Это вязкое слово «коррупция»

2006-10-21 14:14:00

0 0
Это вязкое слово «коррупция»

Это вязкое слово «коррупция»


Мы знаем «тарифы» за место в парламенте и в обладминистрации, за освобождение убийцы или насильника из-под стражи, за хирургическую операцию, за место судьи, за статью в газете, за «услугу» мордоворота в подъезде, за «слив» информации из органов…

Наши зарубежные доброжелатели, без всякого сомнения — искренне хотят побороть нашу национальную гордость — мадам Коррупцию. Слова на нас не действуют, решили помогать деньгами.

Судите сами. $500 тыс. собирается дать Япония, $20,9 млн. — Европейская комиссия, $45 млн. — США на двухгодичную антикоррупционную программу. Кроме того $13,4 млн. из США — на противодействие коррупции в украинских правовых институтах и ещё $4,9 млн.— на снижение коррупции в наших судах…

Увы, не следует радоваться. Ситуация в стране не изменится. Боюсь, как бы не стало ещё хуже. Деньги-то получат именно они, профессиональные борцы с коррупцией в судебных и прочих правоприменительных органах. Помните традиционную для советских телеэкранов в 60-е годы прошлого века «нанайскую борьбу»? Где один актёр в специальном костюме имитировал рукопашную схватку двух маленьких оленеводов… Без победителя и побеждённого.

Первое и главное основание моего пессимизма: импотент может симулировать оргазм, но не способен испытать его; облечённые властью наши сограждане могут имитировать ненависть и презрение к коррупции, но не могут бороться с ней (т.е. с самими собой). Второе, но не второстепенное: для борьбы с коррупцией нужны не деньги, а политическая на то воля, а наши «руководящие товарищи» таковой не имеют. 

Проблему коррупции давно заговорили. Сотни «круглых столов», семинаров с зарубежным участием, весьма дорогостоящих конференций, докторские и кандидатские диссертации, тысячи газетных статей… А в стране, судя по наполнению тюрем и колоний, фактически не существует «беловоротничковой преступности». Редкие попытки коррупционных дел рассыпаются в судах. Подобно героям гениального Свифта, всерьёз обсуждавших правомерность вскрытия куриного яйца с тупого или острого концов, наши юридические мудрецы спорят о форме и месте специального нового органа для борьбы с коррупцией, аналогичного ФБР… Пожалуй, опасные споры, — тем, что уводят от существа проблемы. В стране с 50% теневой экономикой и телефонным правом не имеет значения, кто наденет мундир Главного Борца с коррупцией.

Специалисты знают: в противостоянии коррупции наказание не является определяющим по эффективности фактором. Посмотрите на Китай: там за это казнят, а результат — растущие «тарифы» с учётом риска для жизни чиновника. Определяет атмосферу другое — прозрачность власти. От офиса Президента до мэрии городка. Если в стране такой прозрачности нет, если правоохранительные органы видят мелкого воришку, но не замечают сознательного банкротства миллиардных предприятий, коррупция чувствует себя комфортабельно и уверенно. Профессор Кристи, норвежский криминолог, по подобному поводу заметил: сами по себе действия не являются преступлениями, они признаются таковыми либо не признаются.

В деле минимализации коррупции не существует единственно правильного и простого решения. Ясно одно — терпимость к коррупции ведёт к экономическому коллапсу в стране. С каждым годом, с каждым месяцем мы всё ближе к этому. Существует лишь один способ уйти от этой беды — научным языком это называется экономической амнистией. Нужно простить укравших миллионы и миллиарды. Горький, несправедливый способ. Увы, единственно эффективный. Мы не можем ждать добровольного покаяния от тех, кто оказался удачливым и успешным. Как сказано св. Амвросием: «Я нашёл, что легче встретить сохранивших невинность, чем способных раскаяться».