Нестабильность – это ни дня без новостей

Украина сейчас проводит уникальный эксперимент. Мы это чувствуем практически ежедневно, а я чувствую каждую пятницу.

Мировоззренчески Украина в данный момент не объединена. Поэтому то, куда направлены надежды Западной части Украины, совсем не сопоставимо с тем, куда направлены надежны другой – Восточной Украины.

Пригодно ли это к объединению в одно культурно-общественное пространство? Возможно ли отыскать какие-то общие культурно-общественные ценности, которые объединят эту Украину. Точно так, как возможно ли отыскать общие ценности, которые объединят Турцию и Скандинавию, например? Возможно ли? И стоит ли? Это главные вопросы.

Наблюдая со стороны, работая в Украине совсем недолго, всего лишь два года, я не могу видеть и понимать самых глубинных процессов. Но, на первый взгляд, я делаю для себя такой вывод: я давно и намного больше верю в принадлежность городу, чем национальному государству. Потому что город ближе. Он ближе визуально, тактильно, он ближе телесно, ты его чувст­вуешь, за город ты готов отдать многое. Поэтому идентичность "я львовянин", "я флорентиец", "я киевлянин", "я москвич" или "я из Нью-Йорка" легче произнести, намного легче, чем, скажем, "я украинец". Да, легче. Но все равно, поскольку мы живем в одном большом мире и нужно считаться с действительностью, мы должны ответить на этот вопрос: кто украинец? Так же, как "кто является европейцем" – это главный на сегодня вопрос в Европе. Мир стал разноцветным и ищет свою аутентичность. И те страны, супердержавы, которые на нас влияют и очень сильно, – Соединенные Штаты Америки и Россия – еще не полностью это осознали. Не полностью осознали, что надо понимать других. Они видят только самих себя. И в этом колоссальная историческая сложность. Хорошо это или плохо, но нынче мы живем в страшную эпоху нестабильности и исторического эксперимента. А знаете, что такое нестабильность? Нестабильность – это то состояние, когда ты не можешь прожить ни одного дня, не посмотрев и не послушав новостей. Вот это и есть самая настоящая нестабильность.

(фрагмент из "Лекции свободы", прочтенной во Львове по случаю присуждения премии им. Александра Кривенко)