Только бизнес. Как Швейцария помогает популистам в Европе и во всем мире

2019-02-12 11:00:00

925 10
Только бизнес. Как Швейцария помогает популистам в Европе и во всем мире

Фото: Getty Images

Один из последних скандалов, касающийся мирового финансового центра, связан с Венесуэлой. Сотни миллионов долларов, отмытых в нефтяной отрасли этой страны, нашли приют в банках тихой европейской Швейцарской Конфедерации

Разразившись недавно тревожным манифестом "Европейский дом в огне", интеллектуалы Старого Света, возможно, спутали симптомы болезни с ее генезисом. Они бьют в набат и зовут спасти Европу, видя основную угрозу в нашествии "нового Хама" — популизма. Однако задекларированные западные идеалы подтачивает другая проблема — фальшивый нейтралитет. Это явление давно прописалось в Швейцарии.

"Дом в огне". Что напугало интеллектуалов Европы?

Вдохновителем манифеста выступил Бернар-Анри Леви, французский философ и писатель, обнаруживший не без помощи украинского Майдана и отношения к нему жителей Парижа, Берлина, Мадрида и Рима два типа европейцев: "Одни считают, что Европа — это всего лишь большой рынок. Другие — что это ценности, дух, культура". Со времени этого заявления прошло пять лет, но нынешний крик души европейских мыслителей показывает, что противостояние между этими почти полярными типами усилилось.

В тексте, сочиненном Леви и подписанном среди прочих Салманом Рушди, Светланой Алексиевич, Иэном Макьюэном, Марио Льосой, Орханом Памуком, Эльфридой Елинек, популисты, призывающие строить Европу с учетом "национальной души", названы лжепророками. Они "опьянели от ненависти" и улучили момент, когда Европа оказалась "покинутой двумя великими союзниками по ту сторону Ла-Манша и Атлантического океана, которые в прошлом столетии дважды спасали ее от самоубийства. Теперь она стала мишенью для все более откровенных манипуляций хозяина Кремля и как идея разваливается на наших глазах. В такой нездоровой атмосфере в мае 2019 года будут проходить выборы в Европейский парламент. Если новый дух сопротивления вскоре не охватит континент, выборы эти станут самыми катастрофическими". Победу отпразднуют разрушители.

При такой подаче популисты предстают чем-то вроде экспансии бубонной чумы, чья этиология абсолютно туманна и не имеет никакого отношения к "грехам" бедной, наполовину распятой этим злом Европы.

На таком фоне куда прозорливее выглядит Лоран Жоффрен, главред Liberation, где и был опубликован документ. Клич Леви он дополняет указанием на одну из причин, породившую нынешнюю угрозу: "Социальный вопрос, слабое место экономического либерализма, который долгое время доминировал в политике Союза и который постоянно увеличивает разрыв между правящими классами и населением".

Более $3 трлн иностранных грязных денег хранилось на офшорных счетах в швейцарских банках до финансового кризиса 2008 года

Странно, что этого не заметили ни философ, проживающий в стране Марсельезы и "желтых жилетов", ни остальные интеллектуалы. А ведь именно на этом играют европейские популисты. Если премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявляет, что предстоящие выборы в Европарламент станут возможностью расстаться с либеральной демократией, то Маттео Сальвини, глава Северной лиги и самая узнаваемая фигура в итальянской политике, объясняет, между чем придется выбирать обитателям континента. Между "Европой элиты, банков, финансов, иммиграции и безработицы" и "Европой народа и труда".

Бич иммиграции терзает Европу лишь несколько последних лет. Зато банковская система давно размывает культурные ценности, за сохранение которых ратуют подписанты манифеста. Более того, эта мина замедленного действия уютно тикает за семью замками финансовых институтов в самом центре Старого Света, в стране, являющейся образчиком демократии и проводящей в год порой по четыре референдума, извлекая при этом сказочный профит из своего "нейтралитета", в котором циничного расчета куда больше, чем соображений гуманности и морали. Имя стране — Швейцария.

Янус швейцарского нейтралитета

Преимущества невмешательства швейцарцы обнаружили уже во время Тридцатилетней войны 1618–1648 годов, когда их уровень жизни на фоне европейской трагедии взлетел до небес, а торговля шла с небывалым успехом. Как заметил исследователь Джонатан Стейнберг, именно тогда "швейцарцы начали связывать нейтралитет с прибылью, добродетелью и здравым смыслом". "От Банка Англии до Ост-Индской компании не существовало практически ни одного инструмента коллективного капиталовложения, к которому не были бы причастны власти швейцарских кантонов", — объяснял швейцарский историк Жюль Ландсманн. Практически все войны оказались для Швейцарии благом. Ее главным мечом стали финансы, а щитом — нейтралитет.

