Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Контрразведка признает ошибки

Контрразведка признает ошибки
Исполняющий обязанности главы СБУ объяснил Фокусу, чем полёты Рудьковского отличаются от полётов Яценюка, рассказал о своём злополучном кошельке и признался, что он такой же американский агент, как и белорусский
000


Валентин Наливайченко, который, по его собственному утверждению, пытается провести «декагэбизацию» СБУ, общается подчеркнуто демократично. И даже его приветственное «где-то я вас видел» не звучит угрожающе, как могло бы звучать из уст главы подобного ведомства. Впрочем, за полтора года работы он так и не стал полноправным главой Службы безопасности – Рада никак не может избавить его от приставки «и. о.». Однако оппоненты называют возглавляемую Наливайченко СБУ дубинкой Президента против неугодных Банковой деятелей. Последние пострадавшие – харьковские руководители мэр Михаил Добкин и секретарь горсовета Геннадий Кернес. Штурм харьковского горсовета получился таким шумным, что СБУ даже получила замечание из президентского Секретариата. Но Наливайченко уверяет, что никакой политики в действиях службы нет, и жалуется, что часто не находит понимания у харьковских властей.

– Почему СБУ именно сейчас, когда многие политсилы хотят отставки Добкина, обратилась к харьковской теме? Тут действительно легко предположить, что СБУ – президентская дубинка.

– Я так скажу: если нет правонарушений – то их и не выявляют. Состояние дел в Харьковском горсовете было выявлено и докладывалось Президенту еще в октябре прошлого года. То есть проблемы там были давно, и не нами созданы. Просто результаты проверки КРУ и санкции Генпрокуратуры мы получили только сейчас. 

– Кернес писал в жалобе, направленной в том числе и вам, что региональное отделение СБУ готовит против него провокации.

– В Харьковском горсовете мы провели выемку документов на основе закона и результатов проверки КРУ. И никакой тайны мы из этого не делали. Так что если г-н Кернес недоволен нашей работой – готовы все обсудить. Больше скажу: без помощи городских властей мы не сможем расследовать это дело, мы же не КГБ! 

– Странно, согласитесь, ждать, чтобы они помогали вам расследовать дело в отношении самих себя.

– Во-первых, их к этому обязывает закон о борьбе с коррупцией. Во-вторых, по-моему, раз уж их избрали во власть, они должны помочь городской общине вернуть украденные деньги. 

Сам мэр Харькова Добкин по просьбе Фокуса прокомментировал это так: «И как мы должны были им способствовать? При виде масок-шоу пасть на колени? Исполнители тупые, а руководство СБУ всё время на крючке висит: не посадите Добкина и Кернеса – уволим».
 
Когда готовился этот номер Фокуса, в суд передали дело ещё одного клиента СБУ, экс-министра транспорта Николая Рудьковского, задержанного по обвинению в растрате бюджетных средств. Его представители до сих пор жалуются, что за Рудьковским СБУ присылала людей в масках.
– Никакой «Альфы» при его задержании не было. Было два сотрудника в штатском, которые показали ему постановления суда и санкции прокурора. Без таких вещей мы ни к одному гражданину даже подойти не можем! Разве что задержание г-на Рудьковского мы не снимали на видео – в этом наша ошибка. В следующий раз снимем. И будет видно, что никаких масок на сотрудниках, а костюмы, галстуки. А в масках работают только там, где есть террористическая угроза. 

– Но вы же понимали, что это задержание надо проводить максимально аккуратно, потому что оно обязательно будет истолковано как политические репрессии.
 
– Дам абсолютно нетрадиционный ответ. В прошлом году на взятке в 500 тыс. долларов мы задержали руководителя одной из администраций, представителя одной из демократических партий. Ни единого звонка, ни единого противодействия от этой политической силы! Но как только мы приближаемся к представителю другой партии, сразу вокруг совершенно законных действий – шум и гам. 

