Как мир борется с пандемией. Три работающие стратегии и одна уникальная — украинская

По официальной статистике от Минздрава, наши ковидные больницы стабильно остаются полупустыми — то есть, совсем не нуждаются в разгрузке. Еще и ценой обнищания половины украинцев. Так, есть ли у власти стратегия преодоления пандемии?

Лично я сдержанно отношусь к слову "стратегия", поскольку в наших реалиях это, в основном, только пафос на бумаге. 

Однако попытки ее сформулировать, если не развивают интеллект, то хотя бы увеличивают осведомленность в проблеме, приносят пользу и для чиновников, и для нас, потребителей их управленческого менеджмента.

Один из главных и глобальных выводов о новой коронавирусной инфекции: она подчиняется общим научным законам — эпидемиологии, вирусологии и патофизиологии, а оттуда — и лечение. Поэтому стоит пользоваться этими законами и прекратить "демонизацию" коронавируса. 

Какие стратегии борьбы с Covid, а также, с возможными будущими пандемиями, существуют в мире?

  • "Стратегия ликвидации (элиминации)".

 Жесткий и продолжительный (3+ мес) локдаун с закрытием границ с целью полного прекращения распространения инфекции в общинах, то есть до исчезновения новых случаев. За это время создается мощная система тестирования и отслеживания контактов, быстро ограничиваются повторные вспышки от "завезенной" инфекции.

Таким путем пошли Китай, Тайвань, Гонконг, Северная Корея, Новая Зеландия.

Сейчас стратегия элиминации признана оптимальной и по ограничению количества смертей, и по сохранности экономики. Уменьшение количества умерших по сравнению с соответствующими месяцами предыдущих лет продемонстрировано в Новой Зеландии. Экономический рост показал Китай.

Безусловно, условия успешной реализации стратегии элиминации серьезные:

— преданность политической власти интересам своего народа (цитата из ссылке)

  — развитая инфраструктура системы здравоохранения;

  — доверие населения к власти;

  — финансовая подушка для поддержки малообеспеченных слоев.

  •  "Стратегия подавления (супрессии)".

Менее жесткий и менее продолжительный локдаун с целью уменьшения новых случаев и выигрыша времени для увеличения объемов тестирования и создания логистики отслеживания контактов и изоляции.

Это позволяет отсрочить повторную волну, которая возникает после снятия локдауна, с которой борются новым локдауном, и цикл повторяется.

Такую стратегию применяет большинство западных стран. Сейчас — для выигрыша времени на проведение массовой вакцинации населения с целью создания коллективного иммунитета.

  • "Стратегия смягчения (митигации)".

Очень мягкие ограничительные меры с "неамбициозной" целью — временно разгружать переполненные больницы, с надеждой на естественное образование коллективного иммунитета.

Классический пример — карантин при эпидемиях гриппа.

С такой стратегии начала Швеция, но потом перешла на "стратегию подавления".

Теоретически, именно под эту категорию подпадает "плановый" и мягкий украинский локдаун с 8 января — при отсутствии даже обещаний использовать это время для увеличения тестирования и восстановления эпидемиологических расследований. Не говоря уже о массовой вакцинации, которая остается недостижимой мечтой — вакцины в стране как не было, так и нет.

 Но есть одно "но": по официальной статистике от Минздрава, наши ковидные больницы стабильно остаются полупустыми — то есть, совсем не нуждаются в разгрузке. Еще и ценой обнищания половины украинцев.

 Напрашивается классическая фраза о крестике и трусах.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.