Мнение: Чистосердечное непризнание

Если для избирателей все кандидаты на одно лицо, побеждает тот, в чьей команде строже дисциплина

Перед юристами БЮТ, которых возглавляет Андрей Портнов, стоит задача нечеловеческой сложности. Депутат Олийнык отчаянно призывает своих коллег плюнуть на все и уйти в оппозицию, но эти ребята явно не чувствуют в себе потенциала показывать какие-либо судебно-правовые фокусы и превращать победу Януковича в свою собственную.

Вслед за бесперспективным судом в команде Тимошенко займутся работой над ошибками. И в штабе БЮТ прозвучат не самые лицеприятные выражения. Особенно когда речь пойдет не о том, что делать, а о том, кто виноват. За закрытыми дверями, в узком кругу Юлии Тимошенко придется признать очевидное: никакие вражеские "карусели" не изменили бы картину голосования, если бы слова "дисциплина" и "преданность партии" не были для части ее команды пустым звуком. Парламентская фракция раскололась на тех, кто все выборы пахал, как проклятый, и тех, кто без лишних эмоций готовил себе запасной аэродром на случай поражения. На последнем заседании фракции бютовцы чуть не подрались. "Почему из-за того, что ты бездельничал у себя в округе, я теперь должен идти в оппозицию?" – эта и другие подобные реплики остались без ответа.

Депутата Виталия Барвиненко, например, еще в первом туре коллеги-бютовцы уличили в том, что он "полностью работал на Партию регионов" в Одесской области, используя административные, кадровые и другие доступные ресурсы партии "Батькивщина". Позже Барвиненко опередил официальных представителей Тимошенко в Высшем административном суде и первым отнес туда иск с требованием отменить решение Центризбиркома, объявившее Януковича президентом. Этот демарш был истолкован как попытка завалить идею с судом, на которую Тимошенко возлагала все надежды.

Странная история произошла с лидером парламентской фракции Иваном Кириленко. В кулуарах его исчезновение на период предвыборной кампании истолковывают не иначе как ссылку. В разгар избирательной гонки Кириленко, бывший когда-то близким соратником своего днепропетровского земляка Павла Лазаренко, осужденного в Америке за отмывание денег, направил письмо американскому суду. Он по­просил поскорее освободить Лазаренко, поскольку тот "многое сделал для Украины, хороший управленец и нужен стране". Говорят, узнав об этом, Юлия Тимошенко, потратившая так много сил на то, чтобы ее перестали связывать со скандальным экс-премьером и корпорацией ЕЭСУ, пришла в ярость. Полгода после этого лидера фракции БЮТ в Киеве не видели.

Не менее странно вели себя бютовцы, курирующие Запорожье. Депутат Валерий Крайний, которому поручили прийти на эфир одного из местных телеканалов, проигнорировал свою прямую обязанность агитировать за Тимошенко и вместо этого отправился на конкурс красоты. Местным журналистам он путано объяснил свой шаг, сославшись на СМИ, олигархов и вселенское зло. В общем, защищать Юлию Владимировну в Запорожье было просто некому. Ясно, что при таком качестве команды у Тимошенко изначально было два пути: наихудший и маловероятный.

Можно сколько угодно говорить о двух Украинах, мировоззренческом выборе и прочих абстрактных вещах. На этих выборах победил не Янукович, а лозунг "короля делает свита". В условиях, когда для людей оба кандидата на одно лицо, наиболее ценным является мощный оргресурс.

У бело-голубых с этим все хорошо. Янукович со всех сторон обставлен надежными и безотказными подпорками. Креатив Герман был на 100% использован, чтобы найти украинские корни у поэта Чехова, а скромное обаяние Левочкина – чтобы внушить девушкам из журналистского пула, что лидер ПР не мог сказать "геноцид нации", дескать, это им послышалось.

Юлия Тимошенко может не признавать результата выборов. Но ей придется согласиться с тем, что партии давно пора пересмотреть отношение к слову "дисциплина". А понимание этого слова в команде должно быть прямым, как проспект Карла Маркса в Днепропетровске. И стальным, как донецкая Пальма Мерцалова.

Ольга Червакова, парламентский корреспондент телеканала СТБ