Мнение: Не взирая на лица. О туре Лины Костенко

Новость о том, что Лина Костенко решила прервать всеукраинский творческий тур, всколыхнула общество и по обыкновению разделила его две части

В стране литературный скандал. Удивительно звучит, не так ли? Мы привыкли к скандалам политическим, коррупционным, рейдерским, светским, а тут всего лишь литературный. Как-то, право, несерьезно.

На самом деле все серьезно, и страсти кипят нешуточные. Одни поют Костенко осанну и клеймят тех, кто стал причиной ее демарша. Другие честят писательницу, не оглядываясь на ее почтенный возраст и неофициальный статус "совести нации".

Предыстория такова. В конце минувшего года легендарный поэт Лина Костенко, впервые в жизни обратившись к прозе, выпустила роман "Записки українського самашедшего". Стартовый десятитысячный тираж был раскуплен в течение трех недель. Количество желающих посетить презентации романа вдвое превышало вместимость залов. Заметим, что это были не скромные литературные кафе, а оперные театры на тысячи мест.

При этом критики отнеслись к "Запискам", мягко говоря, прохладно. Отмечали, что структура романа простодушна – он состоит из перечня телевизионных новостей, сопровождаемых горестными рассуждениями о несчастной судьбе Украины и мира в целом. Что центральный образ неубедителен, и из-под маски "35-летнего программиста" выглядывает гневное лицо самой Костенко. Что слово правды, которое писательница несет читателям, больше похоже на унылое брюзжание. И что успех книги обусловлен не столько ее литературными достоинствами, сколько личностью автора, чей незыблемый до сих пор авторитет был завоеван лет 30–40 тому назад.

3 февраля во львовской книжной кофейне "Кабинет" часть этих соображений высказали писатели Виктор Неборак, Игорь Котик и Юрий Кучерявый. В тенденциозном пересказе местных СМИ их слова прозвучали гораздо более резко, чем в контексте литературной беседы. Вскоре грянул гром. Костенко отменила творческий вечер во Львове, а встречи в Кривом Роге и Остроге отложила на неопределенный срок.

Не кажется ли вам подобная реакция на критику несколько неадекватной? Похоже, так кажется уже и самой Костенко. 12 февраля некая подруга автора "Записок" заявила, что Костенко не поедет во Львов вовсе не из-за "трескотни никому не известных писателей", а потому что только во Львове на ее бесплатный вечер пытались продавать билеты.

Если бы дело было именно в этом, я бы искренне разделил благородное возмущение Лины Васильевны. Однако тремя днями ранее в качестве причины отказа от продолжения тура на официальном сайте выпустившего "Записки" издательства "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" были указаны "провокационные инсинуации некоторых львовских писателей, журналистов и деятелей театра". И кто теперь поверит, что дело только в билетах? И чем виноваты жители Острога и Кривого Рога?

Масла в огонь подлила дочь Костенко, культуролог Оксана Пахлевская. Беседу в "Кабинете" она назвала "посталкогольными выбросами желчи". Тут, я думаю, можно без комментариев.

Вряд ли суровая оценка "Записок" критиками повлияет на любовь широких масс к Лине Костенко. Народ нуждается в кумирах, и если с этой ролью не справляются политики, то почему бы по старой традиции не сотворить идола из литератора? Тем более что наши люди по-прежнему выбирают себе героев не столько умом, сколько сердцем.

Явившись миру после долгих лет затворничества, Костенко совершила смелый гражданский поступок. В ее книге немало искренней горечи и жесткой афористичности. "Записки" – весомый публицистический жест, но, увы, очень посредственный роман. И говорить об этом нужно вне зависимости от того, как к такой нелице-приятной оценке отнесется автор.

И ежели Лина Васильевна изволят обидеться, то хуже от этого будет прежде всего ей самой.

Юрий Володарский, журналист, литературный критик