Как победим. Что нужно для победы в этой войне

В этой войне наша задача — побег из плена Совка, а не героическое самоубийство о решётку

Фото: УНИАН
Фото: УНИАН

У этой нашей войны много проблем. И долбодятлизм, и криворукость, и саботаж, и общее разложение армии за пару десятков лет, и жульё на всех этапах командной цепочки, и общая безалаберность отечественного менталитета.

Но почитаешь ФБ — и начинает казаться, что главная проблема этой войны в том, что она не вписывается в чью-то любимую мифологию. И это людей обижает.

Одни бы хотели, чтобы «всё по-серьёзному»: со всеобщей мобилизацией, со «всё для фронта, всё для победы», с боями сто тыщ на сто тыщ, с героическими десятками тысяч жертв — ну чтобы всё, как в книжках про Вторую мировую. То есть они, конечно, этого бы не хотели, себя в таком государстве не видят, и большинство из них при первых звуках реальности такой войны вспомнило бы родственников от Минска до Онтарио, но они именно так привыкли думать о войне. А раз не так, то война неправильная, и вовсе не война, а сплошной договорняк. Зрааааада!

Другие на другие книжки дрочили и деды у них тоже воевали по-другому. Поэтому война для них это бравые повстанцы, атентаты, малые отряды патриотически настроенных граждан, без всяких там авиаций и линейных сражений. Кум Стецько взяв дідів шмайсер, звитяжно пішов на фронт та здобув славу. У этих как раз всё наоборот, никаких масштабных сражений и тысяч трупов (каждый погибший — повод для двух-трёх революций), а всю победу выковали бы три батальона добровольцев, если бы им не мешали. Потому что бесстрашные патриоты. А если с такими бесстрашными патриотами ещё не победа, то зрааааадаа!

Уважаемые патриоты

Позвольте принести вам искренние соболезнования по поводу того, что война, с которой к нам пришли, не вписывается в шаблоны, выкованные в ваших головах дедовскими рассказами, книгами и кинофильмами. Это не война в стиле Жукова и это не война в стиле Шухевича. И её не выиграть ни методами Жукова, ни методами Шухевича, точно так же, как во Второй мировой было сложно использовать методы Будённого с лихими кавалеристскими атаками.

В этой войне нет и не планируется тыла. Она идёт и в экономике, и в политике, и в культуре, и в науке, и в зале Верховной Рады. И когда у нас снимают патриотическое кино, это тоже часть войны. И когда оккупационные власти Крыма отказывают крымским татарам в проведении праздника. И когда три епископа демонстративно сидят во время зачитывания имён погибших героев. И когда Москаль пиво разворачивает, и когда крымские беженцы во Львове кафе открывают.

И да, многое из этого не менее, если не более важно, чем то, что происходит на фронте. Иногда то, что происходит на фронте, происходит только для того, чтобы была возможность сделать что-либо из этого.

Потому что цель этой войны для нашего врага — не захватить Дебальцево или Лисичанск, а связать Украину экономическими, культурными, политическими, дипломатическими путами. Удержать её в своей орбите. Раз не вышло по-хорошему, то по-плохому. Не информационные вбросы шли для того, чтобы взять аэропорт, а аэропорт брали для того, чтобы была почва для новых вбросов. Желательно, чтобы в Киеве начались массовые мордобои, плавно переходящие в повторение истории 1917–1918 годов.

А у нас задача — не закидать противника шапками или патриотами, а минимизировать урон, удержать страну, продавить нормальные — нормальные, блин, а не «социальные» — реформы, заткнуть идиотов, толкающих страну к новой руине, навязать собственные условия возвращения оккупированных территорий и чётко, выверенно, обстоятельно обрезать связи с РФ. Нет, не будённовским наскоком вроде «откажемся от их ядерного топлива, даже если встанут электростанции» или «уйдём с российских рынков, а там хоть трава не расти», как предлагают люди, вершиной предпринимательской активности которых был лоток на рынке. Наша задача — побег из плена Совка, а не героическое самоубийство о решётку.

И так же медленно, но верно возвращаться к цивилизации. Не к мечтам дедов-прадедов образца 40-х годов прошлого века, а к современной мировой цивилизации. Со всеми её элементами — от свободного рынка до нормальных дорог.

А иначе не получится.

Текст: Facebook Виктора Трегубова