Мнение: Тьма египетская

Наши люди уже не первый год свободно путешествуют по странам и континентам, но по-прежнему удивляют мир

Жара такая, что мое мясо превращается в студенистую массу, филе в желе. "Пежо" динамовской расцветки и сборки времен Тутанхамона натужно пылит в сторону Дахаба. Ручка управления климат-контролем – это стеклоподъемник. Стекло опущено до конца, и пыли ничто не мешает пудрить мою северную бледность – раньше, чем это сделает египетское солнце. Водителя зовут Мохаммед (самое редкое имя на этой планете), и он чертов меломан. Я обреченно начинаю подпевать дивному певцу, это несложно – текст состоит из звуков "А", "О", "У" и пары вздохов, но Мохаммед недоволен. "Ноу сингинг!" – "Вай?!" – "Бикоз ит из Коран!". Ну хорошо, Коран так Коран…

Тысячи таких, как я, ежегодно добираются до Египта. Хургада давно переименована в Красноморск. А статистика отмечает, что звание самых пьющих территорий в сезон отпусков переходит от стран бывшего СССР к Таиланду, Турции, Кипру. И к Египту, конечно же. "Знаешь, что я заметил?" – сказал мой водитель, когда покончил с религиозным экстазом и потянулся к светскости. – Если приезжает некрасивая вумен и некрасивый мен – это голландцы. Если мужчина ого-го, а его хабиби не очень – это итальянцы или испанцы. Ну а если наоборот – извини, это о вас". По-моему, он даже не сказал "извини", и тут же получил от меня в ответ: "Ваши женщины вообще непонятно как выглядят, хвала хиджабу".

Давайте посмотрим в птичьи глаза бога Тота, который отвечал за правду в Древнем Египте: из сотни наших туристов 99 делают если не все, то очень многое, чтобы местное население относилось к нам как к разновидности верблюдов, приносящих вместо шерсти и молока доллары и евро. С другой стороны, нынешние потомки бедуинов тоже имеют мало общего с героическим народом, пропиаренным Тацитом. История повторяется, только теперь не германцы с востока, а бывшие скифы ведут холодную войну на жарком отдыхе в бывшей самой южной колонии Древнего Рима.

В каждой войне есть свои знаковые фигуры, и я хочу воздать почести безымянным героям, искренне восхитившим меня своей беззаветной преданностью мудрой идее "показать этим чуркам, кто в доме хозяин".

Итак, на пятом месте хит-парада располагается пухлопузый одессит, громко рассказывавший в самолете, что тырить полотенца и халаты из номеров – уже беспонтово: "Когда чурка приходит убирать номер, он свою телегу с полотенцами и прочим оставляет в коридоре. А там, короче, куча косметики, гели для душа, неплохие шампуни. Выхватываешь пару упаковок, пока тот не видит. Теща у меня так уже два года счастлива".

На четвертой позиции выпивающие перед взлетом соотечественники, поведавшие о том, какую бесподобную шутку они провернули с персоналом отеля: "Когда египтоидам оставляешь на постели деньги за уборку номера, они из полотенец всякие штуки выготавливают. Могут лебедей слепить, всякие сердечки. Мы бакшиш не давали – нечего им булки расслаблять. А сегодня утром, когда уезжали, я им из полотенец *уй выложил, вот на телефоне фотка есть".

Третьей в свой пантеон я определил богиню плодородия земли украинской (исходя из ее объемов), набравшую за завтраком в свои сумки, руки и карманы колбас-ананасов как минимум на несколько дней вперед. Махонький, как Давид против Голиафа, работник отеля твердо встал на пути мадам, вознамерившись обучить ее отельным правилам по экспресс-методике. Выслушав его, она демонстративно вывернула содержимое сумки с едой на пол в холле, и весело катящиеся апельсины показали зануде всю тщетность его попыток.

О следующей паре героев мне рассказали в офисе туристической компании. В пятизвездочном отеле, славящемся своими коврами в номерах постояльцев, чета из Кривого Рога умудрилась вырезать кусок ковра из-под дивана и "на халяву" получить дорожку полтора на два с половиной метра.

А на первом месте… на первом месте окажусь я сам. Резец и молот будут в моих руках, когда в лучах закатного солнца приближусь я к пирамиде Хеопса. Застынут в изумлении гиды и стражи, парализованные геростратовым замыслом моим. И вздрогнет первое чудо света, когда корявым почерком начну выводить я блоковы строки: "…Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы, с раскосыми и жадными очами!"

Уже скоро, други мои! Новый год со всеми втекающими напитками и вытекающими последствиями не за Синайскими горами! Нужно креативненько подготовиться к отдыху, чтобы потом, похохатывая и похлопывая себя по загорелым ляжкам, рассказать о том, как удивляли мы этот смешной народец. Который, как цирковой мишка, подпрыгивая и скалясь в своей сувенирной лавке, произносит заученную с нами вместе фразу: "Юсенькотак! Адыхатьнеработать! Давайдавайсваейбабепакупай! Яхахолитыхахол-кидайбабкинастол!"

Андрей Доманский, телеведущий