Опасная усталость: эмоциональное выгорание официально признают болезнью

2019-06-15 17:00:00

179 0
Опасная усталость: эмоциональное выгорание официально признают болезнью

Фото: Getty Images

Мир готов признать, что уставшие люди нуждаются не в «волшебном пинке», а в медицинской помощи

«У вас синдром менеджера, слышно по голосу. Вечером, когда вернётесь домой, налейте себе вина и посмотрите какой-нибудь классный мультик». Этот совет я получила в далёких нулевых от директора украинского представительства британской консалтинговой компании. В отличие от меня она знала, что ощущение накопившейся усталости, которая не проходит после выходных, — тревожный симптом. Игнорировать его — означает рисковать здоровьем, а может, и жизнью. Так развивается депрессивное расстройство, осложнение которого со временем вызывает психосоматические последствия: необъяснимые боли и дисфункции органов вроде бы здорового организма, в самых худших случаях дело заканчивается суицидом.

Мудрая британка рекомендовала мне изменить повседневное расписание так, чтобы не приходилось больше работать после шести вечера, все личные и бытовые проблемы можно было решать в промежутке с шести до восьми, а остаток вечера посвящать исключительно отдыху. Я сперва отмахнулась от совета, считая, что зарубежная гостья не в курсе реалий украинского рынка труда, не понимает, как много и напряжённо здесь нужно работать, чтобы чего-то достичь. Но полтора года спустя убедилась в её правоте.

Однажды в ресторане во время деловой встречи для меня пришлось вызывать неотложку, после того как я неожиданно потеряла сознание, выпив полчашки горячего шоколада. Через день врачи больницы скорой помощи отпустили меня домой: беглое обследование показало, что я здорова. Формально так и было — моя проблема не считалась болезнью, да и сегодня ещё не считается, но в ближайшем будущем это может измениться. В новой Международной классификации болезней (МКБ 11), которую Всемирная организация здравоохранения планирует утвердить в текущем году, фигурирует диагноз «эмоциональное выгорание».

Пока не поздно

Похоже, мир готов признать, что уставшие люди нуждаются не в «волшебном пинке», а в медицинской помощи. Давно пора. Судя по результатам опроса, который международная консалтинговая компания Gallup провела в прошлом году, 44% специалистов, работающих полный день, ощутили на себе негативные последствия эмоционального выгорания, а 23% чувствуют их постоянно. Выгорание всегда связано с деятельностью — профессиональной, политической, творческой или семейной. На начальных этапах его признаки зачастую ошибочно принимают за проявления усталости или лени. Человек, прежде игравший весьма активную роль в компании, партии, семье или творческом процессе, охладевает к делу, которое ранее считал очень важным, «теряет форму», и ни отпуск, ни дополнительная мотивация не помогают её восстановить.

 

«Проблему слишком долго считали психологической, а не медицинской, страдающих от выгорания пытались воспитывать методом кнута и пряника, отправляли на какие-то тренинги. Тем временем их состояние ухудшалось, и в итоге они попадали к нам с депрессивными расстройствами или тяжёлой психосоматикой, — говорит британский психиатр Натали Кимен. — Это всё равно что не считать болезнью гастрит до тех пор, пока он не перерастёт в язву желудка. Это глупо и даже опасно». На ранних стадиях помочь пациенту гораздо проще, можно использовать щадящую терапию и добиться полного выздоровления. В запущенных случаях психиатры вынуждены использовать более серьёзные препараты, не говоря уже о том, что возникает риск суицида. «У многих моих пациентов, которых сейчас приходится лечить от клинической депрессии, всё начиналось с профессионального выгорания, а могло ведь им и закончиться, если бы соответствующая медицинская помощь была предоставлена вовремя», — подчёркивает доктор Кимен.

Лестница, ведущая вниз

Выделяют четыре стадии выгорания. На первой человек категорически недоволен результатами своей деятельности и старается прилагать массу усилий, чтобы больше получить на выходе. Окружающим кажется, что он на редкость работоспособен и целе­устремлён: готов работать в выходные, сидеть в офисе допоздна, брать на себя дополнительные задачи. Ирония в том, что руководство частенько ставит подчинённых, находящихся на этой стадии выгорания, в пример коллегам. К сожалению, энтузиазм иссякает довольно быстро. Когда первая стадия сменяется второй, человек, который ещё вчера лез из кожи вон, очевидно, переходит в режим экономии энергии. Он просто выдерживает нагрузку по необходимости, не стремясь к развитию. Со стороны это выглядит как потеря интереса.

Психолог Людмила Петрановская, автор множества публикаций о выгорании, пишет, что на второй стадии можно продержаться долго. Сохраняются видимость благополучия и даже некоторая мотивация для продолжения деятельности. Если нагрузка не снижается, напряжение постепенно нарастает до тех пор, пока не возникнет некая критическая ситуация и не выбьет из колеи. Именно после этого появляется ощущение «я на нуле», характерное для третьей стадии выгорания. «Самое грустное на этом этапе то, что человек осознаёт необходимость кардинальных перемен, но осуществить их ему уже не под силу, — говорит психолог Светлана Панина. — Продолжать жить, как раньше, невозможно, нужно что-то изменить, но для этого необходима энергия, а её не хватает даже на выполнение привычных функций. На самом деле искать другую работу, перестраивать график, решать проблемы, постоянно создающие стресс, и вообще устранять причины выгорания нужно на первых двух стадиях».

