Непобедимый Джо. С какими вызовами столкнется Байден и что известно о его здоровье

Джо Байден, США, президент, выборы
Фото: Getty Images

77-летнему Байдену придется "сшивать" Америку, которую он вместе с демократами отчасти и довел до нынешнего состояния. Хватит ли сил?

После победы Байдена на выборах в США компании Marvel Comics, по-видимому, следовало запустить новую серию комиксов, где бы постаревший Капитан Америка с лицом Джо крушил не менее дряхлого злодея с физиономией Дональда, готовящего вселенский Апокалипсис. Туда бы можно было вписать в виде камео вдову сенатора-республиканца Джона Маккейна Синди, с христианским достоинством произносящую фразу: "Я думаю, мой муж был бы очень доволен" (именно так она отозвалась по поводу поражения 45-го президента). И совершенно невменяемого мультимиллионера, телеевангелиста Кеннета Коупленда, поклонника Трампа, встретившего ту же новость сатанинским хохотом. Это бы точно отражало ситуацию, в которой оказалась Америка. Страна разделена. Перед Байденом — египетская пирамида нерешенных проблем. И при всех его достоинствах и опыте 20 ноября ему исполнится 78 лет. Даже у отъявленных оптимистов в США этот факт вызывает некоторое беспокойство: Рональд Рейган, один из американских президентов-аксакалов, выселился из Белого дома, будучи по возрасту младше Байдена, который готовится туда въехать. 

"Полмира скачет, полмира плачет": Байден и трампизм 

Хонор Джонс из The New York Times сидела в минувшую субботу в припаркованной машине в Пенсильвании, неподалеку от итальянского ресторана, когда появилась новость о том, что Байден "выиграл штат" и, следовательно, выборы. Один из официантов заведения, до этого мирно разговаривавший с коллегой, начал размахивать руками и кричать, что не может остановиться. Ажиотаж наблюдался среди многих сторонников Байдена. "Счастливые люди гудели. Разгневанные ревели двигателями, — пишет Джонс. — Чуть дальше по дороге собралась большая группа избирателей Трампа. "Разве ты не проиграл?" — спросил прохожий.

"Нет. Еще есть судебное дело", — ответил один из них". 

И таких "картинок с выставки" можно наскрести тысячи. Выборы как бы закончились, но вердикт вынесен не избиркомами, а медиа, что выглядит насмешкой над официальными институтами американской демократии. Однако сам раскол в обществе, надежда на реванш, вражда, доходящая до непримиримости, остались. Имя всему этому — трампизм. Именно этот инструментарий с его имманентной ксенофобией рассек американское общество надвое. Хотя сами бомбы замедленного действия для этой социальной диверсии закладывались задолго до Трампа. И не только им.

В 2016-м, когда Трамп выиграл президентские выборы, словом года, по версии Оксфордского словаря, стало post-truth — пост-правда. Вместо критериев истины и фактов на поле битвы вышли эмоции и обращение к личным убеждениям. Само слово в далеком 1992-м впервые использовал в эссе о войне в Персидском заливе Стив Тесич, американский драматург сербского происхождения. Затем Пол Кругман, американский экономист, припечатал им Митта Ромни, когда тот в президентской кампании 2012 года заявил, что отменит сокращение расходов на оборону, в то время как вливания в ВПК при Обаме росли и "отменять" фактически было нечего. Что сделал Трамп, так это увеличил концентрацию лжи до такой степени, что американцы перестали верить всему: политикам, медиа, прогнозу погоды. Факты стали на колени перед эмоцией. Пост-правда восторжествовала.

выборы в США, Трамп, Байден, протесты, митинг, фото
Дело в шляпе. Сторонники участников президентской гонки указывают на головные уборы друг друга на площади Black Lives Matter Plaza возле Белого дома 8 ноября

Трампа обвиняют в проповеди изоляционизма. Но и это не его изобретение. Джордж Вашингтон, первый президент страны, отходя от дел, завещал потомкам игнорировать европейские войны, не заключать чересчур обременительных договоров и т. п. Первым, кто попытался после Первой мировой разбить эти "скрижали завета", был Вудро Вильсон, но все помнят, чем та попытка закончилась. Вильсон был фактически отцом Лиги Наций, однако Соединенные Штаты так и не вступили в эту организацию, посчитав за благо оставаться в отдалении от оживленных перекрестков текучей современности. Лишь после Второй мировой благодаря фундаменту, заложенному Рузвельтом, мир стал американоцентричным, и Вашингтону стало дело решительно до всего.

Трамп эту традицию переломил. Не в последнюю очередь благодаря своим предтечам. Например, Пэту Бьюкенену, идеологу крайне правого спектра Республиканской партии, успевшему послужить в качестве советника у трех президентов — Никсона, Форда и Рейгана. Начиная с конца прошлого века, он неустанно пропагандировал изоляционистские идеи, которые затем стали коньком Трампа.

