Гендерное уравнение. Как Минобразования планирует бороться со школьными стереотипами

  • Мария Бондарь

"Положи отвёртку, ты же девочка! И вообще, ваши уроки труда в другом кабинете", — одёргивали меня в школе. Мальчиков учили обращаться с нехитрым, но полезным в быту ремонтным инвентарём, девочек — вязать, шить, вышивать и готовить. Умение пользоваться отвёрткой и плоскогубцами, забить гвоздь или хотя бы отличить его от шурупа тогда считалось сугубо мужским навыком, вовсе не нужным представительнице женского пола. Но во взрослой, самостоятельной жизни его отсутствие создало мне множество неудобств. Не знаю, ощущали ли мальчики недостаток навыков, которые на уроках труда приобретали мы, но, по крайней мере, умение готовить многим из них могло бы пригодиться. Лет через десять, случайно встретившись с бывшим одноклассником, я узнала, что он лечится от язвы желудка, заработанной в студенческие годы. Научись он вовремя варить суп, может, обошлось бы без этого.

Девочки часто испытывают страх перед точными науками, их убедили, что это слишком сложно для них

В большинстве украинских школ уроки труда для мальчиков и девочек по сей день проводят по разным программам. И это одна из самых ярких иллюстраций полоролевого подхода в образовании, основанного на том, что задачи женщин и мужчин в социуме различны, поэтому воспитывать и обучать их тоже нужно по-разному. Большинству такое утверждение кажется аксиомой, неудивительно, что недавнее заявление министра образования Анны Новосад о том, что украинская школа должна стать гендерно-нейтральной произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Революция или эволюция

В социальных сетях немедленно заговорили о грядущих переменах, особенно живо их обсуждают в родительских сообществах. Официального описания новой гендерной концепции в открытых источниках нет, родители строят предположения на основе отрывочных сведений, и их фантазии зашли далеко. На некоторых форумах всерьёз говорят о возможности введения в отечественных школах понятия "третий пол", которое не так давно появилось в США и некоторых странах Западной Европы, когда к человеку обращаются во множественном числе без гендерной идентификации, используя местоимения "они" вместо "он" или "она". В украинских реалиях об этом речь не идёт, хотя в министерстве действительно готовятся к серьёзным изменениям. Они предполагают пересмотр учебных планов, внедрение новых принципов организации учебного пространства, а главное — формирование нового подхода к преподаванию, при котором мальчики и девочки должны находиться в равных условиях.

"Гендерные стереотипы усваиваются с самого детства и во взрослом возрасте становятся шаблонами поведения, именно поэтому так важно, чтобы школа стала местом, где каждый ребёнок сможет раскрыть свой потенциал и получить нужные для жизни базовые знания и навыки вне зависимости от пола, — говорит Александра Голуб, глава общественной организации "Лига защиты прав женщин". — В XXI веке и мужчины, и женщины должны уметь постоять за себя и содержать в порядке свой дом, они в равной степени должны быть свободны в выборе профессии". Гендерно-нейтральный подход предполагает, что девочек и мальчиков учат одинаково, по одним и тем же программам, им в равной степени доступны все ресурсы школы, они одинаково комфортно чувствуют себя на всей её территории. Но родители, учителя, психологи и эксперты Министерства образования сходятся на том, что реализовать его в чистом виде в современной украинской школе проблематично.