Во время Первой мировой, когда европейские страны для оплаты военных расходов принялись повышать налоги (к примеру, во Франции подоходный налог ввели лишь в 1914 году, а к 1925-му его предельная ставка составляла 90%), толстосумы начали искать возможность избежать налогообложения. Их выбор пал на Швейцарию. Когда в 1932 году во Франции начали разбираться с теми, кто уклонялся от уплаты налогов, пользуясь услугами парижского офиса швейцарского Basler Handelsbank, то список составил примерно две тысячи имен. Среди них были богатейшие и известнейшие персоны Франции: два епископа, дюжина генералов, начальник финансового управления французской армии, трое сенаторов, несколько бывших министров, ведущие промышленники. По подсчетам тогдашнего депутата парламента Фабьена Альбертина, страна ежегодно теряла колоссальную сумму — 4 млрд франков.

Когда Германия в 1941 году исчерпала свой золотой запас и валютные резервы, правительство Швейцарии предложило Гитлеру кредит в размере 850 млн швейцарских франков

Настоящим Эльдорадо для предприимчивых гельветов стала Вторая мировая война. "Швейцарские агенты Германа Геринга, Йозефа Геббельса, Йоахима фон Риббентропа и самого Гитлера помогали хранить множество ценностей, золото и произведения искусства из разграбленных нацистами европейских галерей и частных коллекций, — пишет Николас Шэксон в книге "Люди, обокравшие мир". — Гитлеровская Германия исчерпала свой золотой запас и валютные резервы уже в 1941-м, и правительство Швейцарии предложило Германии кредит в размере 850 млн швейцарских франков. Швейцарские промышленники поставляли нацистам вооружение и аппаратуру. По заключению Независимой комиссии экспертов, "военную экономику Германии субсидировала Швейцария", а ее собственные химические, машиностроительные, часовые заводы, предприятия высокоточных измерительных приборов переживали "подлинный бум".

Многим наследникам жертв Холокоста так и не удалось вернуть активы, которые их родственники перед тем как сгинуть в газовых камерах успели разместить в швейцарских банках. От них требовали свидетельство о смерти. Одна из женщин, разрыдавшись, ответила на это: "Откуда у меня такое свидетельство? За ним мне надо было бы обращаться к Гиммлеру, Гитлеру, Эйхману и Менгеле". Так что огромная часть ценностей, политая кровью жертв гитлеризма и освященная принципом "тайны вклада", до сих пор покоится в сейфах респектабельных учреждений. И это, оказывается, не входит ни в какое противоречие с ценностями, которые сегодня намерен защищать Бернар-Анри Леви с коллегами.

Под нажимом еврейских организаций и американских властей швейцарские банкиры согласились выплатить более миллиарда долларов компенсаций. Однако это лишь капля в их финансовом море. Швейцария по сей день остается крупнейшим в мире хранилищем грязных денег, пишет Шэксон. На офшорных счетах, принадлежащих нерезидентам этой страны, до мирового финансового кризиса 2008 года лежало более $3 трлн.

Опасность для благополучия государства абсолютной закрытости финансовых институтов в том виде, в каком она существует в Швейцарии, в США, в отличие от Европы, осознали. В 2014 году здесь приняли закон о соблюдении налогового законодательства по иностранным счетам. В соответствии с ним иностранные финансовые учреждения обязаны идентифицировать счета граждан США и сообщать подробности о них в американскую налоговую службу. Невыполнение этого требования чревато большими штрафами.

В США о пользе этого заговорили на минувшей неделе в связи с призывом Элизабет Уоррен, сенатора-демократа и кандидата в президенты, ввести новый налог на роскошь для очень богатых граждан. Вряд ли случайно, что такое предложение сформулировано именно сегодня, в эпоху Дональда Трампа — популиста №1 в мире.

Швейцарские вкладчики. Агенты Гитлера и его бонз прятали награбленное золото и произведения искусства в тихой "нейтральной" стране

Примат выгоды и политика цинизма

Один из последних скандалов, касающийся мирового финансового центра, связан с Венесуэлой. Сотни миллионов долларов, отмытых в нефтяной отрасли этой страны, нашли приют в банках тихой европейской Швейцарской Конфедерации. Масштаб юридической процедуры, отмечают СМИ, сопоставим с делом ФИФА, завершившимся громкими арестами высокопоставленных чиновников Всемирной футбольной ассоциации в Цюрихе в мае 2015 года. Неожиданного в происшедшем немного. И если бы не твердая позиция Вашингтона, об инциденте, вероятно, еще нескоро бы узнали.

