Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Никаких переговоров с "ДНР" принципиально не ведём, – Юрий Рыженков, гендиректор Метинвеста

Никаких переговоров с "ДНР" принципиально не ведём, – Юрий Рыженков, гендиректор Метинвеста

Генеральный директор Метинвеста Юрий Рыженков рассказал Фокусу, почему крупнейшая горно-металлургическая группа страны оказалась неспособна обслуживать свои долги, как сепаратисты влияют на деятельность предприятий в зоне АТО и примет ли компания участие в грядущей приватизации государственных шахт 

000

Металлургический холдинг "Мет­инвест" — главный актив бизнес-империи богатейшего человека страны Рината Ахметова. Холдинг производит около 40% украинской стали, а его консолидированная выручка в прошлом году хоть и снизилась на 18%, но составила гигантские $10,6 млрд. Впрочем, проблем у Метинвеста сейчас больше, чем когда-либо. Многие предприятия группы оказались в зоне АТО и периодически попадали под обстрелы, мировые цены на металлургическое сырьё снижаются, а из-за закрытия рынков капитала у группы возникли сложности с рефинансированием валютных займов. Гендиректор Метинвеста Юрий Рыженков не скрывает, что прибыль предприятиям группы даётся с большим трудом. Чувствуется, что политическое лобби Рината Ахметова сейчас совсем не то, что было ещё три-четыре года назад. Из-за этого и проблемы с СБУ, и невозмещение НДС, и претензии к тарифной политике Укрзализныци.

Кто он

Генеральный директор группы "Метинвест" Рината Ахметова и Вадима Новинского

Почему он

Руководит крупнейшей горно-металлургической группой страны, которая производит около 40% украинской стали, и управляет заводами, находящимися на контролируемой сепаратистами территории

По законам джунглей

Недавно главарь "ДНР" Александр Захарченко заявил, что влияет на работу Енакиевского метзавода Метинвеста и считает его "государственной собственностью". Имеет ли это заявление отношение к реальности?

— Не знаю, что имел в виду Захарченко. Енакиевский метзавод принадлежит Метинвесту, и мы управляем этим предприятием. Никаких переговоров принципиально не ведём. Угрозы — да, получаем. Всем предприятиям, работающим на контролируемых сепаратистами территориях, периодически выдвигают требование работать по законам непризнанных республик. Ответ у нас один: "Мы должны работать по законам Украины, иначе не сможем экспортировать продукцию, а это вынудит нас остановить предприятие". На одном только Енакиевском заводе работает 15 тысяч человек плюс подрядчики и члены их семей. То есть благодаря заводу получают средства на жизнь несколько десятков тысяч человек. Поэтому пока ни у кого не поднялась рука остановить работу этого предприятия.

В чём платите зарплату сотрудникам на контролируемой сепаратистами территории — в гривнах или рублях?

— В гривнах, конечно. Перечисляем на карточку. Потом люди выезжают на контролируемую Украиной территорию и снимают деньги. На самом деле это серьёзная проблема. Одно дело — блокада финансирования сепаратистов, другое — жизнь простых украинских граждан, которые к тому же платят в Украине налоги. Государству нужно искать какие-то решения, чтобы они получили доступ к украинским банкам.

У вас сейчас есть проблемы с доставкой сырья на мариупольские меткомбинаты из-за военных действий в Донбассе?

— Часть сырья идёт или через Мариупольский морской порт, или железной дорогой по линии Камыш-Заря — Волноваха (по этому пути осуществляется большая часть поставок. — Фокус). Но пропускная способность обеих линий сильно ограничена. На линии Камыш-Заря — Волноваха основная проблема — изношенность подвижного состава. Мы долго думали, что с этим делать, пытались уговорить Укрзализныцю заняться модернизацией локомотивов. В результате договорились, что Метинвест закупает запчасти для ремонта семи локомотивов и передаёт их по символической стоимости Укрзализныце. Эти локомотивы обещают поставить на эту линию.

Если же говорить о доставке сырья из Мариупольского порта на меткомбинат, пропускную способность этого пути ограничивает взорванный зимой мост через реку Кальчик. Сейчас составы идут по временному обводному мосту, которым пользоваться очень неудобно. Основной мост не могут восстановить с зимы. В результате мы договорились, что до середины октября за свой счёт построим новый мост на месте разрушенного, а Укрзализныця максимально быстро проведёт электрификацию восстановленной линии и отремонтирует железнодорожное полотно.

"Всё сырьё поступает на заводы с контролируемой Украиной территории через линию разграничения по согласованию с СБУ. Продукция вывозится также через официальные пункты пропуска"

Вы согласовали работу Енакиевского завода с СБУ, однако силовики по этому предприятию запретили возмещать Метинвесту НДС, равно как по торговой компании "Метинвест-Украина" и Харцызскому трубному заводу. Как будете договариваться?