Наконец четвёртая стадия, худшая из всех. Серьёзность проблемы становится очевидной для окружающих, ситуация выходит из-под контроля. Именно на этом этапе может проявиться серьёзная психосоматика. По словам Паниной, в запущенных случаях выгорания сбои могут давать пищеварительная система, щитовидная железа, надпочечники. Возникают экзема, аутоиммунные заболевания или нарушения работы сердца, для которых, казалось бы, не было медицинских предпосылок.

Красные флажки

Психиатр Александр Иванов отмечает, что в запущенных случаях эмоциональное выгорание приводит к потере профпригодности и даже изменению личности. Один из первых тревожных сигналов, на которые нужно обратить внимание, — ощущение усталости, почему-то не проходящей даже после того, как вы выспались и отдохнули, а также недовольство, для которого в данной ситуации вроде бы нет веских причин. Иногда окружающие замечают, что прежде сдержанный человек стал раздражительным, а общительный — замкнутым. Признак выгорания — потеря мотивации, причём это проявляется не только в отношении работы: человек теряет интерес к увлечениям.

По мере обострения болезни изменения поведения становятся всё более заметными. Постепенно разрушаются отношения с близкими. Порой это сопровождается злоупотреблением психостимуляторами (алкоголем, наркотиками, азартными играми). «Депрессивное расстройство — это преобладание негативных эмоций над позитивными, — подчёркивает психиатр. — Но это вовсе не значит, что пациент придёт в норму, если его порадовать. В мозге образуются очаги неинфекционного воспаления — разговорами тут не поможешь, нужны медикаменты».

По данным Harvard Business Review, американцы тратят на устранение медицинских последствий эмоционального выгорания на рабочем месте от $125 млрд до $190 млрд в год. Неудивительно, что в США к этому расстройству относятся очень серьёзно. Штаты признали его болезнью ещё в 2013-м. Человек, заметивший у себя признаки выгорания, может обратиться в психиатрический кабинет ближайшей больницы скорой помощи. При необходимости он получит медикаментозное лечение и документ, подтверждающий временную нетрудоспособность. Кстати, врачи из таких кабинетов — первые кандидаты на выгорание. Психиатр Кристиан Демефф из больницы скорой помощи Сан-Диего признаётся в том, что диагностировал у себя это нарушение через год после поступления на работу. Законодательство нескольких стран (Соединённых Штатов в том числе) запрещает психиатрам непрерывную практику в течение более десяти лет. Отработав десятилетие, они обязаны сменить сферу деятельности, это может быть другая область медицины или даже другая профессия.

Сгорающие на работе

Признак выгорания — потеря мотивации, причём это проявляется не только в отношении работы: человек теряет интерес к увлечениям

Психиатры — не единственная группа риска. По словам психолога Светланы Паниной, у врачей любого профиля вероятность эмоционального выгорания достаточно высока. Да и у среднего медперсонала тоже, особенно у медсестёр, работающих с тяжелобольными. Кроме того, велик риск для педагогов, особенно средней и начальной школы, рекламистов и представителей творческих профессий.

Панина выделяет три категории факторов, увеличивающих вероятность выгорания. Первая категория — личные особенности: неумение делегировать полномочия, перфекционизм, гиперответственность и не­умение чередовать работу с отдыхом. Вторая категория — внешние обстоятельства. Это могут быть слишком жёсткое расписание или другая крайность — непредсказуемо меняющийся график. Некомфортные условия труда или неудовлетворительная зарплата. Необходимость регулярно проходить множество бюрократических процедур, работать с психологически сложным контингентом. «У здорового человека хронический стресс низкой интенсивности может вызвать эмоциональное выгорание уже через год, — говорит психолог. — Речь идёт о неприятных обстоятельствах, которые даже не принято называть проблемами. Их обычно считают вполне терпимым дискомфортом. К примеру, неудобная транспортная развязка или слишком большое расстояние между домом и офисом».

Результаты социологического исследования, проведённого в США в нулевых годах, доказывают, что сотрудники, вынужденные добираться до места работы дольше получаса, гораздо больше рискуют столкнуться с эмоциональным выгоранием. Американские IT-компании немало инвестируют в профилактику такого нарушения психики у сотрудников. «В Кремниевой долине у некоторых компаний есть корпоративные автобусы для сотрудников, живущих далеко от офиса. Дорога переносится легче, если не нужно самому вести машину или пользоваться общественным транспортом, — подчёркивает Панина. — В офисном пространстве отводят специальные помещения для релакса и спортивных игр. Наниматели, заинтересованные в сохранении работоспособности персонала, стремятся сделать пребывание в офисе максимально комфортным, не говоря уже о том, что многие из них предоставляют сотрудникам возможность работать удалённо и корректировать собственный график».

Наконец, третью категорию факторов, повышающих риски эмоционального выгорания, условно обозначают как «пребывание не на своём месте», когда уровень задач не соответствует уровню квалификации, неважно, в какую сторону идёт перегиб. Классный специалист, вынужденный выполнять примитивную, с его точки зрения, работу, рискует не меньше, чем человек, недотягивающий до собственной должности. В обоих случаях ради сохранения психического здоровья ситуацию необходимо изменить. Причём сделать это лучше в течение года, не позже.

Loading...