Белый порошок. Как сахар стал самым распространённым наркотиком в мире

2017-01-29 20:20:00

1618 15

Корреспондент The Guardian о причинах завязать с употреблением сахара

"Представьте наркотик, который способен одурманить, наполнить энергией, который употребляют, как пищу, глотая", — интригует читателей корреспондент The Guardian Гэри Тобс. Для того чтобы испытать на себе действие этого препарата, не нужно ни курить, ни колоться, достаточно добавить это вещество в еду или жидкость. А если угостить им новорождённого, дитя почувствует такой прилив удовольствия, что всю дальнейшую жизнь будет искать этот вкус.

Можно ли считать сахарный вкус своего рода интоксикацией? — задается вопросом Гэри Тобс. В таком случае сахар — наркотическое вещество. Его чрезмерное употребление может иметь долгосрочные побочные эффекты, но моментальной реакции не последует: отведав сахара, вы не почувствуете ни головокружения, ни расстройства речи, ни проблем с сердцебиением или дыханием. А вот на детях употребление сахара сказывается гораздо заметнее — от интоксикации вплоть до возможных истерик через несколько часов после употребления продукта. Сахар, как ничто другое, делает детей счастливыми — по крайней мере в момент, когда они его принимают. Он спасает их от стресса, облегчает боль, помогает сфокусировать внимание и приносит чувство радостного возбуждения и удовольствия, которое длится до тех пор, пока не закончится действие дозы. Единственный минус — дети будут ждать ещё одной порции.

До каких пор родители будут пользоваться этим средством, чтобы успокоить или отвлечь своих детей? И раз уж наркотик стал ассоциироваться с удовольствием, сколько ещё он будет привлекаться для празднования дней рождений, футбольных матчей или хороших отметок в школе? Сколько ещё семейные сборы или дружеские посиделки будут считаться неполноценными без употребления наркотика, гарантирующего удовольствие? И почему небогатые люди с радостью тратят деньги именно на него, а не на питательную еду для семьи?

На примере собственных детей корреспондент The Guardian заметил: зависимость от сахара и сладостей действительно вызывает ассоциации с употреблением наркотиков. "У меня есть дети, сравнительно юные, и уверяю вас: без сахара и сладостей воспитывать их было бы гораздо проще", — откровенничает Тобс. По его словам, контроль за тем, сколько сахара они употребляют, — одна из утомительных родительских обязанностей. Даже те мамы и папы, которые решительно отстаивают право скармливать ребёнку сахар, называя его, как и журналист Тим Ричардсон, "невинным моментом удовольствия, бальзамом на фоне жизненного стресса", признают, что в их понимании это не означает бесконтрольного поедания лакомств по первому капризу.

Сахар, как ничто другое, делает детей счастливыми — по крайней мере в момент, когда они его принимают. Он спасает их от стресса, облегчает боль, помогает сфокусировать внимание

Дети постоянно чего-то хотят: сегодня это игральные карты с изображением покемонов, завтра — атрибутика "Звёздных войн" или рюкзак с Рыбкой Дори. Почему же именно сладости нуждаются в строгой дозировке?

Реакция взрослого населения на сахар практически идентична детскому: открыв его для себя, люди начинают потреблять его в таком количестве, на сколько у них хватает средств. Основным препятствием на пути к ещё более интенсивному потреблению сладкого, вплоть до ожирения и диабета, являлась цена. За последние несколько столетий стоимость сахара снизилась, а его потребление предсказуемо выросло.

В 1934-м, во время Великой депрессии, американская ежедневная газета The New York Times писала: "Депрессия лишь доказала, что люди хотят конфет, и пока есть хоть какие-то деньги, они будут их покупать". Всё это время производители и распространители сахара беспрерывно работали над тем, чтобы, несмотря на превышающее спрос предложение, увеличить нашу потребность в своём продукте. Им это удавалось, по крайней мере до недавних пор.

Историк и журналист Чарльз Манн довольно чётко сформулировал главный вопрос, беспокоящий экспертов: действительно ли сахар вызывает привыкание, или нам нравится думать и вести себя так, словно это правда? Нам кажется, что зависимость действительно существует, однако учёные до сих пор не предоставили неоспоримых доказательств.

