Сервер vs Brexit. Кого могут посадить раньше: Петра Порошенко или Бориса Джонсона

2019-06-04 10:25:00

126 0
Сервер vs Brexit. Кого могут посадить раньше: Петра Порошенко или Бориса Джонсона

В Украине ГБР начало "досудебное расследование относительно возможной потери должностными лицами Администрации президента Украины материальных носителей секретной информации, содержащих государственную тайну".

В Британии Бориса Джонсона, главного претендента на пост премьер-министра, вызвали в суд. Истец, подавший иск, обвиняет одного и крестных отцов Brexit во лжи. Тот, будучи мэром Лондона, завышал цифры взносов, которые страна перечисляла ЕС, дабы убедить соотечественников "развестись" с Брюсселем.

Джонсону грозит серьезное наказание – вплоть до пожизненного заключения.

Что грозит Порошенко и его окружению – пока неясно. Выбранная линия обороны сводится к тому, что вся техника из ситуационной комнаты АП была арендована на средства Порошенко, поэтому ее возвратили владельцу, а секретной информации на ней не было.

В этой связи вспоминается диалог из перестроечного фильма Тенгиза Абуладзе "Покаяние":

- Скажите, эта дорога приведет к храму?
- Это улица Варлама. Не эта улица ведет к храму.
- Тогда зачем она нужна? К чему дорога, если она не приводит к храму?

Зачем нужна ситуационная комната со всем ее оборудованием, если там нет никаких секретов?

Но это, собственно, так – детали.

Инцидент с пропавшими серверами – всего лишь один из фактов бурной биографии Петра Алексеевича, который удостоился внимания Государственного бюро расследований. Депутат Виталий Куприй ранее насчитал целых 18 эпизодов, которые, по его мнению, следовало бы квалифицировать как преступление. Среди них, к примеру, теневые схемы Курченко, Ложкина и других лиц, якобы реализованные в интересах Порошенко и приведшие к разворовыванию Госбюджета на сумму около $80 млн.

Свои заявления в различные инстанции, которым надлежало бы на все это отреагировать, истец писал в период каденции пятого президента. Результат был нулевой. В конце мая перечень того, что Куприй инкриминирует бывшему гаранту, он сопроводил фразой: "Готов в качестве генпрокурора довести эти дела до логического конца, арестовать (с последующей конфискацией) все имущество Порошенко и обеспечить ему тюремное заключение до конца жизни".

В этом месте можно было бы сказать, что по угрозам, нависшим над их дальнейшей карьерой и судьбой, Джонсон и Порошенко сравнялись. Но это, разумеется, не так.

Британия – это не только страна с торжеством парламентаризма. В ней действительно существует разделение властей. И поэтому судебная ветвь может, в зависимости от конкретных обстоятельств, казнить или миловать даже тех, кто находится (либо находился) на вершинах любой другой ветви. Например, исполнительной.

В 2012 году Крис Хьюн, министр по делам энергетики и изменения климата, вынужден был подать в отставку после того, как вскрылся его обман при нарушении ПДД. А год спустя его и его жену (которую он втянул в это некрасивое дело, попросив сказать, что это она была за рулем) приговорили к 8 месяцам лишения свободы. Справедливости ради следует заметить, что все подробности вскрылись уже после развода: уличив мужа в измене, миссис Прайс сама обо всем рассказала.

В конце 1990-х островитяне пристально следили за развитием судебного процесса над Джонатаном Айткеном. Он долгое время входил в состав британского кабинета, сформированного консерваторами. В 1992 году его назначили на пост министра по оборонным закупкам в правительстве Джона Мейджора. В 1994-м он стал главным секретарем Казначейства. Год спустя ушел в отставку, будучи обвинен в нарушении правил госслужбы. Расследование выявило, что он занимался махинациями при торговле оружием. К тому же уговорил свою дочь-подростка солгать под присягой. Результат? 18 месяцев тюрьмы, из которых он отбыл семь.

