Обменный пункт. Как заставить Путина звонить по телефону

2017-11-21 19:45:00

6 0
Обменный пункт. Как заставить Путина звонить по телефону

Обменный пункт. Как заставить Путина звонить по телефону

Товарищ Путин пообщался с помощью телефонного аппарата с товарищами Захарченко и Плотницким. Вроде как, попросил отпустить украинских «пленных». И уточнил - к Рождеству и Новому году

Напомню, количество украинцев, находящихся в плену, а с юридической точки зрения – в заложниках, у боевиков на оккупированном Донбассе, в 2017 году возросло до 157 человек. По крайней мере, так говорит Ирина Геращенко. И за последние 14 месяцев, по её же словам, никакого прогресса в деле их освобождения не просматривалось.

Мотивация неизменных отказов со стороны «вождей» Донбасса в вопросе освобождения пленников неизменно связывалась ими с требованиями к представителям «киевской хунты» сделать те или иные шаги в политической сфере. Это был такой себе торг, который по версии Кремля, вполне уместен.

На практике это выглядело так. На очередном заседании контактной группы в ответ на требования украинской стороны приступить к практической реализации положений протоколов «минских мудрецов» ОРДЛОвцы неизменно соглашались с ними, но тут же обставляли вопрос их выполнения рядом условий. Мол, сделаете то, о чём мы просим – отпустим парочку ваших, сделаете ещё что-нибудь – отпустим ещё. Ну и так далее... Бывало, Киев соглашался на что-то, когда речь заходила о пленниках в основном, засвеченных в медиа. Но в большинстве случаев, нет

Собственно, именно для обеспечения стабильности и работоспособности всей этой схемы в неё и был введён Медведчук со своим «засекреченным» самолётом, регулярно летающим в Москву вне всяких запретов и санкций. Проще говоря, Кремль настоял на участии своего «легального резидента» во всех этих минских делах.

Для того, чтобы это понимать, достаточно вспомнить как обставлял всё это Путин, когда кого-то выпускал или отпускал, а чаще обменивал. Классическим примером стала история с Савченко. Ну и схожими историями калибром помельче.

Ко всему прочему весь этот немудреный «развод» на теме пленных давал возможность Путину регулярно демонстрировать украинцам две важных вещи – его собственное великодушие (мол, прощаю даже врагов) и «значимость» во внутриукраинской информационной повестке Медведчука.

Резвиться на теме заложников кремлёвские «крестные отцы» и их «посипаки» из ОРДЛО могли ещё долго и со вкусом

Причём, в Киеве, прекрасно понимая суть всей этой игры, не могли ей противопоставить ничего стоящего, кроме формулы «всех на всех». И для того, чтобы вытащить своих людей, готовы были договариваться хоть с «чёртом лысым», в сравнении с которым Медведчук – просто ангел.

Так могло длиться долго, пока на арене не возник суровый и немногословный Волкер, который начал регулярно встречаться с Сурковым. И вопрос с пленными, который висел в воздухе все это время, удивительным образом стал решаться. Накануне их очередной встречи на минувшей неделе в Белграде та же Ирина Геращенко, сообщила, что «… Волкер по просьбе украинской стороны передаст РФ письма от семей заложников и требование немедленного их освобождения».

Надежда какая-то забрезжила. Для тех самых 157 заложников. И их семей. Впрочем, для остальных это не стало какой-то большой новостью. С  Захарченко и Плотницким, так же как и с Путиным, уже неоднократно говорили и на разных уровнях, но всё без толку.

И тут, вдруг, телефонный звонок Путина Захарченко и Плотницкому. Мало того, что тем самым президент всея РФ подтвердил, что общается с террористами напрямую (а не через, например, Захара Прилепина), так еще и указания им дает. Те поддержали инициативу, добавив, что «предстоит еще проработать этот вопрос с представителями украинской стороны». О какой «проработке» может идти речь, остаётся только догадываться.

Как и о том, что сказал немногословный Волкер Суркову, чтобы тот передал Путину, чтобы тот взялся за телефонную трубку и чтобы один из пунктов минских договоренностей начал выполняться.