Архитектор ландшафтов безумия. Ганс Гигер и его "Чужой"

2019-06-23 12:35:08

696 24
Архитектор ландшафтов безумия. Ганс Гигер и его "Чужой"

Фото: Getty Images

До 30 июня в киевском Довженко-Центре проходит персональная выставка работ Ганса Руди Гигера "Алиенация" к 40-летию фильма "Чужой". Гигер создал главного монстра этого фильма. Выставка — взгляд на художника, без работ которого нельзя представить культуру XX столетия

Туннель ужасов и голова Иисуса

Когда во вселенной художника столько боли, ужаса и извращённого эротизма, сразу на ум приходят какие-то ужасные истории из детства о проблемной семье, пьющем отце, насилии над маленьким будущим художником и прочие кошмары, которые затем в художественном воображении взрослого автора превратятся в образы. Но у Ганса Руди Гигера было иначе. Он рос в благополучной семье и благополучной стране. Он родился у Мелли Гигер-Мейер 5 февраля 1940 года в Куре, столице швейцарского кантона Гризон, лежащего в живописнейшей долине среди Альпийских гор. Оба его имени выбраны матерью, которая хотела, чтобы у её сына были те же инициалы, что и у его отца, фармаколога Ганса Рихарда Гигера.

Не стоит, правда, сбрасывать со счетов религиозное воспитание. В случае Гигера это был католический детский сад, где много молились, а провинившимся детям показывали икону с истекающим кровью Иисусом и говорили, что он страдает из-за них. Но и тут с травмами не сложилось — его быстро перевели в протестантский садик. В целом, по воспоминаниям самого Руди, у него было прекрасное детство, наполненное приключениями и романтикой. Его отец ударил мальчика единственный раз, да и то, как признавался Гигер, он бы за такое вообще убил. Он украл два метра силового свинцового кабеля в битумной оплётке и принялся плавить её, чтобы получить свинец. Он хотел сделать пули. Всё это происходило в подвале отцовской аптеки, где было полным-полно ядовитых веществ. Перед тем как Руди убежал, его всё-таки настигла пара подзатыльников от отца, увидевшего подвал и всё его содержимое абсолютно чёрным от копоти и сажи.

Уже с детства характер Гигера, как и многих художников, работавших с сюрреалистическим, странным и гротескным, был потрясающим сочетанием маний и комплексов. С самого юного возраста его страшно интересовали девочки, но он боялся разговаривать с ними. Он маниакально любил чёрное и одевался только в одежду этого цвета с того момента, когда смог выбирать, во что одеваться. Он увлекался оружием и уже подростком имел до 20 различных пистолетов. Из всего этого выросла будущая вселенная Гигера. А ещё — из впечатлений, которые уже в детском возрасте Руди начал переплавлять в первые проекты.

Ещё в шесть лет Руди помогал собирать "туннель ужаса" в бродячем цирке, где посетителей, едущих в тележке, встречали вампиры и светящиеся скелеты, а работники, пользуясь полной темнотой, иногда могли щупать и целовать девушек-посетительниц. Позже Гигер устроил такой же в неиспользуемом коридоре в аптеке отца, куда он и друзья старались заманить девочек, но ни разу своим первым "ужасным" творением с привкусом эротических переживаний не воспользовался — стеснялся.

Инфернальные биомеханические оргии

Первые рисунки Гигера опубликованы в 1959 году, когда он оканчивал колледж в Давосе, где учился рисованию. Его первая персональная выставка состоялась в 1966 году в Цюрихе. К этому времени Гигер окончил Школу прикладных искусств по отделению интерьерного и промышленного дизайна и устроился на работу в дизайн-агентство. Он бросит её спустя год, получив первый заказ на разработку реквизита к фильму "Сделано в Швейцарии". Больше на постоянную работу он не вернётся. Гигер так и не станет богатым, да и работы его никогда не входили в ценовые топы, но с тех пор и вплоть до смерти он всегда был востребованным автором.

Уже с первых опубликованных его работ заметна абсолютная одержимость гротескным эротизмом и соединением живого и неживого. Серия рисунков "Атомные дети" конца 1950-х — начала 1960-х, другие рисунки этого же периода — первый гигеровский "алфавит", из которого он начнёт составлять слова, а затем и фразы. В этот период Гигер пробует соединять элементы очень скромно. Его "атомные дети" занимаются обычными делами: сидят на горшках, за обеденным столом или катаются на роликах, но их тела невозможны — это странные остроугольные, словно вырезанные из костей обрубки с остроконечными головами. В других рисунках Гигер экспериментирует с женским телом, соединяя его с пружинами, приделывая к нему головы-камеры или куриные ноги. К серии постеров "Биомеханоиды" и одноимённой серии скульптур 1968 года Гигер вполне нащупывает свою эстетику. Его формы становятся более округлыми и сложными, а главное — в них уже есть все составляющие, которые Гигер будет неутомимо соединять всю последующую жизнь.