В The Guardian, которая первой написала о злоупотреблениях Айткена и с которой он безуспешно пытался воевать, пытаясь в числе прочего запретить к показу документальный фильм "Джонатан Аравийский" об этом деле, до сих пор считают, что высокопоставленный чиновник отделался легким испугом. Скрыл от суда значительную часть собственности, избежал уплаты штрафа в £1,5 млн. Год назад издание опубликовало любопытную информацию: Айткен принимает священный сан и планирует служить внештатным тюремным капелланом, не получая за свою работу зарплату.

Подобные прецеденты свидетельствуют: Джонсону могут боком выйти его красные агитационные автобусы. На них был написан один из главных лозунгов кампании за Brexit: "Мы отправляем в ЕС 350 млн фунтов в неделю. Давайте вместо этого финансировать наше здравоохранение". Неплохой призыв, построенный, однако, на лжи (Британское статистическое ведомство почти сразу опровергло эту цифру).

Еще одним козырем Джонсона было культивирование страха в стране. В фильме Brexit есть эпизод, где женщина-колясочница, держа киношного Джонсона за руку, воодушевленно говорит, как она с ним согласна. Мол, все правильно, нам нужно выходить из ЕС.

- 70 миллионов турок приедут к нам – это же очень страшно!

- Но вообще-то мы не знаем, сколько точно и когда.

- У вас тут в листовке написано, - она протягивает Джонсону бумагу, - вот, вот…

- Да, - отвечает тот в некотором замешательстве, - но это же фактическое население всей Турции…

Ложь, помноженная на страх, – формула Brexit по Джонсону. Принцип его политики – в этом вопросе уж точно.

Подобная формула последние годы прописалась и в Украине. Даже сейчас, когда Порошенко покинул Банковую, "птенцы гнезда Петрова" – его сторонники, симпатики и приближенные – продолжают играть на фобиях. Иски в отношении бывшего гаранта пытаются представить как покушение на судьбу Украины. Чуть ли не как сдачу страны Путину. Хотя речь в этих исках (по крайней мере, в части) идет о подозрении в преступлениях, связанных с коррупцией и воровством. За которые должен ответить конкретный человек. Никакой политики. Механизм исключительно Уголовного кодекса.

Примерно такой, как сработавший в Южной Корее против президента страны Пак Кын Хе, которую в прошлом году приговорили в итоге к 25 годам тюрьмы и штрафу в $17,8 млн. Кстати, в недавней истории Кореи было еще два президента, которые по-разному поплатились за коррупцию: Ро Дэ У и Но Му Хён. Первому после ухода с поста присудили 22 года тюрьмы. Второй, после обвинений в получении взятки на $6 млн, покончил жизнь самоубийством, прыгнув с обрыва.

Когда свершится правосудие в отношении Бориса Джонсона, трудно сказать, даже перечитав "Законы Паркинсона". Однако почти нет сомнения в том, что, если вина Джонсона будет доказана, у него появится возможность оценить изящество формулы Иосифа Бродского: "Тюрьма – недостаток пространства, возмещенный избытком времени". Можно будет даже засесть за мемуары или написать, в пику Черчиллю, свою "Историю англоязычных народов".

Что будет с Петром Порошенко – сегодня сказать невозможно. У нас, не считая сбежавшего Януковича, просто нет прецедентов

Но когда-то они должны появиться. Иначе в Рейтинге стран мира по уровню восприятия коррупции Украина продолжит делить 120-е место с Либерией, Малави и Мали. И это тогда, когда Великобритания вместе с Германией находится на 11-й строчке.

Чудес не бывает. Мы либо идем в Европу. Либо воруем, берем взятки, врем, ищем "скрепы" и нагнетаем страх. И всячески отказываемся от вдохновляющего примера Джонатана Айткена: прийти к святости через тюремный опыт.