– Помните слова Рудьковского о том, что спикер Яценюк и глава МВД Луценко тоже совершили немало подозрительных полётов?

– СБУ всегда будет действовать в рамках закона. По Рудьковскому у нас были заявители из Минтранса, которые согласились дать показания. А в случае с Яценюком и Луценко – это только разговоры. Законных оснований для начала расследования пока нет.

Недавно г-н Наливайченко сам стал фигурантом криминальной истории. В фитнес-центре столичного отеля «Хайят» у главы СБУ украли кошелёк с водительскими правами и кредитными карточками. Инцидент оброс слухами, и хотя вскоре кошелёк был найден в парадном одного из киевских домов, неприятный осадок, как говорится, остался. 

Отношения сложились. Наливайченко уверяет, что за полтора года его работы Ющенко ни разу не воспользовался телефонным правом. А ещё глава государства «никогда не пересказывает слухов»

Отношения сложились. Наливайченко уверяет, что за полтора года его работы Ющенко ни разу не воспользовался телефонным правом.  А ещё глава государства «никогда не пересказывает слухов»



– Вам не кажется, что эта история ударила по репутации СБУ? Что это за служба безопасности, если у неё кошельки воруют?

– Откровенно расскажу: в тот день, восьмого марта, я был без охраны и без помощников – как всегда по выходным. Никто передо мной в выходные не открывает двери! Мы ехали на частном автомобиле, жена за рулем. То есть я был абсолютно частным лицом. А ударило это происшествие по ведомству или нет… Знаете, когда я сюда пришёл, пообещал, что не сделаю ни одного незаконного шага. Если мне не положена охрана значит, её не будет. Спасибо, милиция сработала на достойном уровне. Я только переводчиком для неё поработал – менеджер отеля был англоговорящим. 

– До сих пор остались вопросы о соответствии ваших доходов уровню роскошного отеля.

– Это хороший вопрос. Я не имею постоянного абонемента в «Хайят» – он действительно дорогой. А одноразовый изредка можно себе позволить. 

– СБУ традиционно связывают с прослушкой. Вы сами уверены, что вас не прослушивают? 
– СБУ прослушкой не занимается. У нас есть техническое подразделение, которое, при соответствующих санкциях, ставит на контроль телефонные линии. Что касается коммерческой прослушки, то от неё не может быть застрахован никто: XXI век! Техника на высочайшем уровне. Мы, конечно, боремся с этим – в прошлом году трижды задерживали комплексы по прослушке вместе с её организаторами. И всё же со 100-процентной уверенностью говорить о том, что тебя не слушают, нельзя. 

– Мороз в прошлом году жаловался на прослушку…
– Не просто жаловался, он обратился в Генпрокуратуру, нас всех тут допросили – каждого сотрудника! Обыски дома провели. И СБУ, заметьте, не пикетировала тогда Мороза! Всё вытерпели. (В это время под окнами раздается скандирование и звуки футбольных дудок.) 

– А это что у вас такое?

– А это, кстати, г-н Добкин прислал людей. Обычно все проходит одинаково: интересуемся у митингующих: какие вопросы? А у них нет вопросов! Говорят: нам сказали тут постоять, подудеть. (Скандирование и звуки дудок не стихают до конца разговора.)

– Вы – последовательный сторонник ослабления полномочий СБУ. Почему? Не хотите лишней ответственности?

– Я не за ослабление выступал, а за чёткое разделение полномочий. Чем должна заниматься служба безопасности? Контрразведкой, защитой граждан, государства и демократических ценностей. Но нам достались рудименты правоохранительных органов, функции, которыми ни одна из контрразведок мира не занимается – досудебное следствие, содержание арестованных до суда (что и было применено к Николаю Рудьковскому. – Фокус) – всё это нужно передать окончательно тем органам, которые должны этим заниматься. Мы за то, чтобы создать антикоррупционное бюро – пусть оно занимается всеми госслужащими. Потому что сейчас этим все занимаются – и ГПУ, и МВД, и мы, и налоговая.  

