Азарт в законе. На что будет похожа легализация игорного бизнеса в Украине

2019-11-14 13:30:39

2425 152

Вполне вероятно, что уже в следующем году в Украине на законных основаниях смогут открыться казино и салоны игровых автоматов, но те заведения, которые сегодня работают подпольно, так и останутся в тени

Обеспечить приток иностранных туристов, привлечь в страну крупных западных инвесторов, вкладывающих деньги в строительство гостиниц и развлекательных комплексов, — чем не радужная перспектива? Именно так сторонники легализации игорного бизнеса аргументируют необходимость принятия соответствующего закона. Их оптимизм не назовёшь безосновательным. Игорный бизнес в нашей стране оказался вне закона сравнительно недавно, в 2009 году. За 10 лет теневого существования он оброс криминализованной инфраструктурой, но легализовать и оздоровить его должно быть куда проще, чем рынки с более внушительной криминальной историей. Кроме того, речь идёт о серьёзных финансовых потоках. Оксана Маркарова, министр финансов, считает, что легализация "игорки" способна принести стране 5–9 млрд грн в год. По неофициальным оценкам, эта сумма гораздо больше — $2–3,5 млрд ежегодно. Словом, когда в сентябре президент поставил перед Кабмином и правоохранителями задачу разработать механизм легализации азартных игр в Украине, это вызвало определённый общественный резонанс, но не шок.

Что предлагается в законопроектах о легализации игорного бизнеса

Шоком для многих стало содержание законопроекта №2285, поданного в парламент в середине октября. За обнародованием документа последовала череда политических скандалов. Чиновники и парламентарии принялись обвинять друг друга в лоббировании чьих-то интересов. Каждого второго политика за последние две недели кто-нибудь да уличил в причастности к игорному бизнесу или попытке скорректировать закон в угоду лоббистам. Так, вице-президент Ассоциации игорного бизнеса Алексей Евченко и депутаты "Слуги народа" удивились, что они почти месяц в специально созданной рабочей группе формировали текст законопроекта, а тут Кабмин неожиданно подал и зарегистрировал в Раде свою версию документа. Тут же пошли слухи, что поспешность действий Кабмина вызвана стремлением помешать реализации планов лоббистов, пытавшихся повлиять на членов рабочей группы и переписать закон под нужды определённых участников рынка. Затем зазвучали ответные обвинения в том, что, наоборот, авторы кабминовского законопроекта находились под влиянием чьих-то корпоративных интересов, а парламентарии, напротив, работали независимо. В числе возможных источников влияния называли Бориса Ложкина, Глеба Загория и Арсена Авакова. Последний, кстати, публично возмутился и пообещал подать в суд на тех, кто связывает его имя с нелегальным игорным бизнесом. 

По состоянию на 11 ноября в парламенте зарегистрировано семь законопроектов, альтернативных поданному Кабмином. "Ключевые их отличия от поданного правительством документа в том, что они менее фискализированы, более либеральны и предлагают более разумные подходы к регулированию рынка", — говорит Дмитрий Драгун, партнёр компании Baker Tilly Ukraine.

В основополагающих ценностях инициаторы легализации игорного бизнеса едины. К примеру, в поддержке принципов ответственной игры. Ещё несколько общих точек: создание отдельного госоргана, регулирующего индустрию, налоговые ставки на оборот и прибыль, ужесточение ответственности за нелегальную организацию игр, а в некоторых законопроектах — и за бездеятельность правоохранителей. "А вот в вопросах ограничения количества и принципов расположения пунктов азартных игр и необходимости фискализации через кассовые аппараты законодатели согласны не до конца", — подчёркивает Дмитрий Драгун. Более того, взгляды на многие важные нормы и вовсе оказались противоположными. Предложения депутатов явно конфликтуют в вопросе числа выдаваемых лицензий. Нет общего мнения и по размерам лицензионных платежей. "Многочисленные конфликтные точки свидетельствуют о том, что идеального закона, который устроит абсолютно всех, ждать не стоит", — поясняет Драгун.