Но, как оказывается, в Швейцарии ради навара не только банковский сектор может пуститься во все тяжкие. Внезапно эта страна стала крупнейшим покупателем алюминия из России. В тот момент, когда из-за американских санкций продажи российского алюминия в США снизились почти на $1 млрд, продукцию "Русала" на ту же сумму закупили в Швейцарии. Схема, по мнению некоторых аналитиков, могла быть такой: швейцарский офис Glencore — партнер и акционер "Русала" — приобретал металл у российской компании, а затем перенаправлял его на нужные рынки, где опасались прямых закупок от российской компании. Но дело не столько в схеме, сколько в соотношении цен и ценностей. Если в Европе бьют тревогу по поводу все более наглых действий Кремля, а бизнес "нейтральной" Швейцарии выступает фактически на его стороне, то чем это отличается от действий европейских популистов, обещающих снять санкции с Москвы? Единственный правильный ответ: выгодой.

Одно из совпадений интересов Швейцарии и стран ЕС — взгляд на международную межбанковскую систему SWIFT. В этом вопросе санкции Вашингтона против Ирана вызвали непонимание у партнеров в Старом Свете, так что в Европе для преодоления возникших препон решили создать свой межбанковский канал, а в Швейцарии — свой. Объясняется это тем, что "швейцарская сторона убеждена в необходимости соблюдения условий ядерного соглашения", а "европейские страны стремятся сохранить Совместный всеобъемлющий план действий (по иранской ядерной программе)".

Однако противоречий между Брюсселем и Берном куда больше, чем примеров подобного "конкордата". Сегодня, накануне Брексита, пресса больше обсуждает неувязки, возникающие между ЕС и "островитянами", но в этой тени не могут укрыться проблемы отношений со Швейцарией.

Чем больше пропасть между обогатившейся и спрятавшей свои капиталы элитой и простыми смертными, тем выше вероятность, что последние клюнут на броские лозунги популистов

Президент страны Уэли Маурер в январе заявил о том, что швейцарцы не поддержат соглашение, которое предлагает Евросоюз. В государстве красного флага с белым крестом считают, что оно может подорвать высокую заработную плату и условия труда, поскольку, согласно проекту, Швейцария должна автоматически адаптировать свои правила миграции и социального обеспечения к законодательству ЕС. Еврокомиссия предоставила "нейтральному" партнеру еще полгода для внутренней утряски нового общего соглашения, предупредив, что не вернется за стол переговоров. Скорее всего, соглашение ждет долгий отстой в каком-то правовом тупике, поскольку Швейцария привыкла поступать как своенравный enfant terrible, которого Европа и мир сами же вскормили. Когда, например, в 2009 году Швейцария попала в серый список офшоров Организации экономического сотрудничества и развития, она попросту заморозила свой взнос в организацию и отказалась от всех совместных проектов.

Фиговый листок швейцарского нейтралитета в действительности заботливо прикрывает интересы тех самых "суверенитистов", натиску которых призывает не поддаваться Бернар-Анри Леви со товарищи. Только действуют они тише, хитрее и эффективнее, чем популисты Италии или Венгрии. Но от этого опасность, исходящая от них, в некотором смысле даже больше, чем от Сальвини или Орбана. Они не только размывают культурные ценности Европы, предпочитая им золотого тельца. Они вдобавок вскармливают популизм в других странах. По оценкам, сделанным в 2009 году аналитиками швейцарской брокерской фирмы Helvea, триллионы грязных денег, хранившихся на тот момент в швейцарских банках, соответствовали примерно 80% тех средств, которые не были задекларированы европейскими владельцами в своих странах. Если говорить об итальянцах, то у них данный показатель достигает заоблачных 99%. Стоит ли после этого удивляться, что Рим стал одним из столпов популизма? Чем больше пропасть между обогатившейся и спрятавшей свои капиталы элитой и простыми смертными, тем выше вероятность, что последние клюнут на броские лозунги популистов. И тут едва ли смогут помочь делу манифесты группы интеллектуалов или разъяснительный "чес" по Европе одного из них. Даже такого энергичного, как Леви.

Loading...