Олигархяку — на гилляку! Означает ли марш националистов разрыв "галицкого консенсуса"

Украинский политический философ Михаил Минаков, профессор кафедры философии и религиоведения Киево-Могилянской академии, опубликовавший в сентябре минувшего года во французском издании Le Monde статью "Украинская Революция достоинства привела к коррупции, национализму и закату свобод", получил в свой адрес шквал критики со стороны представителей научной общественности правого спектра и "патриотической молодежи".

От автора, среди прочего, требовали предоставить количественные показатели, подтверждающие тезис, заявленный им в заголовке. А заодно приводили опровергающие цифры.

Данные Transparency International свидетельствовали, что за последние пять лет Украина не опустилась, а, наоборот, поднялась в глобальном рейтинге коррумпированности с 144-го на 131-е место. По данным Freedom House, за тот же срок на 7-балльной шкале в глобальном рейтинге стран по уровню свобод она опустилась лишь на жалкие полпункта. А результаты последних парламентских выборов для националистов оказались куда более печальными, чем тех, что состоялись двумя годами ранее. Если в 2012-м партия "Свобода" набрала 10,45% голосов в многомандатных округах и получила в целом 37 мест в Верховной Раде, то в 2014-м ее поддержка упала до 4,71%, и партия даже не преодолела проходной барьер.

На этом основании делался вывод, что Минаков, если говорить обобщенно, слукавил, выдав желаемое им за действительность. Да и против статистики бывает трудно спорить, хотя на самом деле философ, по всей видимости, говорил несколько о другом.

В публикации в Le Monde он, во-первых, обозначил три течения, которые в свое время объединил Евромайдан: "Либералов, для которых ассоциация с Евросоюзом должна была гарантировать развитие страны. Этнических националистов, воспринимающих Майдан как один этап национальной революции, которая привела бы к созданию государства, в котором доминирует одна этническая группа, один язык и одна церковь. Наконец, олигархов, лишенных своего имущества во время прежнего режима, которые хотели вернуться к политическому и экономическому плюрализму".

Во-вторых, констатировал не широкую общественную поддержку ультраправых в постмайданную эпоху (которой, действительно, не возникло), а их умелый и взаимовыгодный симбиоз с олигархами. В мартовском интервью Фокусу он говорит об этом так: после Евромайдана украинская политическая система "дала шанс кланам вернуться к власти, восстановить свою доминантность и привлечь в свою сеть неформальные группы "прямого действия", такие как националисты или еще более радикальные организации… Эти радикальные группы привносят в украинскую политику радикальную националистическую идеологию, а кланы привносят в эти ряды определенный элемент коррумпированности".

Сам симптом назван верно. Тот, кто питает по этому поводу какие-либо сомнения, может обратиться, например, к интервью одного из лидеров националистической общественной организации С14 Евгения Карася. Тот напрямую говорит о взаимодействии с СБУ там, где дело касается сепаратистов. Но вопрос: исчерпывается ли все только темой сепаратистов? Это одно. А второе — Служба безопасности Украины сегодня подчинена напрямую президенту.

И если Порошенко понадобятся для каких-либо целей националистически настроенные "штыки", он до сегодняшнего дня мог рассчитывать на их поддержку. В обмен, разумеется, на какие-то обратные преференции

Еще один украинский философ, Сергей Дацюк, назвал подобное взаимодействие между националистическими силами и коррумпированной властью "галицким консенсусом", функционирующим по формуле: мы вам украинизацию, вы нам поддержку. До какого-то момента эта сделка, похоже, устраивала обе стороны. Еще на марше 14 октября, весьма многолюдном, лозунги, озвученные Олегом Тягнибоком, были вполне традиционными и понятными для его потенциального избирателя: "Мы заставим вернуть звания героев Украины Шухевичу и Бандере, которые украл Янукович" и т. п.

Но уже тогда было ясно, что подобным красноречием свой просевший электоральный потолок нацио­налистам поднять не удастся. Данная проблема станет ощущаться все острее по мере приближения парламентских выборов. Ради усиления своих позиций и получения возможности претендовать на большую часть властного пирога "Свободе" и Ко нужно будет расширять палитру своей критики в отношении власти. Им придется выйти из привычной зоны комфорта и разрушить пресловутый "галицкий консенсус".

Марш, состоявшийся 3 апреля, фактически стал визуальной интерпретацией данного "протокола о намерениях". Не слишком убедительной, если исходить из степени агрессивности риторики и количественного показателя: октябрьское шествие было все-таки втрое масштабнее.

Следует ли ждать более жестких выступлений националистов на этом поприще — очевидно, будет зависеть от реакции украинцев на нынешние "апрельские прогулки" по правительственному кварталу. Пока она вялая. Похоже, никто особо не верит в то, что именно эта компания придет и свергнет олигархов "своей могучей рукой". По-видимому, репутация не позволяет.