Скорее всего, они бы дали осечку, если бы к ним не добавились такие важные катализаторы, как кризис доверия к власти и неравенство, год от года возрастающие в американском обществе. Недавний соцопрос показал, что полстраны недовольны нынешней политической системой, а каждый пятый американец был бы не прочь коротать свои дни под властью военных. Последнее смахивает на идиотизм? Возможно. Но тут к сведению нужно принять аргумент, о котором говорит Дарон Аджемоглу, один из авторов книги "Почему одни страны богатые, а другие бедные". По его словам, в Америке "мужчины, не получившие высшего образования, сегодня зарабатывают значительно меньше, чем их сверстники в 1970-е годы. Никакое серьезное обсуждение политических бедствий, постигших Соединенные Штаты, не может игнорировать эти экономические тенденции, которые пора­зили американский средний класс и способствовали гневу и разочарованию среди некоторых избирателей, которые обратились к Трампу".

Проблема как раз в том, что именно демократы, включая нынешнего Байдена, изуродовав свою политическую повестку, проложили путь безумию, которое в итоге породило фигуру Трампа. Томас Франк, автор книги "Слушай, либерал: или что случилось с партией народа?", пишет в The Guardian по этому поводу: "Имя Байдена фактически является синонимом вашингтонского консенсуса [имеется в виду умение Байдена работать с республиканцами, учитывая их интересы]. Его годы в Сенате США почти точно совпадают со знаменитым поворотом его партии к "третьему пути", и Байден лично сыграл ведущую роль во многих знаковых инициативах той эпохи: торговые соглашения в стиле НАФТА [соглашение о свободной торговле между Канадой, США и Мексикой, подписанное в 1992 году], прибыльные услуги для банков, жесткие меры по борьбе с преступностью, даже предложенные сокращения социального обеспечения. Однако сейчас Байден должен понять, что именно этот поворот, этот сдвиг вправо в 1980-х и 1990-х годах заложил основу для трампизма".

По его словам, "старый домашний бог Демократической партии" — средний класс — был заменен новыми либералами на меритократию "не только блестящих экономистов, которые разрабатывали свою политику, но также финансистов и технологов, которым новый либерализм пытался вместе служить". Исходя из этого, самого по себе триумфа Байдена недостаточно, чтобы, как выразился Франк, остановить "катание в ад на санях по нашей стране. Это никогда не прекратится, пока президент-демократ не признает ошибки своей партии и не положит конец позорному эксперименту последних четырех десятилетий".

Близок ли Байден к осознанию этого факта? В общем, да. Еще в марте он подчеркивал важность "укрепления нашего главного актива — нашего среднего класса". И указывал на то, что Америка должна стать местом, где бы "каждый мог разделить успех страны, независимо от расы, пола, почтового индекса, религии, сексуальной ориентации или инвалидности". В известном смысле, хотел он того или нет, Байден приблизился к постулатам теории справедливости американского философа Джона Ролза с их принципом честного равенства возможностей. Выступая за "восстановление души Америки", он воспел это и в своей первой речи в качестве избранного президента: "Я всегда считал, что Америку можно определить одним словом: возможности. Что в Америке каждому должна быть предоставлена возможность пойти настолько далеко, насколько позволят его мечты и способности, данные Богом".

Ответ на вопрос, способен ли Байден воплотить сказанное в жизнь, находится в двух плоскостях. Первое — это, действительно, его амбиции. Есть они или нет? Для человека, который пережил в жизни много личных ударов (смерть в 1972 году в автокатастрофе его первой жены и дочери, а затем, в 2015-м — смерть сына от опухоли мозга) и не сдался, ответ очевиден: да, амбиции есть. К тому же Байден привык стойко переносить и политические неудачи. Это его третий "поход за славой". В 1988-м и 2008 году ему не удалось стать номинантом в президенты от партии, хотя в последнем случае он занял пост вице-президента при Бараке Обаме. Все это говорит об упорстве.

Настороженность вызывает другое — его физические и ментальные кондиции.

Оговорки не по Фрейду: здоровье избранного

Оговорки Байдена стали притчей во языцех и породили массу насмешек со стороны медиа и Дональда Трампа, присвоившего ему титул "сонного Джо".

Накануне Супервторника Байден заявил перед телекамерами: "Завтра суперстар". Затем внес коррективу: "Супервторник". Его победная речь после этого события так же отмечена конфузом. Он перепутал свою жену с сестрой. "Этот день не зря называют Супервторником, — сказал кандидат. — Кстати, это моя младшая сестра Валери. А я — муж Джилл. Ой, нет, вы местами поменялись? Это моя жена, а это сестра. Они поменялись".

В сентябре протрамповский канал Foxnews не без удовольствия разместил у себя ролик, где Джо Байден говорит следующее: "Если Дональд Трамп добьется своего… 200 млн человек умрут к тому времени, когда я закончу этот разговор". Разумеется, это была оговорка. Смертей от коронавируса в США хватало, но счет шел на сотни тысяч, а не на сотни миллионов.

