Землераздирающая история. «Игра престолов» от «слуг народа»

2019-09-23 14:56:01

217 0
Землераздирающая история. «Игра престолов» от «слуг народа»

Землераздирающая история. «Игра престолов» от «слуг народа»

Мы все испорчены «играми престолов», поэтому подспудно ждем от представителей власти сложных интриг и многоходовок. Но давайте признаемся, с сюжетом и главными героями нам не повезло – как минимум, в земельной сфере.

Правительство опубликовало законопроект, регулирующий открытие рынка земли.

Наиболее дискутируемое (на сегодняшний момент, пока бенефициары не вчитались в сопутствующие тезисы) положение земельной реформы - опосредованная возможность для нерезидентов покупать украинскую сельхозземлю. Согласно документу, приобретать право собственности на нее смогут граждане Украины, территориальные общины, государство и украинские юридические лица. Основателем «украинского юридического лица» могут выступать иностранцы при условии регистрации компании в нашей стране.

Тезис «иностранцы смогут покупать землю в Украине» настолько резонансный, что изначально вызвал предположение о том, что он выполняет техническую функцию громоотвода

Стратегически заложить заведомо токсичную норму – «прислушаться» к общественности - героически ее отменить – обеспечить беспроблемное прохождение остальной части документа. Не самая сложная двухходовка, описанная в народном творчестве как принцип «купи козу-продай козу», которая, несмотря на свою заезженность, редко когда подводит.

Эта версия была настолько очевидной, что воспринималась в кругу не чуждых аграрному рынку и политике в целом людей как базовая.

Но, как уже говорилось, мы все испорчены «играми престолов».

Подспудно мы ожидаем, что имеем дело с хитрым умным Мизинцем, в то время как у нас есть Тимофей Милованов.

Потому если написано «иностранцы» - так оно и есть. Линейно.

МЭРТ довольно неуклюже пытается сместить дискуссию с общего «Нужны ли иностранцы на первом этапе земельного рынка»  к частичному «Как мы будем узнавать кто за ними стоит». Это превентивный ответ на аргумент «Путин купит», который, к чести сельхозпроизводителей, они не выдвигали. Возможно, пока.

Справедливости ради, Путин, а точнее российский капитал, вряд ли купит нашу землю.

Более того, российские аграрии и сами столкнулись с тем, что иностранцы покупают  сельскохозяйственную землю в РФ, хотя де-юре сделать этого не могут. 

Обратимся, хоть это сейчас крайне непопулярно к российскому опыту. Это нужно сделать, раз уж архитекторы реформы приняли фактически как кальку российский ее вариант.

В начале 2000-х премьер-министр РФ Михаил Касьянов продвигал сверхлиберальный вариант законопроекта о рынке земли. Он предусматривал, в частности, возможность покупки земли иностранцами за исключением приграничных районов и земель с особым статусом. Вокруг этой нормы в Госдуме разразилась настоящая война, которую возглавили коммунисты и представители Аграрной партии.

В прессе тех лет можно найти забавные описания,  как зюгановцы блокировали трибуну и пели «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой», призывая не допустить распродажи родины. В итоге норма о праве нерезидентов на покупку земли была исключена и отдельно закреплено, что юридические лица, контрольный пакет в которых принадлежит иностранцам, могут пользоваться землей лишь на правах аренды.

 Коммунисты тогда выиграли бой, но проиграли войну.

Для российских юридических лиц, с долей иностранного капитала 49% и ниже никаких ограничений на покупку не было. Это почти наш с вами случай, с той лишь разницей, что в украинском варианте, насколько известно, пока даже нет требования по отсечению иностранного контрольного пакета (скорее всего, оно может появиться, но ситуацию это не изменит).

Право юрлиц приобретать землю стало лазейкой для иностранцев. Например, «транснационалы» создавали на внутреннем рынке дочерние компании, те, в свою очередь, основывали своих «дочек», те –«внучек» и такая «внучка», считавшаяся уже местной, могла купить земельный участок.

Либо офшорная компания создавала с местными партнерами компанию Х, в которой иностранному партнеру принадлежала вполне устраивающая регуляторные органы треть. Право контроля при этом гарантировалось привилегированными акциями, которые дают преимущество их держателю.

По данным проекта Land Matrix, в России сейчас иностранцами контролируется около 3 млн га земель. При площади обрабатываемой пашни в 100 млн га это объективно немного. Можно было бы экстраполировать тенденцию на украинский рынок и расслабиться, но, во-первых наши площади существенно меньше и, во-вторых, России не надо было опасаться самой России.

План выровнять для украинского фермера доступ к дешевым кредитным ресурсам с теми возможностями, которыми располагает иностранный конкурент, потратив на это 4,4 млрд гривен, не выглядит жизнеспособным. 

 И дело даже не в том что 4,4 млрд грн или менее 200 млн долларов не сопоставимы с ресурсами одного только условного фонда Franklin Templeton. А в том, что получая деньги от государства, украинский аграрий всегда задает себе вопрос «Что взамен?»,  а выход из тени  за госпомощью рассматривает как риск слишком пристального внимания к своей персоне в дальнейшем (и довольно часто он полностью прав в своих подозрениях).

Практика не внушает оптимизма: последние два года в Украине действовали программы компенсации процентных ставок в АПК, в том числе персонализированные, для фермерских хозяйств. Условия были лояльными, кредиты дешевыми, правительство в лице Минагро оббивало пороги профильных ассоциаций, умоляя хотя бы прийти и  попробовать -  но очередь из фермеров к банкам не выстраивалась. Есть подозрение, что если назвать эти кредиты «земельными», ситуация не изменится.

Long story short: на первом этапе на рынок нельзя выпускать юрлиц. Аргумент о том, что сужение круга потенциальных покупателей до граждан Украины не позволит ценам на землю вырасти до потенциального максимума - это категория новых мифов, которыми подменяются старые. При большом количестве заброшенных пустующих полей в Украине, маловероятно,  что международные, да и украинские, фонды сойдутся в смертном бою за один конкретный пай, обогащая его владельца. А вот украинские «заробитчаны», которые могут купить землю в родном селе  – это очень понятный,  масштабный, и главное – социально приемлемый для жителей этого села источник денег и двигатель земельного рынка.

Конечно, все мы ждем крупных международных профильных инвесторов, которые придут в наш родной АПК и засеют его деньгами.

При условии внятных правил ведения бизнеса, налоговой прогнозируемости, общеэкономической и политической стабильности такие международные компании с пониманием отнесутся к ограничениям на украинском рынке земли. А если нет – то, возможно, их вдохновит арабский фонд SALIC, который совершил крупнейшую в истории украинского АПК сделку по покупке активов холдинга «Мрия» в самый разгар моратория.

Параллельно с ожиданием инвесторов, мы также ждем членов Кабмина, которые будут хотя бы немного сопоставимы с масштабом персонажей сериалов. Пусть не «Игра престолов», так хотя бы «Слуга народа».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ: