Шестеро против всех. Зачем смотреть фильм "13 часов: Тайные солдаты Бенгази"

Фото: film.ru
Фото: film.ru

В прокат вышел фильм-реконструкция "13 часов: Тайные солдаты Бенгази". В основе ленты реальные события 11 сентября 2012 года, когда исламисты убили американского посла в Ливии. Режиссер - Майкл Бэй

Ливия. Бенгази. Каддафи уже год как мертв. Боевики торгуют оружием прямо на базаре. Война и мирная жизнь в городе трутся плотно бок о бок, как враги, которые дерутся насмерть. Напряжение наполняет воздух улиц так, что не хватает кислорода. Кажется, еще немного и рванет. Взлетят в воздух и каменные дома, и уютные кафе, и узкие улочки, и люди. Это начало ленты. Камера австралийца Диона Биби передает это ощущение напряжения с таким напором, что экранная реальность становится больше действительности. Фильм поглощает с первых кадров и во многом это происходит благодаря мастерству кинооператора.

Бывший морской котик Джек Силва (Джон Красински, "Офис") прибывает на работу по контракту в Бенгази на тайную базу ЦРУ. Там он попадает в компанию таких же, как он контрактников – ветеранов, побывавших в горячих точках. Им скучно сидеть дома, поэтому они здесь. Командует спецназовцами Тайрон Вудс, которого отменно играет Джеймс Бэдж Дэйл. В городе тихо и бойцы развлекаются, как могут – качаются, читают, показывают друг другу семейные фотографии и посмеиваются над придирками занудного начальника из ЦРУ Боба (Дэвид Костабайл). Диссонанс в расслабленное существование базы вносит лишь приезд американского посла Кристофера Стивенсона, улыбчивого, открытого и романтичного – как следует из его дневника.

11 сентября 2012 года в результате нападения террористов на дипмиссию США в Бенгази Стивенсон и еще трое американцев были убиты. 13 часов кряду шестеро спецназовцев дрались насмерть с десятками террористов. Этот бой и составляет большую часть фильма. В зрелищных потасовках режиссер "Трансформеров" и "Пёрл-Харбора" знает толк. Когда начинается нападение исламистов, Майкл Бэй меняет ритм ленты с быстрого на бешеный. Все происходит настолько стремительно, что не только американцы, даже арабы не понимают, где свой, где чужой. Ключевой вопрос гражданской войны - "кто ты такой?" звучит тут раз двадцать. Поди определи, кто союзник, а кто враг – если все они говорят на одном языке и к тому же знакомы друг с другом. У гражданских войн есть общие черты, даже если они происходят на разных континентах.

В Америке показ стартовал в середине января, и ЦРУ уже раскритиковало некоторые эпизоды картины. Им не понравилось, что в версии Бэя, который дотошно следовал книге Митчелла Зукоффа, глава миссии ЦРУшник Боб не хотел обнаруживать военное присутствие США и до последнего момента тянул с помощью послу, которого, если бы не эта проволочка, можно было спасти. Зукофф в свою очередь утверждает, что при написании книги использовал только достоверную информацию. А режиссер – что полностью доверяет автору.

13 часов кряду шестеро спецназовцев дрались насмерть с десятками террористов. Этот бой и составляет большую часть фильма. В зрелищных потасовках режиссер "Трансформеров" и "Пёрл-Харбора" знает толк

Временами "13 часов" напоминает советское патриотическое кино тех времен, когда военные конфликты уже пытались подавать взвешенно, но все-таки главные герои – простые положительные парни – всегда были "наши". У Бэя есть конъюнктурные лобовые моменты, в которых пафос зашкаливает и загоняет набежавшую слезу обратно. Например, когда днем 11 сентября еще никто не ожидает нападения – американские солдаты общаются с семьями по скайпу. Лица женщин и детей из мирной Америки микшируются с лицами спецназовцев и с падающими на втором плане по телевизору башнями-близнецами. При таком монтаже даже дураку становится ясно, почему американцы здесь и что они защищают. Но надо отдать режиссеру должное. В его картине есть эпизоды, которые жирным крестом перечеркивает любую романтизацию войны – висящая на косточке кисть одного из солдат, трупы арабов, которые оплакивают женщины, маленькие растерянные дети на улицах, и некрасиво плачущий в финале американский военный. Ну а просьба, высказанная арабом к американцам "Дайте нам самим творить свою историю" все расставляет по своим местам.