— Будем убеждать их, что не нарушаем законов. И Енакиевский метзавод, и Харцызский трубный уже перерегистрированы в Мариуполе. Зарплаты мы выплачиваем в Украине, государство получает налоги. Практически вся продукция этих заводов идёт на экспорт. Государство получает с этих заводов несколько десятков миллионов долларов выручки ежемесячно. Всё сырьё поступает на заводы с контролируемой Украиной территории через линию разграничения по согласованию с СБУ. Продукция вывозится также через официальные пункты пропуска. У СБУ к нам нет никаких претензий. Почему же возникли проблемы с возмещением НДС? Ведь НДС — это не выплаты из бюджета, это возврат долгов компаниям. Тем более, все прекрасно понимают, что без возмещения НДС металлургические предприятия в нынешних условиях падения цен на сталь просто не смогут работать.

На 1 сентября долг по возмещению НДС перед Метинвестом составлял 2,7 млрд грн. Справедливости ради надо сказать — подвижки есть. Ещё пару месяцев назад долг был 3,5 млрд грн. Но недавно я слушал выступление главы ГФС Романа Насирова, в котором он предложил не возвращать НДС всем предприятиям в зоне АТО, в том числе тем, которые находятся на контролируемой Украиной территории — например, в Мариуполе. Надеюсь, он просто оговорился. Ну не может чиновник вот так взять и сказать: давайте остановим мариупольские меткомбинаты.

По налогам нужно наконец принять какое-то решение. Есть три варианта. Вариант А: мы не хотим, чтобы там что-то работало, и всё блокируем. Вариант Б: мы ищем способы, чтобы на неподконтрольной Украине территории всё работало по украинским законам. Вариант В: объявляем неподконтрольные территории свободной экономической зоной, как Крым, и не взимаем там налоги и сборы. Лично мне варианты А и В не нравятся, хотя это тоже варианты. Главное, чтобы у властей возникло желание найти какое-то решение "восточного вопроса" и чтобы решение это было осознанным.

Долги по осени считают

В апреле Метинвест не смог погасить $113 млн по одному из своих займов. Наступил кросс-дефолт по всем долговым обязательствам, холдинг вступил в переговоры с кредиторами. Компромисс достигнут?

— В июне мы договорились с держателями облигаций о том, что до конца января 2016 года они отказываются от своего права предъявлять нам требования по наступившим и будущим случаям дефолта. Договорённость с банками об отказе предъявлять нам требования уже есть, хотя бумаги ещё не подписаны. Теперь мы совместно со всеми кредиторами компании должны найти новый график погашения долговых обязательств.

"Финального решения нет. Рассматриваем все варианты: изменение графика выплат, капитализация процентов, списание части долга и другие опции. Ориентир — условия реструктуризации суверенного долга Украины"

 

Юрий Рыженков

о переговорах с кредиторами

В І квартале этого года доналоговая прибыль Метинвеста сократилась на 61%, до $341 млн. Как при столь резком ухудшении дел вам удалось договориться с кредиторами?

— Менеджмент компании ещё во второй половине 2014 года понял, что привлечь новые деньги или рефинансировать существующие долги будет невозможно по причине закрытия рынка заёмных средств для украинских корпораций. Поэтому мы занялись управлением наших долгов. В прошлом ноябре компания обменяла больше 75% облигаций с погашением в мае 2015 года на новые облигации с финальным погашением в 2017 году. Тем самым продлили погашение на два года и снизили долговую нагрузку на этот период.

В июне нынешнего года бондхолдеры (держатели долга. — Фокус) также поддержали продление срока погашения облигаций и согласились не предъявлять нам требования. Они видят, что ситуация в Донбассе привела к существенному падению производства, а цены на сырьё опустились до минимума за последние 10 лет. В результате — низкая ликвидность компании и невозможность погасить долги. Мы ежедневно общаемся со всеми держателями облигаций и банками. У кредиторов отличное понимание того, что происходит с бизнесом компании. Они продолжают поддерживать нас не только в хорошие, но и в сложные времена.

Кредиторы уже озвучили свои требования по погашению долга?

— Мы только начали переговоры, финального решения нет. Рассматриваем все варианты: изменение графика выплат, капитализация процентов, списание части долга и другие опции. Ориентир — условия реструктуризации суверенного долга Украины. В любом случае из-за не­определённости в будущем решение должно быть достаточно гибким. Нам однозначно нужны длинные кредитные каникулы. Но мы, скорее всего, начнём досрочное погашение корпоративного долга, если ситуация в Украине и на мировых рынках стали и сырья улучшится.

Юрий Рыженков утверждает, что Метинвест в зоне АТО работает исключительно по украинским законам

Не в лучших кондициях

Гендиректор Южного ГОКа Константин Федин недавно заявлял, что его предприятие балансирует на грани рентабельности. Какова ситуация на других ГОКах Мет­инвеста?