К началу 1970-х Гигер вступает в один из самых плодотворных периодов творчества. Он осваивает аэрограф — инструмент, к которому всегда с презрением относились художники и считали его годным только для закрашивания больших плоскостей. Гигер им рисует, причём так, что однажды его чуть не арестовали таможенники в Нидерландах, сочтя его картины фотографиями. Неизвестно, что думали таможенники по поводу того, где такое можно сфотографировать. В работах Гигера этого времени совокупляются тела и механизмы и плачут неродившиеся дети. Все они вплетены в вязь гигантских, почти монохромных пейзажей (серия картин 1973 года "Пейзажи"), где происходят эти инфернальные оргии, которые Тимоти Лири, "гуру ЛСД" и известный психолог, сравнивал с фотоснимками эмбриона человека за восемь месяцев до рождения. Работы Гигера — словно наша память о жизни до рождения из женского чрева, которую он наполнил ужасами и тревогами XX века.

В 1975-м, практически на пике творческой активности, в жизни Гигера случается трагедия. Ли Тобблер — модель многих его работ и в течение последних девяти лет фактически гражданская жена Гигера — кончает с собой, застрелившись в постели и оставив предсмертную записку с коротким "Пока". Хотя Гигера трудно обвинить в её депрессии перед самоубийством — он поддерживал жену как мог и помогал ей открыть свою галерею, — характер его работ не способствовал радостным эмоциям. Её два наиболее известных изображения в картинах Гигера — это "Ли I" и "Ли II", созданные в 1974 году. Первую работу Ли порвала, впервые увидев. Руди её восстановил.

Брат Чужой

В 1975 году чуть не произошёл первый роман Гигера с кино. На него выходит режиссёр Алехандро Ходоровски, безумный визионер и скандальный сюрреалист, который задумал грандиозную экранизацию "Дюны" Фрэнка Герберта. Роли должны были исполнять среди прочих Орсон Уэллс и, на минуточку, Сальвадор Дали, с которым Гигер познакомился в том же году. Дизайном целого мира "Дюны" должен был заняться именно наш герой. Этот так и не сложившийся проект — начало долгой истории множества привлечений Гигера в большое кино. Большинство их неудачны — Гигер то не имел возможности контролировать воплощение в жизнь своей работы, то его дизайны вообще не входили в фильмы. Но было одно исключение, сделавшее швейцарского художника известным даже у американских домохозяек. Это "Чужой" Ридли Скотта.

В июле 1977 года Гигеру из США звонит сценарист Дэн О’Бэннон и рассказывает о своём проекте фильма ужасов. Он разговаривает медленно и внятно, чтобы Гигер понял, что он говорит: Дэн хочет, чтобы именно Ганс Руди Гигер создал монстра для фильма, сценарий которого он предлагает студиям в Голливуде. Спустя пару недель Гигер получает от него письмо с эскизами и объяснениями по поводу того, что ему требуется, и приступает к работе. В феврале 1978 года Гигер приезжает в Лондон, где должны проводиться съёмки. Он ещё полгода назад отослал О’Бэннону только вышедшую книгу своих работ "Некрономикон". Теперь она уже в руках режиссёра Ридли Скотта, который ссылается на работы оттуда, когда объясняет, чего он хочет. "Отлично, значит, мне меньше работы", — вспоминал художник.

Гений Ужаса. Гигер позирует со своими работами в музее искусств в Куре, его родном городе

Гигер разработал внешний вид не только самого ксеноморфа, то есть "Чужого", но и весь дизайн, сопутствующий ему: инопланетный космический корабль и его интерьер, где космонавты находят яйца, из которых вылупляется первая стадия развития монстра — лицехват. Сам "Чужой" фактически создавался Гигером на протяжении 1970-х, а его непосредственный прототип — постер "Некроном IV" 1976-го, где изображено антропоморфное существо с характерной вытянутой головой. Часть дизайнов Гигера отвергли сразу как слишком дорогие, а те, которые приняли, могли бы войти в фильм совсем не в том виде, как они представлены в "Чужом". Когда Гигер увидел, как воплощаются в реальности его концепт-арты, он понял, что должен руководить работой сам. Он в итоге не только придумал, но и с небольшой бригадой, прозванной на съёмках "Монстродепартаментом", создал "Чужого", яйца и интерьер космического корабля пришельцев.

