Заграница не поможет. Почему настоящую демократию украинцам придется строить самим

Настоящая демократия, это когда народ сам решает свою судьбу и учится нести ответственность за свои решения. А не обвиняет во всем Путина, МВФ, президента, правительство, парламент и неизвестно кого, но только не себя. 

Как известно, слово "демократия" происходит от греческих слов δῆμος (народ) + κράτος (власть) и дословно означает "народовластие". Иными словами, демократия — это самоуправление определенного народа. 

В древних Афинах она была прямой и непосредственной, хотя и ограничивалась участием в управлении полисом лишь совершеннолетних свободных мужчин, имевших статус граждан. 

В современных государствах граждане в большинстве своем принимают участие в управлении через органы представительной демократии. Хотя иногда (например, в Швейцарии или Калифорнии) народ довольно часто принимает важные решения на референдумах и плебисцитах, без посредничества представительных институтов.

Народовластие может принимать различные формы. И мы интуитивно понимаем, что такое власть. Если совсем просто, то это принятие обязательных к исполнению решений и способность обеспечить их выполнение/соблюдение, независимо от желания отдельных субъектов, которым они адресованы. 

Но мы редко задумываемся, какое сообщество может считаться "демосом" — народом. Потому что демократия возможна лишь при наличии зрелой нации, способной самоорганизоваться в политию — политическое сообщество.

В далеком уже 1993 году Конституционный суд Германии, исследуя конституционность отказа от части суверенитета ФРГ в пользу Европейского Союза в своем знаменитом Маастрихтском решении, задался вопросом: является ли Европейский Союз "политией". 

Ответ суда был отрицательным, поскольку Евросоюзу (по крайней мере, на то время) не хватало "постоянного и свободного взаимодействия общественных сил, интересов и идей, в результате которой политические цели уточняются и модифицируются, и в результате которой общественное мнение формирует политический курс". 

Иными словами, в настоящей демократии политические решения рождаются в постоянном взаимодействии граждан и органов публичной власти. Более того, граждане должны осознавать сущность и влияние этих решений на их жизнь.

Это одно из наиболее известных решений одного из самых влиятельных и авторитетных конституционных судов мира. Оно со всей серьезностью воспринимает главную аксиому демократии: "источником власти является народ". Народ, как полития. 

Потому что демократия — это больше чем выборы, это постоянная живая связь между избирателями и институтами публичной власти. И постоянное воздействие простолюдинов на принятие политических решений. 

Поэтому настоящая демократия не гарантирует правильных или эффективных, или лучших решений, но она обеспечивает причинно-следственную связь между преференциями избирателей и решениями представительных органов, которые они выбирают.

Именно поэтому настоящую демократию невозможно насадить извне. Ее не могут построить "под ключ" иностранные советники и консультанты. Она не может вырасти на гранты международной технической помощи или под давлением международных финансовых институтов. 

Потому что настоящая демократия, это когда народ сам решает свою судьбу и учится нести ответственность за свои решения. А не обвиняет во всем Путина, МВФ, президента, правительство, парламент и неизвестно кого, но только не себя. 

Демократия — это взросление, не гарантирует от ошибок (скорее предполагает их наличие), но дает бесценный опыт обучения на собственных ошибках и воспитывает мужество брать на себя ответственность за собственную судьбу.

В своем нашумевшем замечательном выступлении с перечислением ТОП-10 основных ошибок Запада в Украине, экс-посол Канады в Украине Роман Ващук проиллюстрировал на украинском примере принципиальное противоречие между развитием демократии и реформами, которые проводятся под давлением извне. (Речь идет о зачитанном экс-дипломатом на онлайн-конференции Научного общества имени Шевченко в Канаде (The Shevchenko Scientific Society of Canada) докладе об ошибках в проведении "западных реформ" в Украине — Ред)

Да, такие реформы могут быть полезными для государства в краткосрочной перспективе, как лечение ребенка против его воли может пойти ей на пользу.

Но такое "внешнее управление во благо" обрекает общество на вечный инфантилизм, препятствует его взрослению и превращению в политию.

Символично, что "наши западные партнеры", лоббируя реформы в Украине после Майдана, выбрали своими главными союзниками именно инфантильных "общественных активистов" с весьма ограниченным жизненным опытом. Эти шумные и самоуверенные "реформаторы", символом которых стал Виталий Шабунин, как правило, никогда не воевали, никогда не создавали собственный бизнес, никогда не торговали, чтобы выжить в лихие 1990-е и даже редко пробовали нелегкий хлеб госслужбы. 

И именно поэтому, вместо того, чтобы коммуницировать с нашими западными партнерами о настоящих болях и надеждах украинцев, спорить с ними о диагнозе и методах лечения украинского общества, они только гениально держали нос по грантовому ветру, работая не на украинское общество, а на своих грантодателей.

К сожалению, наши западные друзья перепутали героизированное в их сознании "гражданское общество" (которое, в основном, превратилось в коллективного подрядчика западных посольств и международных финансовых институтов) с украинским народом.

А настоящая демократия это о народе (we the people), а не о профессиональных активистах, которые уверены, что знают правильные решения любой проблемы. Настоящая демократия — это о тех забытых всеми реформаторами "маленьких украинцах", которые "вдруг" проголосовали за Зеленского-Голобородько весной 2019-го. 

Тех украинцах, которые, разговаривая на суржике, погибали за Украину на восточном фронте и ехали в Польшу или Россию на заработки, чтобы как-то прокормить семью. Которые не платят налоги и не делают отчислений в Пенсионный фонд, потому что перманентно не доверяют государственным институтам и не надеются дожить до пенсии.

И потому Западу пора определиться: он предпочитает помочь Украине стать настоящей демократией — политией, в которой voluntas populi suprema lex. Или же стремится окончательно превратить Украину в "экспериментальную площадку", на которой можно осуществлять рискованные социальные опыты, которые западные народы никогда не позволят проводить над собою у себя на родине.

И украинцам пора понять, что реформируясь только через наставления из Берлина или Брюсселя, через окрики из Вашингтона или остановки кредитования от МВФ, мы никогда не повзрослеем, не одолеем свой инфантилизм и не станем настоящей политией, в которой только и возможно демократическое правление.

Перевод Фокуса.

Первоисточник на языке оригинала. 

Публикуется с согласия автора.