Привести в исполнение. Когда и как приговор в отношении Януковича может вступить в силу

2019-01-24 15:15:00

1 0
Привести в исполнение. Когда и как приговор в отношении Януковича может вступить в силу

Привести в исполнение. Когда и как приговор в отношении Януковича может вступить в силу

Незадолго до оглашения приговора по делу о госизмене Виктору Януковичу, которое начинается сегодня, 24 января, генпрокурор Юрий Луценко вспомнил забавный случай.

Янукович был губернатором Донецкой области, а Луценко приехал туда организовывать акцию "Повстань, Україно!". Они пили водку. С взаимной неприязнью, но "без поножовщины". Луценко предупредил: по чифирю – да, слаб, но по водке – нет. Потому что есть опыт. "И тут, – рассказывает Луценко, – я вижу – маска с него спадает, звериный оскал гангстера появляется: "Шо ты, сука, знаешь про чифирь? Такие, как ты, у меня на лагере сопли мертвяков сосали!"

Именно потому, что наш "дважды несудимый" экс-президент в курсе всех основных особенностей тюремно-лагерного быта, попадать туда снова в его планы и не входит. Тем более отсидки ему светят приличные. До заоблачных цифр Абдуллы Галеба Аль-Баргути, бывшего влиятельным чиновником в администрации Палестинской автономии, а потом угодившего в израильскую тюрьму в качестве террориста и получившего 67 пожизненных сроков, ему, конечно, далеко. Но и 15 лет хлебать баланду тоже не хочется. Даже вместе с чифирем.

Суд Янукович последнее время игнорирует, не выходя на связь даже в формате видеоконференции. Адвокаты говорят о его пошатнувшемся здоровье: мол, оно не позволяет ему это сделать. На фоне такой "недосягаемости" комичным выглядит заявление одного из них о том, что бывший президент не примет участия в заседании, на котором ему вынесут вердикт, ввиду отсутствия повестки: "Виктор Янукович не является оповещенным, нельзя считать и не может считаться уведомленным". Бедняга! Похоже, он знает о собственном процессе не больше, чем Джеймс Джойс к началу Второй мировой о том, что в России произошла революция.

Попытка Януковича и тех, кто его консультирует, превратить суд в фарс не означает, что он так уж опасается украинского правосудия. К чему бы его ни приговорили, шанс на то, что приговор будет приведен в исполнение, остается минимальным. По крайней мере до какого-то времени.

Это, судя по реакции, понимают и в Киеве. Неслучайно в августе минувшего года прокурор Руслан Кравченко огорошил общественность предложением "создать подразделение вроде "Моссада", например. Чтобы спецназовцы проникли на территорию РФ и доставили его в Украину". К этим романтическим грезам представителя обвинения специалисты отнеслись со скепсисом. "Эта операция нереальна, потому что она незаконна. Она нарушает и Конституцию, и закон о службе внешней разведки и СБУ", – заметил по поводу предложения Кравченко экс-глава украинской разведки Николай Маломуж.

А отзыв бывшего советника министра обороны Руслана Тростинского своей пародийностью напомнил фрагмент гайдаевской "Операции "Ы": "Его можно усыпить, принудить, можно шантажировать… Но все это кажется настолько маловероятным, что мне даже сложно представить себе ситуацию, когда его удалось бы привести в это транспортабельное состояние. Дать снотворное, отравить… наверное. Но не в наших реалиях".

Нет. Никакого похищения Януковича в стиле израильской разведки и Джеймса Бонда не будет. Так что до поры Виктор Федорович, в отличие от того же Адольфа Эйхмана, может спать относительно спокойно. Он не в Буэнос-Айресе, а в Москве. Никто не сделает ему укол транквилизатора и не выдаст за заболевшего члена экипажа самолета. Его история совершенно иная.

У Януковича есть "крыша": Путин. И пока он нужен хозяину Кремля, его жизнь пенсионера в изгнании будет продолжаться в том же размеренном режиме, в каком она проходит сегодня

И главный для него вопрос: может ли такая усеченная идиллия продолжаться до конца его дней? Именно он волнует Януковича больше всего.