Любопытно, что в пояснительных записках к законопроектам приведены данные, позволяющие оценить размер игрового рынка в Украине и его дальнейшие перспективы. Например, становится ясно, что сейчас игорный рынок приносит бюджету лишь 230– 300 млн грн в год, что неизмеримо меньше потенциала отрасли. Кроме того, легальный рынок — это дополнительные прямые и непрямые рабочие места. В сопоставимой с нами по населению Испанией игорный сектор даёт 120 тыс. таких мест. Это яркая иллюстрация упущенных Украиной возможностей.

Зона противоречий

Одна из ключевых конфликтных точек — отношение к организации лотерей. В то время как базовый законопроект Кабмина приравнивает их к азартным играм, многие альтернативные версии продвигают иной подход. "Нужен баланс между огромным влиянием лотерей и интересами других участников. Принципы должны быть общими, лотерея — азартная игра, её регулирование должно быть таким же, как для остальных видов игр, без необоснованных преференций", — считает Драгун.

Руководство же оператора государственных лотерей "МСЛ", напротив, убеждено в том, что условия лицензирования, предусмотренные правительственным законопроектом, развяжут руки владельцам игорных автоматов и букмекерам и спровоцируют в стране всплеск лудомании. При этом сегмент лотерей, на сегодня остающийся единственной легальной нишей на украинском рынке азарта, может вовсе исчезнуть. Предполагается, что будет выдана только одна лицензия на проведение лотерей и её продадут на электронных торгах. "Стоимость этой единственной лицензии, по всей видимости, будет высока, и окупится ли она — вопрос спорный, — говорит Георгий Ложенко, президент "МСЛ".

До 9 млрд грн, по официальным данным, может принести бюджету легализация игорного бизнеса

Однако в 2018-м Антимонопольный комитет исследовал лотерейный рынок Украины. В отчёте аналитики АМКУ упоминают о том, что порядка 80% ставок приходится на долю лотерей, "похожих на запрещённые игры". Только 19,3% составляют классические лотереи, 66,3% — лотереи, "похожие на игральные автоматы", и 14,3% — "похожие на букмекерские ставки". Очевидно, даже будучи вне закона, владельцы игровых автоматов постепенно вытесняют лотерейщиков с рынка.

Немало вопросов вызвала идея создания специальной комиссии, регулирующей деятельность участников рынка. Входить в неё должны люди, не имеющие доли собственности в компаниях — участниках рынка и производителях игорного оборудования и не сотрудничающие с ними ни на коммерческих, ни на общественных началах. Строго говоря, законодатели требуют, чтобы игорный бизнес в Украине регулировали люди, не имеющие к нему никакого отношения и, соответственно, не знакомые с его тонкостями. К тому же не совсем понятно, почему на заседания этой комиссии не могут быть допущены представители СМИ.

Ещё больше споров возникло вокруг мер противодействия распространению лудомании, зависимости от азартных игр. Авторы законопроекта требуют, чтобы в каждом игорном заведении были специальные информточки, сообщающие о рисках, связанных с зависимостью, и о том, как и где от неё лечат. Кроме того, операторы рынка обязаны ограничить доступ в залы для людей с "выраженной" лудоманией. Как технически должно реализовываться это требование, неясно. Не заставишь же посетителей салона автоматов или казино проходить обследование у психиатра. Особо отмечено, что реклама азартных игр не должна быть направлена на уязвимые группы населения, то есть несовершеннолетних, малообеспеченных и страдающих психическими расстройствами. Остаётся только гадать, как это ограничение должно работать на практике и означает ли оно, что такую рекламу нельзя размещать в метро и других местах, где представители перечисленных групп могут получить к ней доступ. Или то, что каждый промоматериал должен сопровождаться специальным преду­преждением, как в рекламе алкоголя и сигарет.

