Божественный фарс. Конфликт между Филаретом и Епифанием может стоить Украине томоса

2019-05-13 12:30:00

6296 84
Божественный фарс. Конфликт между Филаретом и Епифанием может стоить Украине томоса

Фото: glavred.info

Филарет захотел возродить УПЦ Киевского патриархата. Фокус разбирался, чем владеют КП и ПЦУ, сможет ли Константинополь отозвать томос и чего добивается 90-летний патриарх

В 2018 году по поисковым запросам «томос» занял у украинцев третье место, уступив лишь «биткоину» и «кори». Об этом сообщил в минувшем декабре Google Украина. Тогда большинство населения – включая, очевидно, и религиозную общественность – попросту не знало, что это за зверь. Сегодня граждане просвещены: томос – это, в нашем случае, предоставление автокефалии Православной церкви Украины со стороны Константинополя.

Однако само его дарование Вселенская Патриархия увязывала с тем, что в Украине появится единая поместная церковь и будет избран ее предстоятель. Все вроде бы так и произошло. В середине декабря состоялся Объединительный Собор. Буквально накануне него УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь – два краеугольных камня, из которых надлежало построить новую единую церковь, - приняли решение о самороспуске. Митрополит Епифаний (Думенко) покинул Собор в ранге главы ПЦУ. А 6 января сего года, в канун православного Рождества, Вселенский Патриарх Варфоломей в соборе Святого Георгия в Стамбуле вручил ему долгожданный томос. Consummatum est! – Свершилось!

Патриархат – это я!

Конечно, нельзя было не заметить, что реализация задуманного проходила не слишком гладко. У каждого из участников событий были свои интересы и взгляды на то, чем и как это все должно завершиться. Если бы не политическая воля президента Порошенко, которому томос был нужен как продукт из «лавки достижений» в период избирательной кампании, вряд ли бы вообще можно было урегулировать все противоречия, которыми все это было окутано. Пока у Порошенко оставался интерес влиять на процесс, борьба амбиций оставалась во вполне приемлемых рамках. Потом ситуация вышла из-под контроля. И на минувшей неделе вдохновитель и промоутер всех побед на ниве независимости украинского православия Филарет (Денисенко) заявил: «Киевский патриархат не ликвидирован. Это хотят представить, как то, что он ликвидирован. Ликвидировать Киевский патриархат может тот, кто его создал».

А накануне появилась информация о том, что на 14 мая – день, когда отмечается память святого великомученика Макария, митрополита Киевского, - он собирает духовенство «для братской беседы». Приглашения, подписанные рукой Филарета, были сделаны на бланках Киевского патриархата. Эксперты предположили, что в ходе этой «тайной вечери» 90-летний старец намерен поднять вопрос о восстановлении УПЦ КП, у кормила которой он вновь и станет. Тем более что вначале Епифания даже не пригласили на эту «братскую беседу».

Существует ли Киевский патриархат сегодня?

Формально, да. Как и УАПЦ, которую возглавляет митрополит Макарий (Малетич). Об этом свидетельствуют данные Единого реестра юридических лиц. Согласно ним, «Киевская патриархия Украинской православной церкви Киевского патриархата» не находится в стадии ликвидации. Являясь в своей организационно-правовой форме религиозной организацией, она имеет в качестве руководителя патриарха Филарета. То же самое можно сказать о другом юридическом лице – «Патриархии Украинской автокефальной православной церкви», которую возглавляет митрополит Макарий.

Из этого следует, что Постановление Поместного собора УПЦ КП от 15 декабря 2018 года, в котором говорилось о прекращении деятельности этого религиозного объединения путем «присоединения к создаваемой Православной церкви Украины», является чем-то вроде протокола о намерениях, призванного произвести приятное впечатление на Константинополь и открыть путь к получению томоса. Никаких обязательств на подписавшего его Филарета оно не налагает. Равно как и еще один документ, завизированный его подписью и адресованный Варфоломею. Где Филарет заверяет, что он не имеет намерения быть кандидатом на должность предстоятеля создаваемой церкви, а также не планирует «занимать какую-либо иную должность новой Церкви, кроме должности постоянного члена Синода».

И хотя директор департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш считает, что «любые разговоры об УПЦ КП возможны только в прошедшем времени», ссылаясь, в числе прочего, на то, что 30 января 2019 года состоялась государственная регистрация всех уставных документов УПЦ/ПЦУ - устав самой церкви и устав Киевской митрополии УПЦ/ПЦУ (и таким образом, мол, реализовались решения Собора от 15 декабря, и УПЦ КП прекратило свое существование юридически), неоспоримым фактом это вряд ли можно назвать. Кроме нестыковок с реестром, об этом свидетельствует сама история регистрации ПЦУ. С ней долго тянули, поскольку Филарет не отдавал документы для снятия Патриархии с регистрации. Детище, во главе которого стал Епифаний, вынуждены были с запозданием зарегистрировать просто как новое религиозное объединение. А не как структуру, созданную в процессе ликвидации и объединения УПЦ КП и УАПЦ.  

Кто чем владеет?

О юридических уловках Филарета заявил на днях и Епифаний: «Киевская епархия, которой непосредственно руковожу я, юридически закрепила принадлежность к Православной церкви Украины. Епархия в составе приходов Киева, что были до 15 декабря 2019 г. в Киевском патриархате, которой руководит патриарх (Филарет – Фокус), пока еще нет».