Диетологи, изучавшие свойства сахара, долгое время фокусировались исключительно на его питательных свойствах. Время от времени они дискутировали о том, влияет ли он на заболевания сердечно-сосудистой системы. Реакция тела и мозга, заставляющая нас увеличить потребление сахара, — не их сфера.

Изучением феномена сладкоежек занимаются несколько неврологов и психологов. Все они утверждают: один из способов регулирования потребления сахара, как и в случае с сигаретами, — признать, что он, увы, вызывает привыкание. Уникальность сахарозы в том, что она является не только психоактивным веществом с некоторыми наркотическими характеристиками, но и продуктом питания.

"Среди историков теория о сахаре-наркотике считается чем-то самим собой разумеющимся", — пишет The Guardian. В пример приводится мнение профессора Сидни Минца, чья книга "Сладость и власть" является одним из двух основополагающих англоязычных учебников об истории сахара. По его мнению, физиологическая реакция человека на сахар всем известна, пусть она и не так заметна, как реакция на алкоголь или кофеин.

Минц утверждает: хоть сахару и удалось избежать социального порицания, не следует забывать о том, что цену за удовольствие, которое он приносит, всё равно придётся заплатить сполна — спустя годы или даже десятилетия. Большинство из нас, к примеру, так никогда и не узнает, есть ли у нас сахарная "ломка", ведь мы не позволяем себе прерывать его потребление надолго.

Уникальность сахарозы в том, что она является не только психоактивным веществом с некоторыми наркотическими характеристиками, но и продуктом питания

Сахарные историки предпочитают называть сахар "лекарственным продуктом". На нём, как и на кофе, табаке, чае, роме и какао, в XVI веке были построены целые империи.

История сахара тесно связана с другими наркотиками. К примеру, именно из сахарного тростника дистиллируется ром. В XVII веке, после того как сахар впервые был добавлен в кофе, чай и шоколад как подсластитель, потребление этих товаров в Европе стало настоящим вирусом. Что касается спиртного, для корректировки вкуса вин и других алкогольных напитков сахар использовался в Европе ещё в XIV веке; он добавлялся даже к индийским препаратам на марихуане, опийным винам и сиропам.

Если говорить о табаке, сахар был и до сих пор остаётся одним из важнейших ингредиентов табачной смеси, первым которую стал выпускать Camel. Именно "союз табака и сахара", как описали его представители сахарной промышленности в 1950-м, смягчил процесс курения сигарет, сделав их более привлекательными, чем сигары, и позволив глубже вдыхать дым в наши лёгкие.

Популярности сахара способствовало и то, что, в отличие от алкоголя, он, как и кофе, был стимулирующим средством, которое вписывалось в будний день и повышало трудоспособность. Шотландский историк Нил Фергюсон уверяет, что в XVIII веке сахар стал неотъемлемым атрибутом высших слоёв общества. Он быстро завоевал не только симпатию элит, но и любовь простолюдинов.

Слова, которые в 1891-м английский писатель Оскар Уайльд посвятил сигарете, вполне подходят и для описания общественного отношения к сахару: "Идеальное удовольствие. Это восхитительно, и ни один человек не останется неудовлетворённым. Чего ещё желать?"

Акцентируя внимание на том, как легко влюбляются в сахар новорождённые, The Guardian приводит в пример исследование, которое проводилось 300 лет назад одним британским педиатром. По его словам, выбирая между обычной и подслащенной водой, дети без сомнений тянулись ко второй. Да и коровье молоко младенцы соглашались пить только в подслащенном виде.

Сахар вызывает реакцию "центра вознаграждения", той же области мозга, которая реагирует на никотин, героин, кокаин и алкоголь. Исследователи, изучающие вопросы зависимости, пришли к выводу, что эта часть мозга одобряет поведение, которое считает необходимым для выживания, в частности питание и секс. Поэтому мы занимаемся этим снова и снова. Сахар стимулирует выделение тех же нейротрансмиттеров — к примеру, дофамина.

