заметно подорожала. Впрочем, это не такой насущный вопрос, как продукты питания. Много ли одежды приходится покупать еженедельно? А есть нужно каждый день.

Экономия – философия
Переход к употреблению отечественных товаров можно пытаться представить и мировоззренческой позицией. По крайней мере, так объясняет соцрекламу «Покупай украинское!», затеянную Украинской народной партией, зам её руководителя Ярослав Джоджик:

– Несерьёзно есть во время кризиса польское мясо, польское сало и польскую вермишель. На украинские деньги нужно покупать украинские товары.

Привычка покупать товар исключительно отечественный у телевизионного режиссёра Максима Демского появилась во время оранжевой революции. В «опальные» страны первой попала Россия.

– Из продуктовой корзины ушли российские чипсы, сыр, – рассказывает режиссёр. – Потом я стал обращать внимание на одежду. Отказался от китайских и турецких шмоток. Знаю пару мест, где можно купить трикотаж украинской выработки. Какие-то вещи шью на заказ. Выходит дороже, но я понимаю, за что плачу. Кстати, езжу на нашей «Таврии».

Но было наивным всерьёз полагать, что заметно снизойти к украинской продукции покупателей подтолкнули патриотизм и сострадание к нашим производителям.

– Импортным овощам и фруктам я предпочитаю отечественные не из патриотических соображений, – говорит бухгалтер Наталья Ющенко. – Во-первых, берегу здоровье. Ведь если персики везут из Турции, их наверняка чем-то прыскают. А моя знакомая-косметолог утверждает, что для здорового цвета лица лучше есть то, что растёт на территории твоей страны. Во-вторых, так и для кошелька полезней. Перестала покупать импортное варенье и соления: просто смешно тратиться на малиновый джем или солёные огурцы из Швеции. С заграничной сладкой воды перешла на украинские соки, вместо испанской колбасы начала есть мясо. Лепить котлеты, конечно, некогда, но даже кусочек простой отварной говядины куда вкуснее и полезнее сомнительного сервелата. То же – с паштетами. Единственный импорт, в котором не могу себе отказать, – финики.

Ещё раньше, чем тенденция поиска заменителей импорта проявила себя в магазинах, некоторые из родных производителей уловили, откуда дует ветер. Украинские сыровары, например, научились изготавливать сыр с плесенью: в магазинах его найти сложно, стоит он гораздо дешевле фирменного дорблю и рокфора, а на вкус – даже ближе к ним, чем наша жизнь к европейскому укладу.