Осажденная крепость. Как Украина налог на цифровые услуги вводить будет

  • Алексей Кущ

Власть планирует обложить налогом на добавленную стоимость услуги, предоставляемые в Украине такими мировыми гигантами, как "Гугл", "Фейсбук", "Ютуб" и т. д. Речь идёт о ставке 20%.

Парламентский идеолог налоговой реформы Даниил Гетманцев заявляет: "Почему рекламные и информационные услуги, оказываемые резидентами внутри страны, должны облагаться НДС, а услуги, предоставляемые мировыми гигантами у нас в стране, нет? В чём смысл льготировать услуги нерезидентов? Почему бюджет воюющей страны должен отказываться от дополнительных поступлений от обложения сервисов, никак не являющихся товарами первой необходимости?"

Но дело в том, что говорить о налоговой "льготе" или о том, что Украина станет облагать налогами мировых лидеров цифровой индустрии, абсолютно некорректно. Ведь НДС — это классический косвенный налог, и его платит не налогоплательщик, а конечный потребитель. Это хорошо понимают в западных странах, где tax (а это может быть и НДС, и налог с продаж) появляется в чеке дополнительно к цене. То есть налогообложение, предложенное Гетманцевым, означает, что больше налогов будут платить не транснациональные компании, а украинцы: для просмотра фильмов на Netflix или для бронирования отелей на Booking нам придётся заплатить дополнительные 20%.

"Внедрением "лучших европейских практик" украинские чиновники, как правило, обосновывают желание "срубить деньжат" с ликвидных рынков"

В пояснительной записке к соответствующему законопроекту говорится о "транснационализации" отношений в моделях продажи услуг B2C и B2B (население и бизнес), когда компания зарегистрирована в одной стране, а услуги продаёт по всему миру. Такой налог введён в странах ЕС, Австралии, Беларуси, РФ и Казахстане, а практика, когда электронные услуги облагаются НДС не по месту регистрации компаний, а непосредственно в странах, где эти услуги оказываются, получает всё большее распространение. В частности, разработана специальная система MOSS (Mini One Stop Shop), в соответствии с которой НДС, начисленный на электронные услуги, можно платить без регистрации плательщиком в тех странах, где их предоставляют. Это освобождает компании от ненужных административных затрат и значительно облегчает само администрирование такого налога, поскольку "входящего" НДС для компенсации обязательств и получения налогового кредита у компаний практически нет. Более того, уплата этого налога основывается на добросовестности крупных компаний, которые самостоятельно выполняют роль налоговых агентов, прекрасно понимая, что проверить их, по сути, никто не сможет.

Однако подобными инициативами внедрения "лучших европейских практик" украинские чиновники, как правило, обосновывают банальное желание "срубить деньжат" с ликвидных рынков и с тех, кто без всякого принуждения готов заплатить. Дело в том, что система MOSS устанавливает такие понятия, как "страна идентификации" (где зарегистрирована компания) и "страна потребления" (где оказывается электронная услуга), благодаря чему компании в случае трансграничного движения услуг не нужно регистрироваться плательщиком налога в каждой стране потребления. Вместо этого действует принцип обратного налогообложения (reverse charge), когда компания платит налог в каждой отдельно взятой стране, но при этом её налоговая декларация по НДС попадает в общую систему, где происходит расчёт суммы к уплате и суммы налога к вычету. Таким образом, зарегистрировавшись во Франции и оказав услугу в Германии, компания не заплатит НДС дважды (и во Франции, и в Германии).

Но дело в том, что Украина работать в единой системе MOSS не готова. Именно поэтому наша модель налогообложения полностью списана с российского и белорусского опыта, где НДС на цифровые услуги введён в качестве своеобразной дани за право работать "на их территории". К тому же остаётся вопрос своевременности подобных инициатив. Для стран, которые стали интегрированными участниками общего фискального пространства, введение таких налогов не приводит ни к ущербу для бизнеса, ни к переплате стоимости услуг потребителями. Тогда как для стран, выстраивающих модель "осаждённой крепости", это форма дани, уплачиваемой на "входе". И если в первом варианте Украина не выполнила даже первоначального "домашнего задания", то в качестве "осаждённой крепости" она точно никому не интересна. Осталось сделать выбор.

Авторская колонка Алексея Куща