В октябре во время онлайн-передачи "Я проголосую" он, по-видимому, спутал Трампа с Джорджем Бушем-младшим, сказав: "Еще четыре года при Джордже, эм, Джордже… если Трамп будет избран, мы окажемся в другом мире".

В ноябре на публичном выступлении Байден перепутал свою внучку Натали с ее отцом, назвав девушку именем своего умершего сына: "Это мой сын Бо Байден". Затем политик поправился: "Это моя внучка Натали".

Оговорки Байдена стали притчей во языцех и породили в Америке обеспокоенность: можно ли доверять политику бразды правления страной? 

Трамп даже попытался представить своего оппонента как совершенно невменяемого, будто бы заявлявшего, что он идет в Сенат (а не в президенты). Хотя на самом деле Байден говорил лишь о том, что он шел "гордым демократом" и в Сенат, и в вице-президенты, и вот сейчас — "я баллотируюсь как гордый демократ на пост президента".

Тем не менее все эти речевые огрехи заставили и общественность, и СМИ в Америке задуматься: что творится с Байденом? Можно ли ему доверять бразды правления страной? 

В конце октября сразу несколько американских медиа, включая The Washington Post и WebMD (ресурс, специализирующийся на освещении вопросов медицины и здоровья), сделали публикации на эту волнующую тему. WP говорила сразу о двух участниках президентской гонки. WebMD — исключительно о Байдене. Картина получилась такая.

Если верить врачу Байдена, опубликовавшему свою медицинскую оценку в декабре минувшего года, Джо совершенно здоров. В отчете Кевина О’Коннора, доцента медицины Университета Джорджа Вашингтона, он назван энергичным и подходящим для того, чтобы быть президентом.

Он принимает антикоагулянты и лекарства от кислотного рефлюкса, холестерина и сезонной аллергии. Не пьет и не курит. У него было несколько операций на носовых пазухах. Ему удалили желчный пузырь и несколько немеланомных раковых образований кожи. Во время прохождения обследования при росте 5 футов и 11 дюймов (180 см) он весил 178 фунтов (примерно 81 кг), и его давление было почти как у космонавта — 128/84. Будучи вице-президентом, Байден страдал от эпизодической фибрилляции предсердий (сердечной аритмии), но затем это прошло.

Самый серьезный удар по здоровью Байдена был нанесен в 1988 году, когда ему потребовалась экстренная операция по поводу двух аневризм (расширений просветов артерий) головного мозга. По мнению самого Байдена, это представляло риск для когнитивных способностей "или и того хуже". И хотя в конце концов он выздоровел, ситуация была настолько ужасной, что к нему в критический момент даже привели священника для проведения последних обрядов.

О некоторых подробностях той операции сообщил Нил Касселл, один из двух хирургов, которые ее проводили. На операционном столе Байдену просверлили круглое отверстие в верхней части головы, а кусок черепа удалили, "как верхнюю часть банки с печеньем". Затем произошло неожиданное: аневризма внезапно лопнула. Касселл выругался, но смог взять ситуацию под контроль. Спустя несколько недель Байден перенес вторую операцию, которая прошла без осложнений. "У него не было никакого повреждения мозга, и операция не повлияла на его когнитивные способности", — сказал Касселл.

В то же время есть медики, которые с подозрением относятся к здоровью Байдена. Например, бывший врач Белого дома Ронни Л. Джексон во время телефонного разговора с репортерами WP неоднократно ссылался на возраст Байдена и со скудными доказательствами утверждал, что он страдает психическим упадком. 

Впрочем, есть и такое мнение: Байден, имеющий за плечами сложные операции и изрядный возраст, скорее всего, переживет Трампа, страдающего от излишнего веса и имеющего больше медицинских факторов риска. Об этом пишет Стюарт Ольшански, профессор общественного здравоохранения в Университете Иллинойса в Чикаго. При этом информация о состоянии здоровья 45-го президента гораздо более закрыта, чем данные о здоровье того, кто идет ему на смену.

Если сказанное резюмировать, получается, что ситуация, в которую вступает Америка, довольно непредсказуема при всей предсказуемости поведения самого Байдена. Сегодня только ленивый из лагеря его противников не вспомнил о том, что четыре президента страны, включая Франклина Рузвельта, умерли, находясь на высшем государственном посту. Однако, как к месту заметил пишущий для The New York Times Максим Трудолюбов, здесь может быть аналогия с "папским правилом". Избирая возрастного папу, политики Ватикана зачастую рассчитывали на то, что его понтификат будет коротким, и вслед за его кончиной можно будет выбрать кого-то молодого и удобного. Но потом оказывалось, что престарелый папа переживал хитроумных интриганов, поскольку власть и ответственность давала ему новые силы. Возможно, в светском варианте это как раз случай Байдена. С той лишь разницей, что у демократов, похоже, в этот раз и не было особого выбора.