С формальной точки зрения проблем не так много. Только два обязательных учебных предмета преподают отдельно для мальчиков и девочек: "трудовое обучение" и "защита отечества". Их содержание в министерстве планируют пересмотреть и скорректировать. По всем остальным предметам есть общие программы и критерии оценки, к тому же с 2016 года по настоящее время ударными темпами идёт антидискриминационная экспертиза новых учебников, а планируется — и всего образовательного контента: учебников, рабочих тетрадей, различных пособий и программ. Любой материал — визуальный или текстовый, — содержащий отсылки к гендерным стереотипам или дискриминацию по другим защищённым Конституцией признакам, исправляют или удаляют. Классический пример — отказ от знакомого нам с детства "Мама мыла раму", стандартного предложения из учебника по чтению, поддерживающего ассоциативную связь всей домашней работы исключительно с женщиной. "Однако мы отдаём себе отчёт в том, что всё это — верхушка айсберга, у поло-ролевого подхода слишком давняя история, — говорит Елена Масалитина, советница министра образования и науки Украины. — Женское образование появилось значительно позже, чем мужское, оно изначально существовало отдельно и выполняло другие функции. Но очевидно, что идеологические формулы, сохранившиеся с тех времён, давно морально устарели".

Скрытый план

Елена Масалитина убеждена в том, что в системе, где к девочкам и мальчикам изначально по-разному относились и предъявляли разные требования, само по себе формальное уравнивание правил не означает равенства возможностей. К примеру, стереотипное представление о том, что мальчики талантливее в точных науках, а девочкам легче даются гуманитарные, укоренилось в сознании работников системы образования настолько глубоко, что во многих школах считается естественным вызывать мальчиков к доске для решения более сложных задач по математике, физике, а девочек — для тех, что попроще.

Прошивка. Гендерные стереотипы очень долго жили в школьных учебниках, влияя на мировоззрение учащихся

"Одно из явлений, препятствующих установлению равных возможностей для всех учеников, называется "скрытый учебный план", — говорит советница министра. — Этим термином обозначают систему практических механизмов, воссоздающих модели неравенства в учебных заведениях и образовательном процессе: в содержании курсов, организационно-нормативной структуре учебных заведений, педагогическом составе, стиле преподавания и коммуникациях между участниками учебного процесса. К сожалению, наличие скрытого учебного плана приводит к тому, что ученицы и ученики и сами начинают перенимать дискриминационные стереотипы. Например, результаты опросов показывают, что девочки часто испытывают некий страх перед точными науками в основном потому, что их убедили, что это якобы слишком для них сложно".

Дискриминационные стереотипы мешают выявлению и развитию способностей к точным наукам у девочек, и к гуманитарным — у мальчиков. Возможно, этим отчасти объясняются невысокие показатели Украины в PІSA — международном исследовании качества обучения, сравнивающем системы образования разных стран. Его основа — определение грамотности 15-летних подростков в нескольких сферах: чтении, математике, естественных науках и способностях применять полученные знания в жизни. По всем трём показателям уровень грамотности украинских школьников оказался ощутимо ниже, чем у их сверстников в Эстонии, Венгрии и Беларуси, зато выше, чем в Грузии и Молдове. Судя по результатам исследования, 36% школьников не достигают базового уровня математических знаний, очень многим украинским подросткам тяжело даются даже простейшие задачи.

Вопрос комфорта

Самые серьёзные родительские опасения по поводу идей гендерно-нейтральной школы связаны с организацией школьных санузлов. Особенно переживают родители девочек — и не без причин. Форумы пестрят историями о том, что в какой-то школе женский или мужской туалет закрывался на ремонт, а оставшийся временно становился "гендерно-нейтральным". Зачастую для девочек такая ситуация оказывается очень травмирующей. Кто-то из родителей рассказывает, что дочь со слезами отказывалась идти в школу. Кто-то вообще не знал о наличии проблемы до тех пор, пока не пришлось обратиться к врачу со странными симптомами, причина которых в том, что дочь перестала ходить в туалет днём, ждала возвращения домой.