Ждать ли выхода из тени

По прогнозам Даниила Монина, эксперта экономических программ Украинского института будущего, закон о легализации азартных игр примут до конца года, но к выводу из тени подпольного игорного бизнеса это не приведёт. Технические и организационные условия лицензирования сформулированы так, что большинство желающих легализоваться просто не смогут их выполнить. К примеру, для салона игровых автоматов по новым правилам придётся арендовать зал площадью не менее 150 кв. м или 300 кв. м — в зависимости от размеров населённого пункта. В некоторых редакциях законопроекта фигурировала минимальная площадь 500 кв. м. "Хозяин нескольких автоматов у метро просто не может этого сделать и закрывать свою точку тоже, скорее всего, не станет, а будет и дальше работать в тени", — считает Монин. — Он говорит, что законодатели планируют каждый автомат подключить к единой системе контроля, которой пока не существует и на разработку которой потребуется минимум год.

Упущенные возможности. Отсутствие легального рынка азартных игр приводит к тому, что на них зарабатывает кто угодно, только не государство

Предполагается, что в Украине выдадут 20 лицензий на функционирование казино, причём все они должны располагаться в пятизвёздочных отелях с номерным фондом не менее 200 комнат в Киеве и не менее 150 — в других городах. Ирония в том, что сегодня в стране нет такого количества гостиниц, соответствующих стандарту "пять звёзд". Если полагаться на украинские каталоги, таких отелей у нас одиннадцать. Если на западные — и того меньше. По условиям лицензирования, в казино должно быть от пяти до десяти игровых столов и от 20 до 50 автоматов. Очевидно, что для их размещения потребуется довольно большая площадь, и даже из тех немногочисленных гостиниц, которые соответствуют прописанным в законе стандартам, далеко не каждая сможет позволить себе подобную роскошь. Количество лицензий ограничено, и стоимость каждой, по идее, должна определяться на торгах. Однако минимальные ставки уже определены, и нынешние участники рынка считают их завышенными. "От людей, занимающихся легализацией, я слышал, что официальный платёж за лицензию казино больше, чем сумма взяток, которые они платят за возможность функционировать подпольно", — отмечает Монин.

Рациональное зерно

Александр Иванов, врач-психиатр, убеждён в том, что невозможность легализации мелких игорных заведений, разбросанных сегодня по спальным районам, вовсе не недостаток, а, напротив, одно из важнейших достоинств законопроекта. Психиатр считает, что такой бизнес нужно не выводить из тени, а искоренять, потому что вред, наносимый им обществу, несопоставимо выше того, который могут нанести казино в фешенебельных отелях. "Зависимость от азартных игр мало чем отличается от алкогольной и наркотической", — говорит доктор Иванов.

Он поясняет, что её могут порождать депрессивные состояния. Человек, которому плохо, недовольный реальностью, ищет ей доступную альтернативу. Люди, находящиеся в стеснённых обстоятельствах, — группа риска. К сожалению, в нашей стране эта группа очень многочисленна. Работяга в засаленной фуфайке не пойдёт в игровой салон при дорогой гостинице, а вот в маленький, простенький зал с автоматами рядом с метро ему захочется зайти. "Я видел сотни пациентов, оставлявших последние деньги именно в таких точках. Есть, конечно, и богатые игроманы, для которых привлекательны большие, красивые казино или игровые салоны в пятизвёздочных гостиницах, но их несравнимо меньше, это отдельные случаи, а не тенденция", — поясняет Иванов.

Как бы там ни было, впервые за долгие годы у Украины появился шанс законодательного восстановления регулируемого рынка азартных игр. Это возвращение к мировой нормальности и направленность в будущее. Однако проблем с легализацией игорного бизнеса пока больше, чем путей их решения. Нам ещё придётся найти баланс между условиями лицензирования и выгодностью работы на рынке и выстроить эффективную и справедливую систему госрегулирования. К примеру, существующий законопроект требует использовать ИНН при идентификации игрока. Но что делать с иностранцами? Отдельный вопрос — нужно ли ограничивать количество выдаваемых лицензий? Не приведёт ли это к тому, что часть игрового бизнеса останется в тени? Или, может, наоборот, стоит дать право всем работать легально, но при соблюдении лицензионных условий?

Впрочем, всё это — решаемые вопросы. Главное, "сбалансировать неоднозначное восприятие частью общества игорной индустрии с обеспечением интересов общества в целом, частью которого являются и сами игроки", — подытоживает Драгун.

Loading...