— Приблизительно такая же. Какие-то месяцы заканчиваем в минус, какие-то в плюс. В среднем у нас каждый ГОК всё равно получает прибыль, хоть и очень небольшую. Мы сейчас стараемся сохранить и привлечь ближайших потребителей. Помимо внутреннего использования руды металлургическим дивизионом Метинвеста, стремимся увеличивать продажи украинским производителям стали. Кроме того, стараемся улучшать отношения с европейскими сталеварами. У нас на европейском рынке логистическое преимущество: в Европу мы можем поставлять сырьё дешевле и быстрее, чем кто-либо другой.

Ценовая ситуация играет против вас — сырьё дешевеет. Вы ещё не задумывались о продаже части активов?

— Мы действительно рассматриваем возможность продажи некоторых непрофильных активов, но я бы не хотел пока делать эту информацию публичной. Если говорить в целом о рынке, всё действительно очень плохо. Цены на руду откатились к уровню 2004–2005 годов, на металл — 2003–2004 годов. Во время кризиса 2008 года не было такого падения цен. Ситуация гораздо более сложная и долгосрочная, чем тогда. Падение продолжается, и непонятно, когда будет достигнуто дно. По самым оптимистичным сценариям, снижение цен на нашу продукцию продлится до 2017 года.

В Украине состоится большая приватизация, в том числе будут продаваться госшахты. Вас что-то интересует?

— Сейчас для нас в приоритете не покупка активов, а совместные проекты, не требующие инвестиций. Либо что-то не очень затратное. Например, мы строим в Италии линию по пескоструйной обработке стального листа. Мы нацелены на расширение рынка сбыта и ассортимента, увеличение выпуска наиболее маржинальной продукции, чтобы повысить прибыльность компании без масштабных вложений.

"Сейчас в приоритете не покупка активов, а совместные проекты, не требую­щие инвестиций. Либо что-то не очень затратное"

Метинвест — крупный экспортёр, основной доход которого номинирован в валюте. Почему девальвация гривны в начале этого года вам не помогла?

— Цены на топливо и сырьё — газ, уголь, ферросплавы — привязаны к валюте. Больше половины себестоимости продукции привязано к девальвации гривны. К тому же Нацбанк весной очень сильно закрутил гайки. У нас серьёзные проблемы с покупкой валюты. При том, что 90% нашей выручки в валюте, мы не можем купить доллары и расплатиться с поставщиками. А украинские поставщики из-за панических настроений закладывают в цену завышенный курс доллара. Ещё один хороший пример — цена на газ. Насколько я помню, Нафтогаз Украины при расчёте цены использовал курс в 25 грн за $1. Но продаём мы сейчас валюту по 22 грн за $1. То есть переплачиваем за газ около 14% его рыночной цены. Ситуация серьёзная, и Нацбанку придётся её как-то решать.

Кроме того, государство должно пересмотреть тарифную политику естественных монополий. К примеру, возьмём цены на перевозки. Если горно-металлургческий комплекс откатился по ценам к уровню 2004 года, то и по себестоимости нужно откатываться туда же. Но Укрзализныця постоянно повышает тарифы. Говорят: подорожало топливо и снизились объёмы перевозок, поэтому мы повышаем вам тариф. А это убивает отрасль, которая даёт основной объём грузоперевозок по стране. Нужно сесть за стол с металлургами и подумать, как эту ситуацию решить, как увеличить объём перевозок и снизить их себестоимость, чтобы не поднимать тарифы.

Вы недовольным тем, что власть не помогает вам решать проблемы?

— Я считаю, что министерству экономического развития нужно рассмотреть условия работы горно-металлургического комплекса страны в целом: цены на газ, электроэнергию, тарифы на перевозку, ренту за использование недр, налогообложение предприятий. Эти факторы нужно сбалансировать так, чтобы они стимулировали отрасль развиваться и пополнять бюджет в долгосрочной перспективе, а не преследовали цель выдавить из металлургов и горняков всё, что только возможно.

Простой пример. Мы абсолютно неконкурентоспособны по ренте (в настоящий момент рентные платежи достигают 15% себестоимости руды.  — Фокус). За последние полтора года руда подешевела в три раза, а в Украине рента выросла в 18 раз. Это нонсенс. В Казахстане рента в три раза ниже, чем у нас, в России — в 5 раз. В ЕС рента на добычу железной руды вообще нулевая, чтобы отрасль развивалась. Это всё прямые конкуренты украинских горняков.

Как реагируют на непростое финансовое положение Метинвеста собственники компании — Ринат Ахметов и Вадим Новинский?

— Естественно, акционеров ситуация беспокоит, но в оперативное управление они не вмешиваются. Это чёткая позиция как СКМ (компания Рината Ахметова. — Фокус), так и "Смарт-холдинга" (компания Вадима Новинского. — Фокус). Если Рината Ахметова или Вадима Новинского не удовлетворяют оперативные решения, они попросту меняют менеджмент компании.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.