Мысль, что со школьных туалетов в их нынешнем виде просто снимут обозначения "М" и "Ж", справедливо пугает. Елена Масалитина уверяет, что этого не произойдёт. Гендерно-нейтральный подход предполагает, что умывальник и всё, что необходимо для личной гигиены, должны находиться в одной закрытой кабинке. В таком случае неважно, какого пола люди, которые по очереди её используют. В школах постсоветских стран туалет, как правило, представляет собой общее пространство с множеством кабинок или полностью открытых отсеков с одной лишь дверью на входе. "Тут индивидуальный подход применить не получится, но это далеко не единственная проблема, возникающая из-за такой организации санузлов, — подчёркивает советница министра. — Во-первых, они порой становятся удобной площадкой для буллинга. Во-вторых, далеко не во всех школах в таких туалетах есть дверцы, которые нормально запираются. Это означает отсутствие личного пространства в момент, когда оно просто необходимо. Поэтому мы пытаемся добиться от местных властей, чтобы на кабинках поставили дверцы. В новых школах, которые будут строиться, мы хотели бы видеть закрытые индивидуальные туалеты вообще без общих пространств, вот их как раз стоит сделать гендерно-нейтральными. Одинаковое количество мужских и женских санузлов на самом деле не означает равные возможности доступа. Женщины и девочки проводят в уборной на 20% больше времени. Да и по численности женского пола чуть больше — 54%. Трудно не заметить, что в общественных местах в женский туалет часто выстраивается очередь, а в мужской — нет".

"Мужское дело". Отдельно для мальчиков и девочек преподают лишь "трудовое обучение" и "защита отечества". Иногда разделение проявляется в математике и в физике, пусть и не так явно

Так или иначе реализации гендерно-нейтрального подхода в Украине мешают не старые здания с неудобными санузлами и даже не организационные условия учебного процесса, а личные установки его участников. "Вопрос пола постоянно проявляется там, где он совершенно ни к чему, это мешает обеспечить психологический комфорт ребёнка, — говорит Масалитина. — Мы предложили заменить старые парты, рассчитанные на двух человек, новыми — индивидуальными, что должно было послужить удобству и спокойствию учеников, дать больше личного пространства, уменьшить количество отвлекающих факторов во время занятий. Вскоре после этого сотрудники одной из школ выложили в Сеть фотографии классов, на которых видно, что они закупили голубые парты для мальчиков и розовые — для девочек, хотя выбор цветов изначально был широким. Не знаю, кому пришла такая идея, но они создали гендерное разделение на пустом месте. Сама по себе привязка пола к голубому и розовому цветам беспочвенна и стереотипна, но, подпитываемая маркетингом, очень живуча. Теперь представьте, что на каком-то этапе состав учеников меняется и нужно куда-то посадить нового мальчика, а единственная свободная парта — розовая, и над ним дружно смеётся весь класс".

В Министерстве образования надеются на то, что от гендерных стереотипов можно избавиться, повышая квалификацию преподавательского состава и школьной администрации. Разрабатывают новые дисциплины для педагогических вузов вроде "Практики применения недискриминационного подхода", добавляют соответствующие темы в уже существующие вузовские курсы. Вероятно, со временем установки и вправду начнут меняться, вопрос в том, как скоро это произойдёт.

По мнению психолога Елены Рыхальской, существенных изменений можно ждать только в следующем поколении. Она подчёркивает, что общество, в котором мы живём, по большей части патриархально. Женщин и мужчин в нём оценивают по разным меркам и предписывают им разные стандарты поведения. Существующее распределение гендерных ролей можно критиковать или одобрять, но игнорировать его не удастся — это данность, которую невозможно изменить в короткие сроки.

Само по себе внедрение новых правил в школе не даст желаемого эффекта. Этому способствуют как минимум три причины. "Во-первых, учителя не смогут так просто отказаться от установок, усвоенных в детстве, когда ещё сами учились, — говорит Рыхальская. — Во-вторых, детям хочется поскорее повзрослеть и они копируют модели "типично мужского" и "типично женского" поведения, которое видят вокруг. Из интернета на них льётся информация о женских и мужских тренингах, реклама пестрит эротизированными образами, в фильмах и взрослых разговорах постоянно звучит тема мужского и женского, а в школе их восприятие резко должно становиться гендерно-нейтральным. Вряд ли это возможно. В-третьих, в воспитании родителей, которые сами вскормлены патриархальным обществом, в любом случае будут отражаться типичные для него подходы".