"Чужой" вышел на экраны 25 мая 1979 года. Фильм был номинирован на два "Оскара" — за декорации и специальные эффекты, но получил награду только во второй номинации. В числе лауреатов этой премии было пятеро, среди них Ганс Руди Гигер. Так он стал обладателем "Оскара". Но, наверное, главное было в том, что он создал один из самых иконических кошмарных образов поп-культуры XX века. Наиболее анекдотичным итогом этой работы было то, что Гигер после выхода его книги "Некрономикон", а затем и "Чужого" получил известность в эзотерических кругах и даже был принят, по его словам, в одну из подобных лож под именем Брат Чужой.

Архитектор кошмаров

Притом что Гигер — один из самых мономанских художников XX века (всё время рисует как бы одно и то же, маниакально повторяя одинаковые темы и образы), он исключительно разнообразен в выборе техник и даже способов воплощения своих безумных фантазий в реальность. Он всё время осваивал новые техники рисования, очень много экспериментировал со скульптурой. В мире существует три Гигер-бара, интерьер которых полностью придуман им. Он создал массу обложек альбомов различных исполнителей — от знаменитой обложки альбома "KooKoo" Дебби Харри до классики арт-рока Brain salad Surgery группы ELP. Одна из его работ, "Пейзаж XX" (графически изображает несколько рядов половых органов, совершающих коитусы), вложенная как отдельный постер в альбом панк-группы Dead Kennedys’, чуть не разорила звукозаписывающую компанию группы, когда в 1985 году мать 14-летней девочки, купившей альбом, подала в суд за непристойность. Работу в итоге признали произведением искусства, а значит, не непристойной. В целом Гигер по объёму разнообразнейших способов, которыми он строил свой мир, должен быть признан не художником или дизайнером, а архитектором, всю жизнь строившим свою болезненную вселенную. По словам известного американского режиссёра Оливера Стоуна, его работы наиболее точно передали состояние души современного человечества. И это лучшее, что можно сказать о Гигере, который отбыл в неизвестном направлении из нашего мира 12 мая 2014 года.

Мирослава Хартмонд, сокуратор выставки "Алиенация"

— Экспозиция состоит из работ, охватывающих 50 лет творчества Гигера. Каждый экспонат так или иначе раскрывает эволюцию образа "Чужого", над которым Гигер работал ещё до фильма (первые очертания удлиннённой насекомоподобной головы мы видим в серии "Трип-Тихон" 1971-го) и не переставал работать на протяжении всей жизни.

В основе проекта лежала моя любовь к Гигеру (а люблю я его с тех пор, как в возрасте двух-трёх лет листала известный каталог TASCHEN) и моя дружба с одним из друзей и меценатов Гигера Рарди ван Соестом. Рарди ещё 10 лет назад пытался организовать выставки разных известных художников в Украине. Четыре года назад он познакомил меня с Марко Витцигом, сокуратором проекта и заместителем директора Музея Гигера.

Этот проект начался с 2015 года. Я считала делом чести добиться, чтобы в Украине (стране, где идёт война и так остро не хватает взаимодействия с миром, особенно в области культуры) заручиться поддержкой посольства Швейцарии.

Многие мне говорили, что это невозможно. Что посольство никогда не поддержит такой нестандартный проект. Их убедило моё настойчивое лоббирование проекта на протяжении 3,5 года. Ещё в 2015-м я договорилась с Музеем Гигера, что если посольство Швейцарии поддержит проект, то они предоставят экспонаты для выставки бесплатно (чего они раньше не делали, поскольку это частный музей, для которого аренда экспонатов — источник дохода).

При этом я начала непосредственно с беседы с послом, господином Гийомом Шойрером. Во время встречи в его резиденции рассказала, что есть возможность привезти Гигера в Украину. Сейчас он признаёт, что тогда это казалось просто сумасшедшей идеей.

Решающую роль сыграл новый замглавы миссии посольства Швейцарии Симон Пиду. Поскольку его супруга Кароль имеет искусствоведческое образование и опыт кураторства, я предложила ей стать сокуратором проекта в случае, если посольство Швейцарии поддержит проект. Поэтому у нас три сокуратора: Марко Витциг, Кароль Глаузер Пиду и я. 40-летие фильма "Чужой" тоже сыграло нам на руку. Посольство увидело возможность сотрудничества с КМКФ "Молодость", а Андрей Халпахчи предложил Довженко-Центр как возможную локацию для выставки.

Так что эта выставка — первое в мире экспонирование работ Гигера, которое проходит под эгидой посольства Швейцарии и финансируется швейцарскими государственными фондами Pro Helvetia и Présence Suisse. Сегодня можно говорить о том, что "Чужой"/ксеноморф стал послом швейцарской культуры во всём мире, а "сумасшедшего" Гигера вписали в существующую инфраструктуру институционных связей и календарных планов.

Loading...