Даже войны не вечны. А с их окончанием, как показывает история, многие властители удивительно быстро совершили свой тревел от правящего кресла до виселицы. Нет-нет, и такой финал экс-президенту не грозит. Он застрахован даже от пожизненного заключения. Упомянутый прокурор Кравченко объяснил несколько месяцев назад – почему. Потому что на момент совершения преступления закон такого наказания не предусматривал. Однако важен принцип: с окончанием войн их прислужники зачастую становятся их жертвами.

После Второй мировой в Венгрии расстреляли целую пачку премьер-министров, последовательно сотрудничавших с гитлеровской Германией. "Кондукэтор" Ион Антонеску (румынский вариант немецкого "фюрера" и итальянского "дуче") успел перед расстрелом прокричать: "Канальи! Канальи!", требуя, чтобы экзекуцию провели солдаты, а не жандармы, но сути дела это не поменяло. Наступление мира для подобных персон порою одно и то же, что подогнанные к подъезду похоронные дроги.

Война на Донбассе в этом смысле некоторый залог благополучия для Виктора Федоровича. Один из немногих видов стабильности, который ему ныне доступен. По идее, он должен ежевечерне молить своего Бога за ее продолжение. Хотя все-таки и здесь абсолютных гарантий нет. Янукович, конечно, птица важная. Не чета заштатной украинской журналистке Елене Бойко.

Последняя так рьяно пропагандировала "русский мир", так сражалась за него на ведущих российских каналах, что, казалось бы, имела право рассчитывать на некоторую взаимность со стороны Кремля. Но нет, беднягу отправили прямо в лапы "украинской хунты". "Россия своих не просто бросает, – со слезами в голосе оценила такой кульбит сама Бойко. – Она их пережевывает и выплевывает. Меня вышвырнули, как использованную грязную тряпку".

Ее вышвырнули, как скромную ветошь, в которую не завернуты никакие секреты. Янукович – тряпка монументальная. И секретов, таящихся внутри него, хватает. И пока что этот фактор является основным сдерживающим. Именно поэтому Путин пока еще держит его при себе, как диванную собачку. Но вечностью тут отнюдь не пахнет. Дальнейших вариантов развития событий, вероятно, три.

Самый благоприятный для экс-президента: Путин живет, хоть и несчастливо, но долго, и просто забывает о Викторе Федоровиче. И тот так же – несчастливо, но долго – доживает свой век, время от времени предаваясь воспоминаниям о Межигорье, пеньках и золотом батоне.

Второй вариант: Путин, пытаясь избавить Россию от клейма страны-изгоя, решает прекратить войну на Донбассе. Янукович становится разменной монетой. Путин всячески выказывает готовность отдать его украинской стороне. "Пережевав и выплюнув", как ту же Бойко. Однако кошмар экс-президента заключается не в том, что данный торг состоится. А в том, что его не будет. Хранящий секреты Янукович как-нибудь по-тихому умрет в своей нынешней усадьбе от сердечного приступа. Какая-нибудь парочка туповатых эфэсбэшников потом расскажет Маргарите Симоньян, что в этом районе произрастают такие чудные шпили, на которые просто невозможно наглядеться.

Третий вариант: Путин уходит. Из жизни или с политической арены. И новой власти Янукович нужен не больше, чем долги венесуэльского правителя Мадуро тем, кто буквально в эти часы идет ему на смену. Вот тогда-то Виктора Федоровича "реструктуризируют" и передадут, наконец, Украине. Со всеми его секретами, которые к тому времени, вероятно, будут интересовать историков больше, чем современников.

И тогда ему уже придется молиться не о войне, а о том, чтобы в нем, как в чилийском Пиночете или в немецком Хонеккере, поселилось какое-то неизлечимое заболевание. Чтоб он умер в своей постели. Или хотя бы в тюремном госпитале. Не хлебая баланду и не глотая чифирь, в отношении которого нашего "дважды несудимого" можно признать чем-то вроде высококлассного сомелье.

Именно к тому времени, вряд ли раньше, и нужен будет тот приговор по делу о госизмене, который сегодня начали зачитывать в суде.