– Вы не скрываете, что очень лояльны к Президенту, стояли на майдане. К тому же ваша судьба в его руках. Логично, что вас подозревают в слепом исполнении указаний – его и Секретариата.

– Я здесь уже полтора года и откровенно говорю: ни одного телефонного указания за это время от Виктора Ющенко не было. Президент уникален ещё и тем, что никогда не пересказывает слухов: вот, мол, услышал о вас то-то и то-то. Он выше этого! Что касается Балоги – он глава СП, мы действительно часто видимся на совещаниях, уважаем друг друга. И я не ощущаю, чтобы он мешал работе СБУ. 

– Регионал Владимир Сивкович, бывший службист, говорил, что к вам прохладно отнеслись сотрудники СБУ со стажем, потому что вы пришли с дипломатической работы. Действительно ли притирка к ведомству была тяжёлой?

– Я бы не сказал, что была притирка. Я постарался понять, чем служба занимается, и предложил план действий. Президент и СНБО его поддержали. И откровенных конфликтов даже с кадровиками не было. Люди в Службе готовы к реформированию.

Одной из главных своих задач Наливайченко считает повышение зарплат сотрудникам службы. Ведь, говорит он, каждый эсбэушник должен знать столько же, сколько и коррупционер. А получает всего 1500 грн. – копейки даже по сравнению с Министерством финансов, где, по сведениям Наливайченко, платят 3500 грн.
– Сам я остался госслужащим (хотя жена и обижается, что не стал генералом), а сейчас правительство повысило зарплаты госслужащим, и у меня зар­плата действительно высокая, поэтому я не разрешаю себе премии выписывать уже год. 

– Какая же у вас зарплата?

– 15 тыс. грн. – со всеми надбавками – за два иностранных языка и за дипломатический ранг. Но я не показатель. Вот если бы у меня все так получали! Но Президент поддержал повышение зарплат в СБУ, и Кабмин уже ищет средства. 

– Должна ли служба рассекречивать архивные документы по Голодомору или УПА? Вы ведь начинаете выполнять пропагандистскую функцию.

– Мы ничего не пропагандируем, мы только рассекречиваем документы.  В изданных нами книгах нет ни одного идеологического призыва! Недавно рассекретили документы по спецбоевкам – отрядам, которые действовали под видом УПА. Сейчас рассекречиваем документы об организации украинских националистов на Донетчине и в Одессе. Люди должны видеть, что мы не прячем правду, что мы с народом. А скоро мы впервые в истории Украины откроем доступ к нашим архивам. Если гражданин хочет узнать о своих родственниках – были они репрессированы или нет, не надо создавать ему препятствий. 

– В одном из интервью иностранной прессе вы говорили о вмешательстве в нашу внутреннюю политику иностранных агентов. Конкретные примеры можете привести?

– Наиболее острые выпады – «Севастополь, Крым, Россия». Там были лозунги провазглашающие, что одна из частей Украины не является таковой. Сейчас мы в рамках уголовного дела допрашиваем людей, проводим изъятие документов. О других примерах я не говорил бы: если такое вмешательство было, его уже нет. 

– Вас тоже называют иностранным точнее американским, ставленником – из-за того, что вы долго работали в Штатах.

– Я и в Белоруссии работал. Поэтому я ещё и белорусский ставленник, и финский. (Смеётся.) Я работал во многих странах. Конечно, об этом можно говорить только в шутку. 

– Ющенко, генпрокурор Медведько и вы уверены, что следствие по делу об отравлении Президента вот-вот завершится. «Вот-вот» – это когда?

– По этому делу мы каждый день работаем с Генпрокуратурой, и я очень уважаю позицию генерального прокурора, который убедительно просит никаких комментариев на эту тему не давать. Нам нужно не комментировать, а докладывать о расследовании. Потому и сроков вам не назову, уважая, опять-таки, позицию генпрокурора.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.