Увидеть Париж и не умереть. Чем отличались встречи кандидатов в президенты с Макроном и кто извлек большую выгоду

  • Юрий Божич

Встречи Зеленского и Порошенко с европейскими лидерами больше играют на руку лидеру президентской гонки, чем действующему гаранту

"Конкуренты на президентских выборах в Украине перенесли свою битву в Париж", — написала Financial Times, едва стало известно о намерениях финалистов второго тура нанести визиты в главные европейские столицы. Функционал украинских политиков с первых лет независимости страны ориентирован примерно так же, как голова двуликого Януса: почти любой сигнал должен снискать расположение сразу двух аудиторий — домашней и зарубежной. В этом смысле нынешние "прогулки вдоль Сены" должны были не слишком отличаться, допустим, от встречи Петра Порошенко с Хиллари Клинтон, на тот момент кандидата в президенты США, в сентябре 2016-го. Но разница все-таки есть. Причем значительная. И именно она позволяет судить, достиг ли каждый из кандидатов той цели, которую перед собой ставил.

Если говорить о Порошенко, то ответ — нет. Во-первых, при встрече с Эммануэлем Макроном у него не получилось эксклюзива  — единственного, что могло хоть как-то приподнять его над непростой электоральной ситуацией, в которой он оказался после первого тура. Команда Зе своей расторопностью перечеркнула такую возможность. Действующий президент двинулся по маршруту своего соперника — с досадой и невозможностью что-либо изменить. Можно, конечно, все объяснить напряженным графиком самого Петра Порошенко: перед этим он посетил Ангелу Меркель в Берлине. Но вряд ли это соответствует действительности. Будь у нынешнего хозяина Банковой малейшая возможность опередить Зеленского, он наверняка скорректировал бы все свои планы в соответствии с ней. Однако, как пишет Бенуа Виткин в Le Monde, "когда Порошенко… стал добиваться переговоров, Елисейский дворец согласился, но добавил в повестку дня встречу с Зеленским, чтобы не создавать впечатления, что он покровительствует какому-то лагерю… Молодой и неопытный комик Владимир Зеленский, занимающий первое место (30,24% голосов), открыл бал в три часа дня, за ним последовал его соперник Петр Порошенко (15,95% голосов)".

Видимо, это довольно унизительная процедура — быть вторым для человека, привыкшего последнее время повсюду быть первым.

При встрече с Макроном у Порошенко не получилось эксклюзива — единственного, что могло хоть как-то приподнять его над непростой электоральной ситуацией

Можно сколько угодно убеждать общественность, что президентом двигали благороднейшие мотивы и рабочая необходимость, но любому понятно: Париж был нужен как рекламный предвыборный ход. Да и сам комментарий Порошенко в Twitter по горячим следам визита к Макрону выглядит смесью туризма с ностальгией. Что это вообще значит: рад встрече "с большим другом Украины"? У президента сейчас полно свободного времени для милых посиделок с хорошими друзьями?

Если Порошенко как глава государства хотел продемонстрировать уверенность в своем завтрашнем дне европейским партнерам, то это выглядело не слишком убедительно — иначе бы французское издание не стало подчеркивать процентное соотношение голосов двух соперников по итогам первого тура. Кроме того, ему вообще не было смысла кому-то доказывать, что его уважают зарубежные политики. Несмотря на то что у западных лидеров есть известное раздражение от того, что правление Порошенко — это медленные реформы и неизжитая коррупция, никто из них не бросит в него камень как в президента, добившегося значительных успехов на международной арене. В этом мало кто сомневается и внутри Украины. Если избирателя — того, который еще колеблется с выбором, — чем-то и можно было пронять, то отнюдь не внешней повесткой. Не пожиманием рук Макрону и Меркель. Не паркетными кадрами из Берлина и Парижа. А действиями на внутриполитическом поле. Иными словами, при всей неподъемной тяжести задачи сократить отрыв между ним и Зе Порошенко получил бы больше плюсов, отправься он в путешествие по родной стране, а не в Европу.