До того, как Минюст 30 января текущего года зарегистрировал ПЦУ, приходы УПЦ МП переходили именно в Киевский патриархат. За половину декабря и январь число таких парафий составило 185 – более трети от общего числа всех, кто решил «уйти от Москвы» с момента Объединительного собора. При таких раскладах о Киевском патриархате можно сказать: пациент скорее жив, чем мертв.

По словам Епифания, из 45 епархий 90% уже перерегистрированы как структурно входящие в ПЦУ. 40 епархиальных управлений утвердили свой статус в Минюсте. Однако некоторые, в том числе те, что находятся под властью Филарета, изменения в свои уставы не внесли.

Если основываться на этой статистике, то положение Епифания может показаться устойчивым. Однако на самом деле в этом конфликте он может превратиться в «бумажного тигра».

Не далее, как в феврале президент Порошенко говорил, что ПЦУ имеет всего 320 приходов. И за три месяца эта цифра едва ли могла слишком уж увеличиться. Это несопоставимо с числом приходов УПЦ КП - более пяти тысяч.   

Чего добивается Филарет?

В апреле мятежный патриарх заявил, что время для объединения всего «украинского православия в одну церковь» пока не наступило. «ПЦУ официально признана Вселенским (Константинопольским) патриархом. Но на Украине существует Киевский патриархат. Мы не удовлетворены статусом митрополии, - сказал он. - Но верим, что придет время, когда все православие признает украинскую церковь не митрополией, а патриархатом».

Предлог благовидный, однако о том, что украинская поместная церковь пребывает на положении митрополии, стало известно отнюдь не месяц назад. То есть у Филарета была возможность высказать свое несогласие гораздо раньше. Однако, похоже, тогда фактор Порошенко заставил его побыть в роли молчальника. Сегодня он ринулся в бой за власть, явно неудовлетворенный статусом «почетного патриарха» и «духовного наставника». И подтверждая правоту тех экспертов, кто полагает, что новая церковь в значительной степени держится за счет ресурса власти. «Теперь, когда Порошенко уходит, они остаются в подвешенном состоянии, - говорит, например, политолог Андрей Золотарев. - А Киевский патриархат, хоть и не признан, но имеет серьезную структуру, достаточное количество прихожан и авторитет самого Филарета. С чем остается Епифаний – непонятно».

Если Филарет восстановит УПЦ КП, то есть это объединение сохранит власть над всеми своими приходами, у ПЦУ таких «ячеек» останется мизер. К тому же велика вероятность, что его примеру последует УАПЦ с владыкой Макарием. Поступит ли Филарет так – неизвестно. Но сегодня такой его сторонник, как Иоасаф Белгордский (чьи приходы расположены в России с центром в Белгороде), заявляет о причинах, якобы побуждающих к таким действиям. По его словам, «при подготовке к Объединительному Собору между архиереями было обговорено - голосовать за Вл. Епифания, потому что управлять Церковью будут двое - Патриарх и Предстоятель (до кончины Патриарха). Было обещано это положение внести отдельной временной главой в Устав Церкви, который примет Поместный Собор, собранный после получения томоса. Если бы этого обещания не было, Вл. Епифаний не был бы Предстоятелем».

Иными словами, возвращение полноты власти для Филарета – вещь принципиальная. Не исключено, что второй мотив – денежный. Вручив Томос, Вселенский патриарх одновременно переподчинил себе заграничные приходы УПЦ КП и УАПЦ, которые давали существенную финансовую поддержку этим церквям. Если противостояние наберет обороты, тогда попытку возвращения зарубежных приходов исключать нельзя.

Хотя вполне возможно, что Филарету будет достаточно обретения доли власти внутри ПЦУ и смягчения позиции Константинополя к тому, чтобы расширить полномочия ПЦУ и хотя бы начать разговор о замене статуса митрополии на статус патриархии.  

Могут ли забрать Томос?

Вероятно, не сразу – вначале наверняка последуют какие-то переговоры, предупреждения, - но могут. Поскольку нарушение условий томоса является основанием для отзыва документа.

В истории такие прецеденты зафиксированы.

В 19-м веке Румыния обрела независимость, и церковь в стране объявила о своей автокефалии. На Фанаре такой шаг не признали. Томос удалось получить лишь после длительных переговоров 13 лет спустя. Однако условия документа были нарушены, и Иоаким III, бывший на тот момент Константинопольским патриархом, его отозвал. Вернуть законную автокефалию удалось лишь через семь лет, в 1885 году.

Еще одна история связана с Болгарией. В 1872 году там в одностороннем порядке провозгласили автокефалию. Взамен получили анафему Константинополя. Конфликт затянулся на 70 лет. В 1945 году томос таки был дарован. Однако статус митрополии болгар не устроил, и они 8 лет спустя провозгласили патриархат. Отношения с Фанаром снова испортились, и на уступки он согласился лишь в 1961 году – патриархат в Болгарии был узаконен.

Какие сценарии будут разворачиваться в Украине, мы скоро узнаем. Епифаний публично признает заслуги Филарета в деле обретения украинской церковью независимости, однако считает, что «возврат к предыдущей структуре Киевского патриархата означает возврат назад, в изоляцию, потерю Томоса и всех достижений церковной независимости».

В Константинополе же, как сообщает издание «Апостроф», конфликт между Епифанием и Филаретом прокомментировали пока что одним словом – «ужас».

Комментарии

Оставлять комментарии могут только подписчики. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.