Люди научились концентрировать вызывающие зависимость субстанции, чтобы сильнее ощущать, как их "накрывает". К примеру, листья коки при жевании являются лёгким бодрящим веществом, а при переработке в кокаин становятся намного мощнее, вызывают сильное привыкание и ещё более сильное — если в форме крэка вдыхаются в лёгкие. Сахар тоже был усовершенствован, чтобы в концентрированном виде давать более заметный результат.

O том, что перешли допустимую грань, мы, как правило, узнаём с опозданием: когда обнаруживаем лишний вес или другие признаки резистентности к инсулину

Чем больше таких веществ мы принимаем, тем меньше дофамина наш мозг производит естественным путем. В результате нам нужно всё больше и больше заветного вещества. Потребность в естественных удовольствиях — еде и сексе — отходит на второй план.

"Мало кто сомневается в том, что сахар снимает физическую тягу к алкоголю" — к такому выводу более века назад пришел невролог Джеймс Корнинг. "12-шаговое евангелие от анонимных алкоголиков" рекомендует потреблять шоколад и сладости всякий раз, когда возвращается желание выпить. Кажется, большинство американцев именно так и поступают. Чем, если не этим, объяснить тот факт, что с 1919-го, когда был принят "сухой закон", потребление сладостей на душу населения в США выросло в два раза.

Спустя век сахар стал вездесущим ингредиентом всевозможной готовой пищи и полуфабрикатов. Не так-то просто его избежать. Сахар добавляют не только в очевидно сладкие продукты — печенье, мороженое, шоколад, газированные напитки, энергетики, желе и сухие завтраки, но и в арахисовое масло, заправки для салатов, кетчуп, соус для барбекю, консервированный суп, бекон, хот-доги, чипсы, консервированные помидоры и хлеб.

С 1980-х пищевые промышленники рекламируют свою продукцию как уникально здоровую, с низким содержанием жиров. На самом деле жировые калории заменили сахаром, что оставило продукты такими же, если не более калорийными. Сахар при этом маскируется под одним из 50 названий комбинации сахара и содержащего фруктозу кукурузного сиропа. Производители убрали жир из батончиков и йогуртов, превратив их в "здоровые продукты" и "закуски для сердечно-сосудистой системы". И это при том, что они начинены сахаром. "Складывается впечатление, что пищепром не верит, что мы что-то купим, если они это предварительно не подсластят, — жалуется Тобс. — Для нас, родителей, сахар и сладости уже давно стали инструментами, с помощью которых мы хвалим, награждаем и мотивируем своих детей".

Вот традиционный ответ на вопрос о том, сколько сахара нам позволительно: не слишком много. Однако о том, что перешли допустимую грань, мы, как правило, узнаём с опозданием: когда обнаруживаем лишний вес или другие признаки резистентности к инсулину и метаболического синдрома.

Если проблему чрезмерного потребления сахара мы обнаружили на раннем этапе, можно попросту сбавить обороты — к примеру, вместо трёх банок газировки пить две; как родитель вы можете изменить правила — пусть дети едят мороженое только по выходным, а не каждый день. Однако если на то, чтобы придти к этому решению, понадобятся годы или даже десятилетия, подобных шагов может оказаться недостаточно для того, чтобы переломить ситуацию в нашу пользу и вернуть себе здоровье.

Как быстрее завязать с вредной привычкой, каждый решает сам. И всё же корреспондент The Guardian Гэри Тобс уверен: пытаться снизить количество потребления сахара в мире, где он является нормой и практически неизбежностью, лишь немногим лучше, чем пытаться бросить курить, выкуривая не по пачке, а по несколько сигарет в день. Даже если таким образом мы сумеем избежать "ломки", привычку пользоваться этим наркотиком мы так не искореним. Поэтому некоторым из нас лучше сразу отказаться от сахара, не проверяя себя умеренными диетами.

 "Каждый из нас — взрослый человек и вправе самостоятельно решать, сколько алкоголя, сигарет или кофеина ему нужно, — подводит итоги Гэри Тобс. — Я как бывший курильщик знаю, что невозможно понять, на что похожа жизнь без сигарет, пока не бросишь курить. Зато в один прекрасный день вы понимаете, что сигареты вам вообще неинтересны. Возможно, эта же теория применима к сахару".

По материалам: The Guardian
Перевод Анны Синящик

Loading...