Вдобавок встреча с Меркель обросла негативной окраской. Порошенко тут был ни при чем, но канцлера Германии многие СМИ обвинили в односторонней поддержке одного из двух кандидатов в украинские президенты. Ее объяснение, что, мол, она решила пригласить того, с кем находится в постоянном контакте, а прерывать налаженный диалог не следует даже во время выборов, вряд ли кого-то убедило. Все это было шито белыми нитками: официальный Берлин решил поддержать официальный Киев. Так это расценили не только в Германии, но и вообще в Европе. Та же Le Monde писала: "Французская сторона придерживается мнения, что команда Владимира Зеленского остановила свой выбор на Париже, потому что считает, что Берлин полностью поддерживает кандидатуру Порошенко".

Насколько мудро поступила госпожа канцлер, в данном случае не слишком важно. Важно, что гастроли Петра Порошенко с участием ее и президента Франции практически не принесли ему бонусов. И наоборот, десант Зе на Елисейские Поля был, что называется, шаром в лузу. Если до этого момента Зеленского внутри страны воспринимали как фигуру, дающую надежду, но вызывающую опасения, способен ли он действительно изменить Украину, особенно с учетом своей размытой программы, и готовы ли с ним иметь дело мировые лидеры, то после Парижа ответ на второй вопрос стал очевиден: готовы.

Да, заявления об этом звучали и раньше. Например, Джон Хербст, директор Евразийского центра Атлантического совета в Вашингтоне и бывший посол США в Украине, подчеркивал: "Администрация Трампа будет работать с правительством президента Зеленского в случае его победы так же, как работала с правительством президента Порошенко, с которым она продолжит взаимодействовать, если Порошенко победит". Но мы живем в очень визуальный век. На исходе холодной войны можно было читать в прессе обнадеживающие официальные сообщения, но о потеплении проще всего было судить по кадрам, где Горбачев и Рейган прощаются после саммита в Рейкьявике. С тех пор в восприятии аудитории мало что изменилось. А каким образом следует воздействовать на аудиторию, для шоумена Зеленского не секрет.

Он сумел в Париже даже "отыграть" свой не слишком удачный телефонный разговор с Порошенко. Когда журналисты, настроенные к нему явно недружелюбно, в холле отеля спросили его о таком "недипломатическом" общении с главой государства, комик ответил в том смысле, что, пока он не президент, он может себе позволить чисто человеческую реакцию.

Напротив, для команды Порошенко парижская тема закончилась скандалом. После пожара в соборе Парижской Богоматери Тарас Березовец, политтехнолог и ведущий канала "Прямой", который связывают с Порошенко, написал в Twitter: "Макрону очень повезло, что после приезда Зеленского сгорел всего лишь собор Парижской Богоматери. А мог бы и Елисейский дворец вспыхнуть". И тут же получил ответ от посла Франции в Украине Изабель Дюмон: "Как вам не стыдно?! Позор". Вначале последовали невнятные реплики Березовца — мол, чем его шутка отличается от шуток "Квартала 95", "за которые в Европе он (Зеленский. — Фокус) давно бы оказался без работы". Потом — извинения перед послом на английском языке. Но осадок от словоизвержения, изяществом не уступающего танцу слона в посудной лавке, остался.

При всей неподъемной тяжести задачи сократить отрыв между ним и Зе Порошенко получил бы больше плюсов, отправься он в путешествие по родной стране, а не в Европу

Означает ли все вышесказанное, что в Европе и мире на Зеленского после парижского турне стали смотреть в целом позитивнее? Скорее, нет. Запад до сих пор не может понять, какую внешнюю политику он будет проводить. А кроме того, как пишет Дэвид Кларк в Financial Times, "украинцы, надеющиеся, что его (Зеленского. — Фокус) избрание даст им перемены, которых они жаждут, рискуют оказаться разочарованными. Г-н Порошенко, несмотря на все его недостатки, обеспечил стабильное руководство и постепенную реформу. Он выиграл президентское кресло пять лет назад, потому что, как в свое время с энтузиазмом говорил мне украинский друг, он был лучшим выбором из предложенных. Возможно, это не то, что хотят услышать многие украинцы, но это может быть и сегодня".

Можно согласиться, пожалуй, почти со всеми тезисами автора, оставив на его совести лишь его же робкое пророчество. В конце концов, что бы ни думали на Западе о перспективах двух кандидатов, каждому из них прежде всего нужно выиграть выборы. Пока что их турне в стиле "галопом по Европам" оставляет больше шансов на победу комику, чем действующему президенту. Хотя ни для первого, ни для второго ключевым ресурсом, способным радикально изменить электоральные соотношения, оно не является.